10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДЫМ НЕ РАССЕЯЛСЯ

Данилкин Александр
Опубликовано 01:01 15 Августа 2000г.
Ровно неделя прошла, как на Пушкинской площади столицы прогремел чудовищный взрыв. За эти дни число жертв возросло (за счет тех, кого не удалось спасти) до 12. Москва хоронила погибших, люди сдавали кровь для раненых, насмотрелись ужасных телерепортажей с места события. По горячим следам раскрыть преступление не удалось, но работает специальный штаб. И пора делать первые выводы. Озвучены три версии случившегося: заказ от экстремистов с юга, из Чечни; экономическая; бытовая. Наши собеседники - депутат Московской городской Думы, член комиссии по законности и безопасности Николай Московченко и один из самых квалифицированных экспертов в России, возглавляющий при правительстве Москвы научно-экспертный совет по безопасности и защите населения и ГУВД, академик, доктор технических наук Адольф Мишуев.

ДЕПУТАТ: "МЫ НЕ ГОТОВЫ К ТАКОЙ НАПАСТИ"
- Николай Михайлович, вы как думаете - теракт это был или что другое?
- Я нисколько не сомневаюсь, что это был именно теракт, поскольку располагаю некоторыми дополнительными сведениями. Да и по времени и месту об этом можно судить.
- Почему именно Москва особо привлекает террористов?
- Сюда вообще тянется много преступников - в городе крутятся большие деньги, огромный товарооборот, банковский капитал. При этом за всю современную историю такого разгула преступности еще не было. Даже в Великую Отечественную. К сожалению, именно к такому масштабному развитию событий оказались не готовы ни власть, ни правоохранительные органы. Органы мы можем во многом упрекать, но с другой-то стороны: сколько за последнее время прошло реорганизаций в этих структурах! Это наложило весомый отпечаток на уровень расследования и поиска.
Еще одна сторона медали: мы сами-то как российские граждане оказались не готовы к этой напасти. Я не раз бывал в Казахстане, Таджикистане. И не в упрек руководителям этих стран, но скажу: многие славяне там не чувствуют себя сейчас комфортно - могут их и ущемить, выгнать с работы и даже из квартиры. А мы здесь, в России, воспринимаем это спокойно. Между тем беженцы обычно куда бегут? Правильно, в Москву. Помните, бежали люди из Баку? Так вот, они до сих пор в Москве живут.
И получается: с одной стороны власти делают громкие заявления, учат нас охранять подъезды и чердаки, а с другой... Кто дал карт-бланш криминалу с юга, например, на московских рынках?
- Почему-то все уверены, что теракты в Москве имеют именно чеченский след - не в смысле огульного обвинения чеченцев, а имея в виду бандитские группы... Пока исчерпывающих доказательств такого предположения нет...
- У меня нет оснований в этом "следе" сомневаться. Сами знаете, с кем мы сейчас ведем войну. Иногда можно было услышать от некоторых телевизионных политобозревателей версию, что "взрывы в Печатниках и на Каширке устроили спецслужбы". Но хотя бы одно доказательство кто-нибудь привел? Зато все слышали заявления и Хаттаба, и Басаева о том, что "мы перенесем войну на вашу территорию". В Ставрополье кто вокзал взорвал? Нашли ведь! Недавно еще задержали несколько жителей Чечни у дивизии Дзержинского с подробными планами, картами, взрывателями, взрывчаткой и оружием...
- Скажите, как все-таки Москва отреагировала на террористический всплеск?
- Так случилось, что за пару недель до взрыва на Пушкинской московское правительство провело заседание, посвященное проблемам терроризма. Но, похоже, боль после прошлогодних взрывов домов к этому лету притупилась. Чиновники вновь нередко отчитываются формальными показателями: врезали столько-то замков в подъездах, столько-то дверей заменили. На самом-то деле проблемы в другом.
- В чем?
- Пока в Чечне мир и покой не наступят, угроза терроризма останется.
- Вернемся в Москву. Почему вы считаете, что столичные правоохранительные органы не готовы к серьезному отпору террористам?
- Хотя бы потому, что мы не по труду оплачиваем их работу - зарплата мизерная. У многих даже жилья нет - эта проблема почти у пяти тысяч милиционеров. Вот люди и ищут возможность приработка на стороне. Все милицию ругают, но если что случилось, первым делом именно ее зовут на помощь. Так давайте к милиции и ее проблемам повернемся лицом.
- Вы наверняка знакомы с опытом работы правоохранительных органов в странах, где существуют проблемы терроризма...
- Могу привести в пример Испанию. Там такой закон: если человек оказал полицейскому сопротивление, не подчинился его требованиям, то страж порядка имеет право стрелять на поражение. И после применения оружия полицейский не оправдывается, как у нас.
- В России оружие слишком часто преступники применяют.
- Если мы говорим о диктатуре закона, то наказание за незаконное ношение оружия должно быть не несколько лет, а больше десятка. Тогда задумаются, нужно ли брать пистолет с собой.
ЭКСПЕРТ: "ЭТО БЫЛА АММИАЧНАЯ СЕЛИТРА"
- Адольф Владимирович, вы ведь участвуете в расследовании?
- Сейчас мы, сотрудники научно-технического центра взрывобезопасности и взрывоустойчивости при Московском государственном строительном университете, отрабатываем с помощью компьютера модель взрыва на Пушкинской, собираем информацию, чтобы сделать окончательное заключение.
- Что это была за бомба?
- Уже можем сделать предположения, что это могла быть аммиачная селитра. То есть то самое вещество, которое было применено при разрушении домов в Печатниках и на Каширке.
- Но там же как будто гексоген был, а не селитра...
- Вот что я вам на это скажу: ни один здравомыслящий террорист не будет применять гексоген. Во-первых, его трудно достать. Во-вторых, он в 10-15 раз дороже. Правда, гексоген в тех терактах тоже участвовал, но в очень небольших количествах, только как детонатор. Поэтому и нашли следы гексогена. Для этого достаточно даже нескольких граммов. Да в чистом виде только его применять еще и опасно: по нему легче найти следы взрывников, ведь производство гексогена наиболее засекречено и ограниченно. А аммиачная селитра, увы, стала уже ходовым товаром в криминальном мире.
Мы допускаем, что в примененном на Пушкинской взрывном устройстве селитра могла быть разбавлена, например, сахарным песком, мукой или чем-то подобным. Не буду объяснять зачем, специалисты поймут. Если привести к тротиловому эквиваленту, то сначала мы дали такой разброс: от 400 граммов до полутора килограммов. Такой разброс объясняется потому, что поначалу у нас еще не было данных, на каком расстоянии и какие повреждения получили пострадавшие - многие еще находились в больницах в бессознательном состоянии. По мере того, как будем получать новую информацию, диапазон, скорее всего, сузится от 700 граммов до 1 килограмма и 300 граммов. Выводы базируются и на изучении полученных людьми ран, и на осмотре осколков стекла, повреждениях стен. А всего мы проигрывали первоначальные варианты от 400 граммов до двух килограммов.
- Какое впечатление у вас сложилось о тех, кто изготовил эту бомбу?
- Для начала хочу сказать, что речь идет не об одном человеке. Есть четыре уровня терроризма. Первый условно назовем Басаевым. Второй, более низкий, технический - штаб, третий уровень - те, кто проводил все расчеты. И четвертый - полубезмозглые исполнители, которым говорят: "В такое-то время и только там нажмешь кнопку". Кроме этого, они в деле ничего не понимают. Вот такие-то и подложили устройство в переходе. Если даже их поймают, они ничего толком не скажут. Кроме того, что им приказали там подложить.
Эта схема с четырьмя ступенями используется террористами во всем мире. Для сверхсекретности, оперативности и т.д.
- Так все же: взрыв на Пушкинской устроили профессионалы или дилетанты?
- С точки зрения мастерства я бы поставил им, если уместно так сказать, высокий балл. Не ниже четверки. Все очень точно. И выбор места, и расчет направления взрывной волны - они нашли тот самый участок, где волна ударила сразу по трем рукавам подземного перехода...
- Можно сейчас что-нибудь сказать о той аммиачной селитре? Откуда она взялась, где производилась?
- Каналов ее добычи очень много, пока трудно выделить конкретный источник.
- Каким способом была взорвана эта бомба?
- Пока мы остановились на том, что использовался часовой механизм. Кстати, часы могли быть не обязательно механические. А электронные, например.
- Как вы считаете, мэр Москвы не ошибся, когда сказал о "чеченском следе"?
- Скорее всего, нет. Но вероятность этого, на мой взгляд, не 99, а, скажем, 77 процентов.
- Насколько Москва готова к обороне от террористов?
- Пока в этом соревновании проигрываем мы. А у нас слишком много дилетантов, которые не желают изучать проблему и получать научные знания.
Тем временем в Москве сейчас, как это ни странно звучит, в десять раз меньше взрывоопасных объектов, чем в среднем по России. Дело в том, что здесь уже внедрены многие наши разработки и предложения по профилактике.
- Как вы относитесь к предложениям чиновников убрать из подземных переходов все коммерческие киоски "и вообще все лишнее"?
- Мы не должны идти на поводу у террористов. Принцип: "не было киосков - было бы спокойнее" - не должен торжествовать. Ведь если пойти по этому пути, нужно бы запретить, например, и улицы переходить, поскольку есть вероятность попасть под машину.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников