06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРОЩАЙ, ПОЛИЦЕЙСКИЙ!

Гаврилов Владимир
Опубликовано 01:01 15 Июля 2003г.
Не исключено, что кое-кто из российских предпринимателей постоянно перечитывает на сон грядущий недавнее постановление Конституционного суда (КС) о том, что сам факт неуплаты налогов отныне не может являться основанием для возбуждения уголовного дела. И спокойно засыпает.

Напомню, обвинению теперь придется всякий раз доказывать - специально налогоплательщик занизил доход или нет. То есть чтобы привлечь к ответственности компанию, скрывающую свои доходы от налогообложения, надо найти веские доказательства, что она умышленно совершила налоговое мошенничество, а не перенесла, к примеру, платеж на более поздний срок.
Постановление Конституционного суда окончательное, обжалованию не подлежит и хорошо вписывается в схему "освобождения российского предпринимательства от грабительских налоговых уз". Об этом говорят в последнее время и законодатели, и сами предприниматели. Впрочем, почему только в последнее? Помню, в 1995 году на встрече начальника Управления налоговой полиции по Московской области генерала Анатолия Шитова с представителями деловых кругов Подмосковья тоже звучали жалобы на непомерный груз налогов и излишнюю придирчивость полицейских. И Шитов тогда ответил: "Система пока несовершенна, налогов действительно повесили на предприятия многовато. Но ведь никто из вас ни разу не заплатил даже половины положенного". Возражений не последовало.
Словом, налоговая система в нашей стране становится все более гибкой и либеральной. Не чересчур ли? Грабительской ее сейчас не назовешь даже с натяжкой. А вот отношение большинства отечественных предпринимателей к налогам остается тем же - платить упорно не хотят. Причем в своем нежелании совершенствуются. Если в том же 1995 году специалистам Федеральной службы налоговой полиции было известно 150 способов сокрытия доходов от налогообложения, то ныне их более 500.
Надо заметить, что налоговые преступления еще каких-то десять лет назад были в России в диковинку. Но чем дальше мы шли в рынок, тем больше их становилось. Об этом свидетельствует статистика. В 1994 году федеральными органами налоговой полиции было выявлено 5,7 тысячи нарушений налогового законодательства, возбуждено 2,5 тысячи уголовных дел, в 1997-м - более 21 тысячи нарушений и 5,7 тысячи уголовных дел, в 2000-м - 34 тысячи нарушений и более 32 тысяч уголовных дел. Видимо, это можно отнести и на счет роста профессионализма самих стражей казны.
Сформированные в своей основе из лучших оперативников, следователей милиции и органов госбезопасности, вооруженные опытом коллег из США и Западной Европы, подразделения ФСНП устремились в бой с теневой экономикой и экономическим криминалом. Порой даже с перехлестом. Идея тогдашнего руководителя налогового ведомства Александра Починка совершать облеты Одинцовского и других элитных районов ближайшего Подмосковья в поисках незарегистрированных особняков, подхваченная руководством налоговой полиции, хотя и не была реализована, но стала неплохой темой для анекдотов.
"Для нас нет неприкасаемых", - заявил на всю страну первый директор ФСНП генерал Сергей Алмазов. И это не было громкой фразой. Проверке были подвергнуты финансовые хозяйства ВАЗа, "ЛУКОЙЛа", Новороссийского порта, они прошли в крупнейших банках и корпорациях страны. Познакомились с полицией (не по собственному желанию) даже известные деятели шоу-бизнеса Сергей Лисовский и Филипп Киркоров, заподозренные в утаивании части доходов. Полицейские научились распутывать самые сложные схемы налоговых и финансовых афер.
Однако с самого начала своей деятельности налоговые полицейские столкнулись с любопытным феноменом. Какие бы убедительные доказательства налоговых преступлений они ни представляли в суды, те, как правило, или оправдывали, или ограничивались условным наказанием виновных. Из тысяч налоговых преступников за решеткой оказывались единицы.
Англичане не зря говорят: я вытерплю, если меня схватят за горло, но не дай Бог кому-то прикоснуться к моему кошельку. Нарастающая активность налоговой полиции, ее настойчивые попытки контролировать финансовые потоки в стране, видимо, стали вызывать раздражение у богачей. В марте 1999 года без объяснения причин сняли с работы создателя и бессменного руководителя ФСНП Сергея Алмазова. Звезда налоговой полиции начала клониться к закату.
Новый директор Вячеслав Солтаганов уроки своего предшественника учел и стал требовать усиления "правоохранительной составляющей". Если перевести на обычный язык, - резкого повышения количества возбужденных уголовных дел. Мол, добывать деньги - не наше дело, мы будем ловить преступников. По сути все вроде бы верно. Но именно тогда в ФСНП была внедрена печально известная "палочная система", когда эффективность работы оценивалась по количеству "палочек" - уголовных дел на душу каждого оперативника. Те, кто положенную "норму" не выполнял, попадали в опалу. А выполнить ее можно было лишь за счет "мелочевки" - возбуждения дел по бесперспективным, малозначительным эпизодам. Полицейские оставили банки и крупные фирмы и ринулись на мелкооптовые рынки. Начался массовый исход из полиции опытных сотрудников, справедливо считавших такой подход к делу профанацией.
Точку в биографии самого молодого правоохранительного органа страны выпало поставить ее последнему директору Михаилу Фрадкову. Будучи человеком весьма далеким от проблем налоговой преступности, он увлекся перекройкой структуры ФСНП. А пока он двигал, словно по шахматной доске, управления и службы, менял руководителей, эффективность работы налоговой полиции стремительно пошла вниз. Как при этом в отчетах появлялись приличные показатели - отдельная тема.
Развязка не заставила себя ждать. "Реформированную" Фрадковым ФСНП в марте сего года упразднили.
Налоговую преступность упразднить пока не удалось. С 1 июля ею занимается уже другое ведомство, формируемое в недрах МВД. Поскольку специалистов подобного профиля в милиции нет, а оперативники и следователи теперь уже бывшей налоговой полиции, насколько мне известно, в очередь туда не выстраиваются, наверное, пройдет время, прежде чем новые стражи казны постигнут все тонкости применения статьи 199 УК.
Практически во всех странах с развитой экономикой и устойчивыми демократическими традициями налоговые преступления относятся к разряду тяжких. У нас же в прошлом году было выявлено около 25 тысяч налоговых и связанных с ними нарушений. Но реально наказаны 40 человек. Остальные отделались легким испугом.
КОММЕНТАРИЙ ДЕПУТАТА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ РФ, ЭКОНОМИСТА СЕРГЕЯ ГЛАЗЬЕВА:
- Решение Конституционного суда, на мой взгляд, очередная "лазейка" для недобросовестных налогоплательщиков. Она позволит им во многих случаях остаться безнаказанными. Ведь зачастую просто невозможно доказать, что руководители организации преднамеренно не платили налоги или взносы в государственные внебюджетные фонды. В данном случае принцип доказательства вины как основы для уголовной ответственности в корне неверен. Нужно опираться на факты неуплаты налогов, а не выяснять - преднамеренно это было сделано или нет.
Действующее налоговое законодательство и так имеет многочисленные "дыры", позволяющие уходить от налогов. Одна из них - перевод части прибыли предприятия в зарплату сотрудников. Это дает возможность вместо 23-процентного налога на прибыль предприятия платить лишь 13-процентный подоходный. Так появились огромные зарплаты топ-менеджеров (от одного до двух миллионов долларов в месяц). На самом деле это не зарплата, а часть прибыли. Это обман государства и обман акционеров, которым полагаются дивиденды с прибыли.
Практически не платят налогов и финансовые спекулянты, имеющие доходы от перепродажи акций, недвижимости и валютных операций. Уходят от налогов экспортеры энергоносителей и сырьевых ресурсов. Им решение Конституционного суда, конечно, на руку.
Проведенная в последние годы "налоговая реформа" привела к тому, что кардинально налоги уменьшились только для сверхбогачей (для них ставка налогообложения снизилась практически в три раза). А для бедных слоев населения эта ставка повысилась с 12 до 13 процентов. Особенно ударила эта "реформа" по военнослужащим, у которых отняли льготы по подоходному налогу, хотя они свою жизнь посвятили служению Отечеству.
{Bull}Как сообщил председатель Счетной палаты РФ Сергей Степашин, в 2002 году федеральный бюджет недополучил 110 миллиардов рублей налоговых доходов. По его словам, "одна компания "Сибнефть" в прошлом году недоплатила в бюджет около 10 млрд. рублей налогов"


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников