03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГРАБЯТ СРЕДЬ БЕЛА ДНЯ

Веледницкий Анатолий
Опубликовано 01:01 15 Августа 2001г.
"Банкротства по заказу" становятся и в Москве распространенным явлением. Таким же популярным, как заказные убийства. И зачастую не менее неожиданным. Об этом рассказал на пресс-конференции заместитель председателя Московского комитета по делам о несостоятельности (банкротству) Анатолий КОСУЛЬНИКОВ.

Комитет к этому чаще всего непричастен (по их инициативе проводится лишь треть московских банкротств). Он, наоборот, в основном занимается оздоровлением. Потому что понимает: ввергнуть предприятие в процедуру банкротства легко, вывести из этого состояния намного сложнее.
Банкротят московские предприятия чаще всего так называемые мелкие кредиторы. И отнюдь не потому, что их "надули" и не отдают долги. Подобно уличной шпане, которая сначала просит закурить, а в случае отказа выворачивает карманы и бьет по физиономии, мелкие кредиторы используют долги как предлог для нападения и грабежа. Впрочем, определить, как предусмотренное законом банкротство превращается в пиратский захват куска собственности, подчас бывает непросто. В отличие от уличных хулиганов исполнители заказных банкротств стараются действовать строго в рамках закона. Их жертвами становятся известные московские предприятия, собственником которых зачастую является город. Недавно такая история приключилась с 8-м таксомоторным парком.
В силу объективных причин (ездить на такси стали меньше, да и конкуренция частников велика) предприятие оказалось неплатежеспособным. Но потенциальные возможности у парка сохранились. Чтобы вывести таксопарк из состояния хронической задолженности, был назначен арбитражный управляющий. Совместно с ним, рассказывает Косульников, было принято решение: чтобы рассчитаться с долгами, надо продать одно, не имеющее производственного значения здание. И вдруг выясняется, что управляющий продал уже весь таксомоторный парк, оценив московский комбинат, производственные площади которого составляют 30 тысяч кв. м., всего в 12 млн. рублей. По существу, собственник в лице города был обворован. У нас были предложения, говорит Косульников, которые в четыре раза превышают оценочную стоимость этого объекта.
Нечто похожее попытались сделать со швейным объединением "Москва", выпускающим мужские сорочки. Появился мелкий кредитор, который, скупив долги за мизерную для такого предприятия сумму в 150 тысяч рублей, подал в арбитражный суд заявление о признании комбината банкротом. Пока директор предприятия И. Кременецкий искал юридический адрес неизвестного кредитора, на предприятие был назначен арбитражный управляющий, который шустро повел предприятие к банкротству. Но на этот раз, рассказывает Косульников, мы были на страже. На предприятие направили своих специалистов, которые внимательно следили за деятельностью управляющего и директора и не дали им допустить "ошибку", которая могла привести к банкротству, а на самом деле - к захвату предприятия.
С сожалением приходится констатировать: наши законодатели оставили лазейки, позволяющие использовать процедуру банкротства в корыстных целях. И в этом случае фигура арбитражного управляющего становится ключевой - именно от него сегодня зависит судьба десятков, сотен московских предприятий и их многочисленных коллективов. Как правило, это люди, не нашедшие себя в профессиональной сфере. Среди них лишь 12 процентов имеют юридическое, а 23 процента - экономическое образование. Есть среди них врачи, учителя и люди без высшего образования. Среди арбитражных управляющих много тех, кто не имеет практического опыта в области предпринимательства и зачастую действует в интересах определенных финансовых структур.
Стать арбитражным управляющим может практически каждый. Для этого надо записаться на одномесячные курсы, заплатить 500 - 600 долларов, после чего, сдав экзамен и получив лицензию первой категории, можно идти управлять малым предприятием. После полугодовой практики в арбитражном суде вы получите вторую категорию, которая даст право стать арбитражным управляющим на любом предприятии Москвы. Нетрудно представить степень риска, когда человек с такой "профессиональной" подготовкой и огромными полномочиями приходит на предприятие порулить...
Никакой ответственности за ошибки арбитражный управляющий не несет. Можно, конечно, за ущерб, причиненный кредиторам, лишить его лицензии. Но лишение лицензии несопоставимо с финансовым результатом, который может быть достигнут в результате захвата крупного предприятия. Зачастую действует принцип: мавр сделал свое дело - мавр может уходить... на заслуженный отдых. И жить в свое удовольствие на полученный от "захватчиков" гонорар. Тысячи работников захваченных предприятий такой возможности не имеют. Число преднамеренных банкротств будет и дальше расти, если срочно не принять необходимые меры.
Эти меры, говорит А. Косульников, сейчас предпринимаются. В ближайшее время предполагается взять под особый контроль любые действия арбитражных управляющих на предприятиях, где имеется доля государственной или городской собственности. Будет обращено особое внимание и на меры со стороны исполнительных органов.
Необходимо также добиться более жесткого взаимодействия, координации работы государственных структур: налоговой службы, департамента госимущества, земельного комитета. Недопустимо, как это произошло в случае с 8-м таксопарком, когда государственная структура - Москомзем, являющийся кредитором предприятия, исходя из своих чисто ведомственных интересов, голосует за продажу предприятия, не вникая, кому и на каких условиях его продают.
Впрочем, случай с таксомоторным парком, вообще особый. Комитет подал в суд заявление о признании сделки недействительной и обратился в прокуратуру города с просьбой расследовать действия арбитражного управляющего Раисы Кучевой, нанесшей материальный ущерб городу... Впредь имена мошенников, захватывающих государственную собственность, и тех, кто их финансирует, будут предаваться огласке.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников