09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРОЩАНИЕ С ЦАРЬ-РЫБОЙ

Петров Александр
Опубликовано 01:01 15 Августа 2003г.
Громадную белугу нередко видели рядом с плотиной Жигулевской ГЭС. Местные рыбаки прозвали ее Машкой. Даже пытались подкармливать. А недавно узнаю: недалеко от поселка Зольное - это почти в трех десятках километров ниже плотины - рыбаки выловили белугу, которая плыла кверху брюхом по течению и едва подавала признаки жизни. Скорее всего, это и была Машка. Кроме нее ни одна белуга на глаза или в сети за последние годы не попадалась. Скрыть такой улов от инспекции рыбной охраны еще можно, но не от местных жителей, которые знают все, что творится на реке ...

Что же случилось с Машкой? Есть ли еще в Саратовском и Куйбышевском водохранилищах другие белуги?
- Вряд ли... Стерлядь и та встречается все реже и реже, - говорит доктор биологических наук, профессор, заведующий лабораторией Института экологии Волжского бассейна Игорь Евланов.
Он и в существование Машки не очень верит, хотя слухи о ней доходили. Ученому нужны факты, а не разговоры. А на сегодня фактом является практически полное исчезновение осетровых в этом регионе. Как мне сказали в управлении "Средневолжрыбвода", последний осетр где-то под Казанью был выловлен лет десять назад. Весил 205 килограммов, прожил 35 лет. Белуги при благоприятных условиях могут жить и до 100. Увы, таких условий давно уже нет. Стерлядь сохранилась лишь потому, что популяцию поддерживают искусственно - почти каждый год Жигулевский рыбзавод выпускает в реку более 700 тысяч мальков.
Но если бы только к осетрам да белугам сводились все волжские проблемы... Великая русская река давно уже превратилась в сеть водохранилищ, каждое из которых - гигантский отстойник промышленных сбросов. Из восьми плотин шесть не имеют никаких сооружений для пропуска нерестовых рыб. Сами нерестилища находятся в жутком состоянии. Даже в застойные годы для их поддержания выделялись необходимые деньги. Сейчас - увы. Энергетики снижают уровень воды в рукотворных морях, совершенно не заботясь о том, что на солнце гибнут миллиарды икринок.
К тому же в реке - вся таблица Менделеева. По расчетам некоторых ученых, токсическая нагрузка на Волгу и ее притоки, водами которых пользуется порядка 40 процентов населения России, в пять раз превышает средние показатели других регионов. Недалеко от того места, где обитала Машка, в окрестностях села Федоровка, Центральный район Тольятти сбрасывает нечистоты. Этот район реки стал зоной экологического бедствия. Другая такая зона - в районе Студеного оврага, где, кстати, берут воду для нужд города Самары.
Ученые Института экологии Волжского бассейна в книге "Аномалии у рыб" рассказывают о последствиях загрязнения реки. Отклонений от нормального развития множество. Уже никого не удивляет отсутствие жаберных крышек у личинок, опухоли и деформирование головы. Исследования показывают, что нарушения есть даже в клетках крови - так далеко зашли негативные процессы.
В Саратовском и Куйбышевском водохранилищах появились рыбы, которых никогда здесь не было. К примеру, тюлька, рыба-игла, пять видов бычков.
А недавно был пойман и вовсе диковинный экземпляр - только детей пугать. Рыба около 30 сантиметров, вся в шипах и прочих костных наростах. В Волге этакое чудище до сих пор не встречали. Как выяснилось, это пинагор, обитататель северных морей.
К чему приведет миграция рыб - неизвестно. Исчезновение одних видов, появление других нарушает и без того хрупкую экологическую систему, сложившуюся в бассейне реки. Как пишут местные газеты, недавно в волжской рыбе обнаружен червь (гельминт). Он проникает в организм человека, когда едят, к примеру, вяленого карпа. По кровеносным сосудам попадает под кожу и вызывает сильнейший зуд. Если верить публикациям, сегодня гельминтом поражено чуть ли не все семейство карповых Нижней Волги. Вода в среднем течении для него вроде бы холодновата. Но сегодня в природе все перепуталось, так что можно ждать и этого гостя в Саратовском и Куйбышевском водохранилищах.
Нужны комплексные исследования, чтобы контролировать все негативные процессы. Но денег на них, как всегда, не хватает. В этом году сотрудники Института экологии Волжского бассейна организовали экспедиции за счет транша, который получили по программе " Интеграция", - победили в одном из конкурсов. Но это не деньги - слезы.
Для проведения мониторинга Саратовского водохранилища нужно 500 тысяч рублей и 750 тысяч - для Куйбышевского.
В федеральном бюджете их не находится, хотя речь идет не только о рыбах и их болезнях - о людях тоже. Тех самых 40 процентов населения страны, что пьют волжскую воду. Звучит, конечно, дико, но факт: не можем найти около 1,5 миллиона рублей, чтобы заглянуть в свой завтрашний день и знать, к чему нам готовиться.
Чтобы найти деньги на исследования, ученые предлагают пустить "шапку по кругу" среди тех предприятий, что пользуются природными ресурсами. В Средневолжском бассейне их более 150.
- Рыбу они вылавливают фактически бесплатно, - говорит заместитель начальника управления "Средневолжрыбвод" Владимир Самсонов. За прошлый год эти предприятия добыли около четырех тысяч тонн. Десять лет назад было шесть с лишним тысяч, хотя рыболовецких коллективов насчитывалось лишь в пределах 100. Словом, количество желающих приобщиться к истаивающему рыбному улову растет. Истаивающему - по официальным данным. Сколько неучтенной продукции уходит налево, не знает никто. Если земледелец удобряет почву, чтобы получить хороший урожай, то эти предприятия просто процеживают воду сетями. Проект закона "О рыболовстве", который мог бы регулировать этот процесс и обязал бы платить за использование природных ресурсов, уже восемь лет лежит без движения в Госдуме, так что денег от наших рыбачков мы не скоро дождемся.
Великой русской реке не пожертвования нужны, не с миру по нитке - требуется постоянная государственная забота. К этому нас обязывает и Всемирная хартия природы, принятая Генеральной Ассамблеей ООН в 1982 году. В ней говорится, что генофонд живых существ не должен ставиться под угрозу, а численность популяции нам следует сохранять на уровне, достаточной для воспроизводства. Как сохраняем - видно на примере осетровых рыб.
Гибель волжской белуги - еще один, может быть, последний сигнал человеку о том, что река больна.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников