06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРОСЕЛКИ НЕБРАСКИ

Елдышев Юрий
Опубликовано 01:01 15 Июля 2004г.
К этой осени "созреет" один по-своему знаменательный юбилей, который, впрочем, вряд ли будет кем-либо отмечен. Мы тоже не обратили бы на него никакого внимания, если бы не представившаяся возможность побывать на международном конгрессе по биотехнологии "Био-2004" в Сан-Франциско и проехаться по американским "кукурузным" штатам, в частности, познакомиться с фермерскими хозяйствами в штате Небраска. Именно там, на Среднем Западе США, побывал 45 лет назад Никита Сергеевич Хрущев во время своего действительно исторического визита: ведь до него ни один глава советского государства не бывал в "цитадели империализма". Именно там наш лидер пообещал "догнать и перегнать Соединенные Штаты по производству продукции на душу населения". После той поездки началось по инициативе Хрущева печально знаменитое "окукурузивание" всей страны. Следуя бездумным указаниям сверху и боясь остаться без партбилетов, местные руководители вместо традиционных зерновых культур стали засевать миллионы гектаров земель "королевой полей", не способной вызревать на большей части России. В результате страна недополучала хлеба и кормового зерна, по сути, лишилась семенного фонда ржи, клевера и других культур.

Если смотреть на земли Среднего Запада в иллюминатор самолета, видны аккуратно очерченные ровными прямыми линиями дорог зеленые прямоугольники фермерских угодий. В углу каждой такой геометрической фигуры жирная зеленая "клякса" - это сгусток высаженных деревьев и кустов, в тени которых скрываются от палящего солнца дом фермера, хозяйственные постройки, техника, скот. С высоты птичьего полета все всегда кажется приглаженным, ухоженным, привлекательным. Подобное восприятие называют верхоглядством. Однако, когда мы спустились на грешную американскую землю и проехали по дорогам, которые ведут от одной фермы к другой, наше впечатление по поводу ухоженности и привлекательности полей не изменилось. По этим третьестепенным дорогам - в России их называют проселками - ходят дорогостоящие трактора и комбайны (один кукурузоуборочный комбайн стоит здесь до 300 тысяч долларов), многотонные грузовики-зерновозы и любимые американцами широкоформатные легковушки - пикапы. Однако ни на одном проселке Небраски мы не встретили ни ям, ни ухабов. Думается, их здесь нет и быть не может, не только потому, что в этих местах не случаются сильные морозы и снегопады.
Тут уместно вспомнить один диалог, состоявшийся тогда, осенью 1959 года, между Хрущевым и американским фермером Росуэллом Гарстом, показавшим советскому лидеру свои владения. Удивленный фантастическими урожаями кукурузы на ферме Гарста, Никита Сергеевич в своей обычной колко-шутливой манере заметил:
- Вы, американцы, умные люди, это факт. Но что Господь Бог вам помогает - это тоже факт.
Хрущев знал, что осадков, необходимых при возделывании кукурузы, в Айове выпадает гораздо больше, чем в южных районах Советского Союза. Гарст, понимавший, что дело не только в осадках, но и в семенах, удобрениях, гербицидах, вообще в уровне агрокультуры, ответил:
- У нас есть пословица: Бог помогает тем, кто сам себе помогает.
- Бог на стороне разума, - заключил беседу Хрущев, вряд ли сам понимая, насколько это было самокритично. Сегодня, спустя почти полвека после того диалога и обещания перегнать Америку, Россия, которой Бог дал 13 процентов посевных площадей мира и почти 60 процентов мировых запасов черноземов, получает всего два процента мировой продукции сельского хозяйства. В среднем мы собираем около 70 миллионов тонн зерна в год и примерно столько же потребляем. А в США средний ежегодный урожай зерновых составляет, по самым скромным оценкам, 350 миллионов тонн. При этом часть угодий американцы не обрабатывают, вывели из оборота, держат в резерве. Если этот резерв будет задействован, то Штаты станут получать еще 100 миллионов тонн зерна ежегодно. Так что, рассуждая о Божьем поощрении разума, Хрущев, несомненно, был прав. Только разумное хозяйствование может дать хороший результат.
Американцы богаты и успешны потому, что умеют тратить деньги. Точнее - считать, а потом тратить. Элементарный расчет во всем, с чем они имеют или намереваются иметь дело, стал частью их менталитета, в то время как мы, русские, больше склонны к тому, чтобы сперва что-то сделать, а потом подумать. Американский фермер не потащит свой дорогостоящий комбайн по разбитому проселку, потому что это невыгодно. Сэкономив на ремонте дороги центы, потом ему пришлось бы тратить на ремонт комбайна уже доллары. Работникам дорожных служб в случае, если суд признает причиной аварии плохое состояние дороги, придется выплатить владельцу того же комбайна или грузовика такую сумму, что им выгоднее не жалеть сил и денег на поддержание путей в нормальном состоянии.
За неделю своих поездок по дорогам Среднего Запада с довольно интенсивным движением мы не увидели ни одного ДТП, ни одного полицейского, останавливающего автомобиль, водитель которого нарушил бы правила или просто для проверки. Не довелось нам и стать свидетелями хоть какого-то нарушения правил местными шоферами. Выгоднее не нарушать...
На одном из элеваторов мы с удивлением увидели, как из кабины подъехавшего зерновоза "вольво" спустился худющий старик в комбинезоне и бейсболке, открыл задвижку и стал ссыпать зерно через решетки в зерноприемник. Оказывается, ему уже 81 год. Всю жизнь он трудился на ферме, выращивал кукурузу и сою. В его годы работать на тракторе тяжело, а сидеть без дела он не может. Возит к элеватору зерно с окрестных ферм на своем грузовике. В ответ на вопрос - не тяжело ли водить 20-метровой длины зерновоз по проселкам - только улыбнулся и, взяв широченную щетку, стал делать "зачистку" - сметать просыпавшееся зерно в зерноприемник. Кстати, ни на одном элеваторе - будь то огромный кооперативный, куда фермеры привозят по несколько тысяч тонн кукурузы в день, или небольшой, что стоит почти на каждой ферме, - мы не увидели и самого захудалого воробья: здесь нечем поживиться...
Только в одном месте видели мы улицы, засыпанные слоем спелых кукурузных зерен. Это было в небольшом городке Хэлем. Недели за две до нашего приезда здесь пронесся торнадо. Свирепый смерч уничтожил несколько фермерских усадеб, загубил тысячи гектаров посевов, опрокинул и покорежил ажурные дождевальные установки, а в Хэлеме почти все дома и постройки, в том числе и башни элеваторов, превратил в груды строительного мусора. Мы еще застали там ребят из Армии спасения, которые с помощью бульдозеров и кранов разбирали завалы. Стихия нет-нет да и проверит на прочность небраскских фермеров, хотя штат не считается зоной рискованного земледелия.
В подобных экстремальных случаях фермер не остается один на один с бедой. В стране существуют различные виды поддержки фермеров. Государственная поддержка сельского хозяйства в стране в последние годы составляла около 8 процентов национального дохода и распределялась в зависимости от площади и расположения ферм, производимой ими продукции и ряда других характеристик. В общей сложности эту поддержку ежегодно получает почти каждый второй фермер. Выделяемые на эти цели суммы год от года растут. В дополнение к этой программе существуют другие, связанные, например, с помощью при чрезвычайных происшествиях (ураганах, засухах или наводнениях), компенсацией потерь производителей при неблагоприятной рыночной конъюнктуре, сохранением биоресурсов и т. п. Кроме того, в стране действует разветвленная система страхования фермерских хозяйств. Чрезвычайно развита система фермерской кооперации. Здесь делается все, чтобы на деле поддержать своего, "отечественного" производителя.
КОМПЕТЕНТНОЕ МНЕНИЕ
Аркадий ЗЛОЧЕВСКИЙ, президент Российского зернового союза:
- Россия вполне могла бы иметь бюджет страны, основанный не на нефтедолларах, а на зернодолларах. И это уже вопрос не только аграрной и экономической политики государства, но и его безопасности. Ведь нефтедоллары в не столь уж далеком будущем иссякнут вместе с нефтью, а зерно - ресурс вечный. Мы можем производить зерновых вдвое, втрое больше, чем теперь, и экспортировать не 19 миллионов тонн, как в прошлом году, а во много раз больше. И мировой рынок это примет.
Как известно, за год на планете прибавляется около 85 миллионов человек, а прироста продовольствия хватает только для половины из них. С середины 70-х годов прошлого века вторая половина пополняла ряды голодающих - поскольку почти весь прирост населения давали бедные страны, это практически не влияло на мировой рынок продовольствия, ибо платежеспособный спрос не увеличивался. И вот теперь мировые запасы продуктов питания стремительно сокращаются. Некоторые из этих стран, в том числе Индия и Китай, где проживает почти 40 процентов населения Земли, стали бурно развиваться, богатеть. Их стремительно растущий спрос на энергоносители, металлы, почти на все виды продукции - в том числе и на продовольствие - стал платежеспособным и даже опережающим предложение. И, к примеру, удовлетворить сегодня спрос на зерно трудно: резервных площадей на Земле почти не осталось. Ни Австралия, ни Аргентина, ни Канада, ни страны ЕС не имеют такой возможности - там все распахано. Лишь США могут существенно расширить посевы зерновых. Мировой рынок востребует зерно из России, которая в начале прошлого века снабжала им полмира, а в конце века вынуждена была импортировать его. Но, чтобы стать надежным экспортером зерна, нам необходимо снизить зависимость урожаев от погодных факторов - прежде всего за счет современных агротехнологий, вернуть выпавшие из севооборота 30 миллионов гектаров земель и получать урожаи в два-три раза больше, чем сейчас.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников