04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БОРИС ЕФИМОВ: "МУССОЛИНИ И СТАЛИНА Я РИСОВАЛ С НАТУРЫ"

Матвиевская Нинель
Статья «БОРИС ЕФИМОВ: "МУССОЛИНИ И СТАЛИНА Я РИСОВАЛ С НАТУРЫ"»
из номера 121 за 15 Июля 2002г.
Опубликовано 01:01 15 Июля 2002г.
- Борис Ефимович, говорят, с возрастом у людей ослабевает память?- Вы, наверное, не поверите. Но я помню всенародное волнение по поводу русско-японской войны 1904-1905 гг., солдат в огромных маньчжурских папахах, имена бывших на слуху русских и японских военачальников, уличные частушки той поры. Помню и тревожные революционные дни 1905 г. Как сейчас стоит в глазах приезд в Киев в 1911 г. царя Николая II со cвитой придворных дам, генералов, сановников...Так началась наша беседа с легендарным художником Борисом Ефимовым.

Недавно в Москве прошла уникальная выставка "Сатирическая летопись века". На ней было представлено более 250 рисунков выдающегося мастера сатирической графики народного художника СССР Бориса Ефимова. А всего за 85 (!) лет творческой жизни им создано более 30 тысяч рисунков, плакатов, шаржей, написаны многие страницы воспоминаний. Родившись в последние месяцы XIX века, он вместе со своей страной пережил все трагические и радостные события ХХ и вступил в XXI активным их участником. Несмотря на возраст (101 год), он продолжает рисовать, писать, выступать.
Кроме всего прочего, Борис Ефимович - старый друг газеты "Труд".
- С этой газетой у меня связаны продолжительное творческое сотрудничество и самые лучшие воспоминания, - говорит художник, - и прежде всего о трудных для меня годах после ареста брата, известного журналиста Михаила Кольцова. Тогда я как "брат врага народа" был фактически изгнан из всех изданий, где работал (освобожден "по собственному желанию"). Помню, как 3 февраля 1940 года мне вдруг позвонили из газеты "Труд" и предложили там работать. Это странным образом совпало с расстрелом моего брата (2 февраля). Я, конечно, согласился. "Труд" в то время был фактическим органом Наркоминдела, который возглавлял В.М.Молотов. И поскольку она не имела такого статуса, как "Правда" или "Известия", возможности для сатиры были шире. Нужно сказать, что время тогда было непростое. В Европе шла война. Россия после известного пакта Молотова-Риббентропа сохраняла нейтралитет. На сатиру был надет крепкий намордник - слово "фашизм" исчезло из лексикона, и все стрелы направлялись в другую сторону - на противников Германии.
Моя первая карикатура в газете изображала французского премьера Леона Блюма с подписью "Труслив, как заяц, БЛЮМлив, как кошка"... Потом рисунки стали появляться практически ежедневно. Но в то время я еще не мог печататься под своей фамилией, и рисунки подписывал сначала В.Б., потом В.Борисов. Конечно, мои коллеги узнавали рисунки, а я полушутя объяснял, что моя подпись означает "временно Борисов". Так на самом деле и оказалось. Вскоре произошло событие, которое изменило мое положение. На заседание редакции приехал сам нарком иностранных дел Вячеслав Михайлович Молотов. Редактором газеты тогда был человек со скромной фамилией Портянкин. Молотов молча перелистывал газету и, вдруг остановившись, спросил: "А кто рисует эти карикатуры? Не Ефимов ли?"
Сердце у меня замерло. Получив от перепуганного Портянкина утвердительный ответ, Молотов сказал: "А почему же не подписывается? Между прочим, это заметил товарищ Сталин... " Я понял: это мое "помилование". И следующая карикатура 16 февраля 1940 г. на французского генерала Вейгана была уже с моей подписью.
Между прочим, мое появление в "Труде" не осталось незамеченным в "стане врагов". Одна гитлеровская газета написала: "После длительного молчания в "Труде" снова вынырнул уже считавшийся покойником Борис Ефимов".
- Борис Ефимович, в 19 лет вы уже рисовали первые политические карикатуры и даже начали их публиковать. Вы рано стали интересоваться политикой или это было веянием времени?
- И то, и другое. А также настойчивое желание брата Миши. Но, по существу, политическим рисовальщиком меня сделали события того времени, и в первую очередь гражданская война в моем родном Киеве. Большевики, деникинцы и петлюровцы по очереди вытесняли друг друга, власть сменялась 12 раз, и каждую из них я рисовал, так сказать, для собственного удовольствия. Но однажды Михаил, который работал тогда в киевской газете "Красная армия", можно сказать, заставил меня сделать одну из карикатур для газеты. И я нарисовал сюжет с Деникиным. Рисунок напечатали, мои карикатуры стали появляться в киевских газетах "Большевик", "Пролетарская правда", "Киевский пролетарий".
- Говорят, вы осмелились нарисовать даже Сталина.
- Я работал тогда в газете "Правда", главным редактором которой был Николай Иванович Бухарин, а секретарем редакции - Мария Ильинична Ульянова, сестра Ленина. Она курировала и иллюстрированный журнал, который начал выходить при "Правде". В журнале часто печатались дружеские шаржи на известных деятелей культуры и даже на руководителей государства. Однажды кто-то предложил дать шарж на Сталина. Я нарисовал и отправился к Марии Ильиничне. Она его долго рассматривала, потом недовольно сказала: "У него тут какая-то лисья рожа". Поколебавшись, отправилась на согласование к заведующему секретариатом генерального секретаря Товстухе, человеку, к шуткам не расположенному. Вернулась от него сердитая с приколотой к рисунку запиской Товстухи: "Не печатать". Думаю, что Товстуха сослужил мне добрую службу. Сталин, с его феноменальной памятью, умел годами выжидать, чтобы отомстить. Известно же его выражение "высшее счастье для человека - это месть". Моему брату, кстати, он так и не простил серию фотографий, посвященную Л.Троцкому в "Огоньке", редактором которого Михаил Кольцов тогда был.
- Как появлялись темы для политических карикатур? Как возникали сатирические образы?
- Как правило, политический рисовальщик газеты должен уметь самостоятельно находить тему для карикатуры, отвечающей злобе дня. И я с этим, как мне кажется, удовлетворительно справлялся. Но бывали и карикатуры, которые предлагал редактор, или те, которые создавались по прямой указке "свыше". По такому заказу, например, мной были нарисованы карикатуры на Тито, Эйзенхауэра и некоторые другие. Во время войны вместе с другими художниками я делал рисунки, плакаты, направленные против Гитлера и его окружения. Они сопровождали гитлеровскую свору до самого Нюрнбергского процесса.
- Как-то в ваших воспоминаниях прочитала, что Гитлера и Муссолини вы рисовали с натуры. Вам что, приходилось с ними встречаться?
- В 1929 году самолет АНТ-9 с многозначительным названием "Крылья Советов" совершил круговой перелет по Европе по маршруту Москва - Берлин - Париж - Рим - Лондон - Варшава - Москва. Я тоже стал участником этого необычайного путешествия. В Риме нас принимал сам дуче, и я с любопытством разглядывал человека, который уже был "героем" моих карикатур. Особенно его нос, который, как говорили, пострадал при покушении. В 26-м году я выбрал одной из тем преследование коммунистов в Литве и одобрительное к этому отношение Англии и Польши. На рисунке изобразил литовского премьер-министра, стоящего на сцене с окровавленными руками, и сидящих в ложе Чемберлена и Пилсудского, которые аплодируют и кричат: "Браво! Бис!" Подписей не было, но лорд Остин Чемберлен принял изображенное на свой счет и направил официальную ноту советскому правительству, в которой назвал карикатуру "грубо оскорбительной".
- Трудно представить, чтобы человек, проживший столь долгую жизнь, остался однолюбом.
- По натуре я действительно однолюб. Но если я скажу, что 100 лет любил одну и ту же женщину, вы же все равно не поверите.
Так вот, я влюблялся трижды. А женат был дважды. Первый раз женился еще совсем молодым в Киеве, в гражданскую войну. У нас родился сын Михаил. И надо же - именно в это время я встретил женщину, красота которой меня ошеломила. У нее тоже был сын. Для меня началась очень сложная, "двусемейная" жизнь. Я продолжал заботиться о своем сыне и первой жене, хотя вскоре все-таки ушел к Раисе Ефимовне. Прошли годы, прежде чем эта проблема разрешилась. Сегодня моя семья и моя опора - приемный внук Виктор и его жена Вера - глава, советчик, арбитр во всех наших общих делах. Она актриса Театра им. А.С. Пушкина. А еще с нами живут замечательные друзья: кот Бамбасик и пес Филимон.
- Вы были знакомы со многими выдающимися людьми ХХ века, говорят, даже переписывались с британской королевой-матерью.
- С Ее Величеством королевой Англии мы ровесники. И поддерживали дружеские связи вплоть до ее кончины. В честь ее юбилея я отправил поздравительное письмо и альбом своих рисунков. В ответ получил очень любезное послание с благодарностью и поздравлением с моим юбилеем.
Борису Ефимовичу и сегодня в жизни интересно все. Он вместе с балериной Ольгой Лепешинской и скульптором Львом Кербелем входит в правление Центрального дома работников искусств. Всегда элегантен и остроумен. На вопрос, как он себя чувствует, Борис Ефимович непременно отвечает: "Чем дольше живу, тем, мне кажется, лучше себя чувствую. И это меня тревожит... " О своем долголетии говорит так: "Секрет в том, что никакого секрета нет. Нужно жить активно, не лежать на печи и принимать жизнь такой, как она есть".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников