03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КОКАРДЫ СМЕНИЛИ - И В ПУТЬ

Мешков Александр
Опубликовано 01:01 15 Июля 2004г.

В тот год самолеты разбивались особенно часто, и мы, летчики, стали покидать авиацию. А куда

В тот год самолеты разбивались особенно часто, и мы, летчики, стали покидать авиацию. А куда идти летчику после авиации? Мы шли в сферу, наиболее похожую по своим жизненным параметрам на авиацию, - в железнодорожники. В принципе, летчик и железнодорожник - это почти одно и то же. Фуражки, кителя, лычки, петлицы. Опять же - скорость. И тут и там - пассажиры. Проводницы. Короче - один черт.
Конечно, железнодорожный транспорт после нашего прихода сразу как-то преобразился. Стал еще лучше. Мы, летчики, - народ дисциплинированный. Все аккуратненько. Стюардессы наши (летчик без стюардессы - что тепловоз без проводов) в коротких юбочках приветствуют пассажиров поезда. Представляют экипаж. Разносят конфетки - леденцы, раздают пакеты на случай качки. Все чудесно. Мягким вкрадчивым голосом они предупреждают: "Наш маршрут проходит на высоте 100 метров над уровнем моря. Температура за окном - минус 10 градусов. В вагоне - минус семь". Людям приятно стало ездить в поезде. Да и поезда стали ходить чаще и быстрее. Если раньше, когда железнодорожники ездили, они делали один рейс в сутки, то теперь, когда за дело взялись летчики, - два, а то и три! Или все четыре. Правда, и террористы стали теперь поезда захватывать чаще по привычке: они к экипажам привыкли. И тарифы на пассажирские перевозки возросли до авиационных. Я за год из помощников машиниста вырос до старшего машиниста, а потом и до бригадира поезда. А что авиация, спросите вы? Конечно, иногда, стоя у пульта и наблюдая, как уходят под тебя стальные сверкающие рельсы, вспоминаешь бескрайнее небо. Хочется вновь испытать неописуемое ощущение полета. И вот однажды, несмотря на уговоры и предупреждения родных и друзей, я решил полететь в отпуск самолетом. Купил билет, собрал чемодан.
И вот я в самолете. Прохожу в салон. А там уже салон не салон, а что-то странное. Все перегорожено на такие улочки, типа купе. Я прошел на свое место. Прямо передо мной, взметая пыль, какая-то баба в фуфайке и железнодорожной фуражке подметает полы.
- Чай будешь? - спросила она небрежно. Это, как я догадался, была стюардесса.
- Да, пожалуйста, принесите! - отвечаю я, осматриваясь с удивлением по сторонам.
- Ишь ты, барин какой! Принесите! Я тебе в матери гожусь, и я тебе еще чай неси! - возмутилась бабка. - Поди да налей!
Я не стал спорить и пошел к кипятильнику, стоящему возле входа в кабину пилота.
- Только заварка кончилась! - предупредила меня стюардесса.
Пассажиры с чемоданами, мешками, узлами занимали свои места согласно купленным билетам. Раздался свисток. Самолет дернулся и поехал по взлетной полосе. Я вышел покурить в тамбур возле туалета. Мимо прошел небритый угрюмый мужчина в кителе.
- Простите, вы случайно не летчик? - вежливо обратился я к нему.
- Летчик, летчик, - ответил мужчина. - Скажу больше: я, брат, командир корабля. А что? Ты захватил самолет, что ли? Какие-то условия, претензии?
- Да нет. Просто хотел узнать, когда будем в Сочи.
- Дай закурить - скажу, - ответил он, озорно сверкнув металлическими фиксами.
Дал. Закурили.
- Не знаю, - сказал командир, сладко затягиваясь. - Когда встречный пройдет, тогда буду точнее знать.
- А при чем тут встречный? - недоуменно спросил я.
- А чтобы не врезаться! - просто объяснил командир. - Я сам-то в авиации недавно. Из железнодорожников я. Тридцать лет составы в Сибирь водил. Когда у нас реформы, катастрофы начались, много нас ушло. А куда деваться железнодорожнику, познавшему радость настоящей скорости? А? Куда? Только в родственную область. В авиацию. Нас и переучивать почти не надо было. Только кокарды сменили - и в путь! А тут, брат, так же, как на железной дороге. Главное - со встречным не столкнуться. Сейчас держись за поручни, кажись, взлетать будем...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников