11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КУДА ЗАВЕДУТ АМБИЦИИ?

Рашков Петр
Опубликовано 01:01 15 Августа 2001г.
Очередная встреча президента Молдавии Владимира Воронина с главой тираспольской администрации Игорем Смирновым, как уже сообщал "Труд", не привела к существенным сдвигам в решении проблемы статуса Приднестровья. В таких сложных вопросах всегда трудно найти компромисс, но важно, чтобы не иссякала политическая воля, не прекращался его поиск. Последние события показывают, что в Тирасполе явный дефицит такого стремления. Более того: проявляется даже тенденция к обострению ситуации, в которую пытаются втянуть и Россию.

Об этом свидетельствует осложнение отношений между руководством Приднестровья и командованием Ограниченной группировкой войск России (ОГВР). Поводом послужили действия ее руководства по утилизации боевой техники, хранящейся на складах бывшей 14-й армии. Уничтожение танков началось после того, как заместитель министра обороны России Владимир Исаков вместе с представителями Приднестровья и ОБСЕ подписали в июне нынешнего года трехстороннее соглашение о порядке утилизации боеприпасов с истекшим сроком хранения. Действия военных были весьма негативно встречены частью жителей региона. У штаба ОГВР начались немногочисленные, однако шумные митинги протеста. Участники даже сожгли чучело, изображающее командующего группой Валерия Евневича. Демонстранты ворвались и в помещение миссии ОБСЕ в Тирасполе, требуя встречи с ее представителями и тем самым грубо попирая принятые нормы...
Руководство региона своеобразно отреагировало на "волеизъявление народных масс", по сути, только подогрев его, - 20 июля Игорь Смирнов дезавуировал трехстороннее соглашение. Прокуратура Тирасполя пошла дальше, возбудив против Валерия Евневича уголовное дело по факту уничтожения боевой техники, принадлежащей якобы Приднестровской республике. А местные средства массовой информации обрушили на командование группы войск обвинения в том, что оно занимается "тайной торговлей оружием", а утилизация осуществляется, мол, для того, чтобы скрыть сей факт.
Министр обороны России Сергей Иванов заявил, что генерал-лейтенант делает свое дело, исполняя приказ по утилизации техники и ее вывозу в соответствии с обязательствами, взятыми Россией в 1999 году на Стамбульском саммите ОБСЕ...
Эмоции, выплеснувшиеся на улицы Приднестровья, на руку определенным силам, обеспокоенным позитивным поиском Россией новых форм сотрудничества на пространстве бывшего СССР, укрепляющих добрососедство и межгосударственные связи. Нетрудно предположить, что если графики вывода и утилизации вооружения и боеприпасов не будут соблюдаться, пусть и не по вине России, то найдутся политики, которые с удовольствием предпримут против нее очередную атаку. Это неизбежно осложнит решение вопроса о статусе Приднестровья, строительство новых отношений между Россией и Молдавией, президент которой Владимир Воронин четко обозначил тяготение его страны к России, к ее Союзу с Белоруссией.
Такое же стремление неоднократно декларировал и Игорь Смирнов. Казалось бы, общий вектор интересов мог бы сблизить позиции лидеров и ускорить решение проблемы статуса региона, приемлемое для обеих сторон. Тем более что с приходом левых к власти в Молдавии появилась как никогда благоприятная возможность (это признают и многие зарубежные эксперты, наблюдатели) для скорейшего урегулирования конфликта. С повестки дня сняты многие проблемы, более всего волновавшие жителей Приднестровья, на которые Игорь Смирнов и делал особый акцент. Речь, в частности, идет о возможности (не исключавшейся, надо признать, при прежних кишиневских режимах, в том числе и когда во главе страны был Петр Лучинский) процесса "румынизации" Молдавии, а в перспективе - и ее слияния с Румынией. Новая власть показала, что такое уже невозможно в принципе.
Существенно меняется и языковая ситуация, в свое время сыгравшая одну из основных ролей в обострении сепаратистских настроений. Придя к победе на выборах, в том числе и под лозунгом придания русскому языку статуса второго государственного, левые, новый президент и его команда хотя формально и отложили решение этого вопроса на более позднее время, фактически уже сделали существенные шаги в этом направлении. Парламент Молдавии на одном из последних заседаний весенней сессии принял многострадальный закон - его обсуждение началось еще десять лет назад - о "национальных меньшинствах". Его положения четко определяют права и гарантии этой категории жителей страны и являются весьма демократичными. Принятие документа, по мнению заместителя председателя парламента Вадима Мишина, означает, "что плавно, без социальных потрясений, мы движемся к статусу русского языка как официального".
Почему в таком случае Смирнов продолжает оставаться демонстративно несговорчивым и страсти в регионе вновь вылились на улицы? На последней встрече Владимир Воронин ответил на этот вопрос, без обиняков заявив, что урегулированию мешает отсутствие политической воли у Смирнова. Понимай: камнем преткновения являются его амбиции, подпитываемые соратниками приднестровского лидера и находящие поддержку среди части населения, так и не понявшей до сих пор, что ситуация в регионе сейчас существенно изменилась.
Игорь Смирнов постоянно настаивает на том, что Приднестровье может участвовать в процессе урегулирования конфликта лишь в качестве самостоятельного равнозначного субъекта, создающего с другим государством, новое, общее. В Союз России с Белоруссией приднестровский лидер намерен вступить тоже лишь на правах отдельного государства. Ни с тем, ни с другим, естественно, Молдавия согласиться не может.
Приднестровские лидеры, надо отметить, весьма преуспели и в построении атрибутов государственности. В регионе создана вертикаль власти, во многом повторяющая советскую систему, с той лишь разницей, что диктат партийных органов заменен институтом президента, обладающего практически неограниченными полномочиями. Неплохо функционирует банковская система. Введена собственная валюта, курс которой сейчас составляет примерно 0,45 приднестровского рубля за один молдавский лей и 5,85 рубля за доллар США. Созданы все полагающиеся самостоятельному государству силовые структуры - таможенная служба, милиция, погранвойска, служба безопасности, армия.
Вооруженные приднестровские формирования - так в Молдавии предпочитают называть армию Левобережья - насчитывают 7500 человек, что лишь на одну тысячу меньше, чем в Национальной армии Молдавии, которая, кстати, в ближайшее время сократится на полторы тысячи. Но на правом берегу проживают 2,8 миллиона человек, а на левом - 0,7 миллиона. Еще выше преимущество Приднестровья в "плотности" военнослужащих на один квадратный километр территории.
Высокая степень милитаризации региона (вооруженные силы Приднестровья оснащались в основном из арсенала 14-й армии до прихода в нее генерала Лебедя, прервавшего этот процесс, и за счет оружия, произведенного на местных предприятиях) играет не последнюю роль в несговорчивости Игоря Смирнова. Но не только...
Хотя общий настрой в Приднестровье все больше склоняется к тому, что искусственно разделенная на две части страна не способна полноценно развиваться и неизбежно восстановление статус-кво некогда относительно благополучной единой Молдавии при, видимо, максимальной "автономизации" Приднестровья (вот тут и нужен компромисс в поиске статуса), - все же Смирнов получает поддержку в связи с тем, что здесь, в отличие от Молдавии, в меньшей степени утрачен производственный потенциал. Многие предприятия не только не закрылись, но и успешно развиваются. Яркий пример - Рыбницкий металлургический комбинат, продукция которого экспортируется во многие страны Запада, в том числе и США. Поэтому социальные условия на левом берегу получше, чем на правом.
Есть в несговорчивости приднестровского лидера еще один нюанс, о котором вслух стараются не говорить. Однако все, что носится сейчас в воздухе вокруг непризнанной республики, похоже, не лишено определенных оснований. Пресса полна мрачных версий. Пишут, например, о влиянии представителей полулегального и криминального бизнеса, не желающих компромисса между Кишиневом и Тирасполем. Газеты сообщают о некоей "черной дыре" для экономики Молдавии, в которую превратился якобы левый берег. Чего стоит одна только контрабанда горючего, основные потоки которой проходят, предположительно, через восточные регионы искусственно раздробленной страны. Почти официально признается, что до двух третей потребляемого Молдавией бензина и дизтоплива завозится в нее нелегально.
Скоро в Приднестровье выборы главы администрации. Многие наблюдатели связывают действия Игоря Смирнова, стремящегося сохранить свой пост, с этим событием, считая их своеобразным "пиаровским" ходом. С одной стороны, он, мол, за единение берегов, что обеспечит ему голоса сторонников этой идеи, - а их становится все больше. С другой, заботится о народе, оберегая от возможного, в случае утери регионом самостоятельности, ухудшения и без того нелегкой жизни. Простым людям, однако, не до пиара и закулисных дел. Им хочется нормально жить - в мире и согласии.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников