11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОДВИЖНИК

Когда мы познакомились с Яном Заброцким, его небольшая квартира в варшавском микрорайоне Стэгны напоминала нечто среднее между библиотекой и клубом. Здесь допоздна засиживались за чашкой кофе (и не только кофе) ученые-славяноведы, приезжавшие со всей Польши, да и из самого что ни на есть дальнего зарубежья, вплоть до США и Австралии, - литераторы, издатели, книготорговцы. Здесь находили свой интерес стар и млад, профессор и студент.

Было это в середине девяностых годов. Заброцкий оставил тогда работу в Академии наук, где занимался рекламированием изданий, распространяемых за границами Польши. В самой же стране к тому времени с полок магазинов исчезли российские, белорусские, украинские книги. Ими слабо пополнялись фонды библиотек. А потребность в философской, научной, исторической, справочной, православной, учебной литературе из-за Буга не иссякла. Чтобы поддержать пересыхающие ручейки ее поступления, Заброцкий рискнул: ушел с работы, открыл в 1995 году фирму "Славика", зарегистрировав ее у себя на дому, и стал оживлять связи между издателями и потребителями восточнославянской книги.
И забурлили ручейки! Мне тоже пришлось чуток прикоснуться к этому делу: отправляясь в Варшаву из Минска, по просьбе Яна прихватывал с собой посылки от его поставщиков - десяток-другой экземпляров новой книги. Это поначалу вызывало настороженное любопытство таможенников на границе, да с годами пообвыкли.
Постепенно квартира Заброцких превратилась в склад, где книжные штабеля уже служили и стульями, и столами. Хотя гостеприимство супруги Ханны оставалось неизменным, стало ясно, что в этой тесноте и клубах сигаретного дыма дальше жить нельзя.
После долгих поисков удалось арендовать за умеренную плату помещение на улице Гагарина, 15. Резиденция не ахти какая на первом этаже блочного жилого дома, но зато почти в центре города, рядом с Лазенками - королевским парком и дворцом Бельведер.
Выкрасил-выбелил стены-потолки, у кого-то достал столы, кто-то поделился стульями, за свой счет заказал стеллажи. Славянский центр и обустраивался по-славянски - с миру по нитке. Картины, украсившие стены, написала художник-любитель, профессор украинской этнографии Ольштынского университета Ярослава Конева (она из семьи маршала Конева, спасителя Кракова).
Сегодня это не просто магазин оптовой и розничной торговли книгами и прессой славянских народов и даже не клуб по интересам, а именно Центр славянской культуры. Но книга здесь, безусловно, главенствует. Отсюда российские, белорусские, украинские издания распространяются не только по библиотекам, вузам, отдельным читателям по всей Польше, но и идут в Германию, Швейцарию, Англию, Канаду, США... Расходятся по свету произведения философов, таких, как Бердяев, Розанов, Соловьев, исторические изыскания, литературоведческие опусы, а вместе с ними справочники, словари, учебники русского языка и даже прописи.
А для проводимых мероприятий, которые Янек, отлично говорящий на многих славянских языках, называет на европейский манер "импрезы", явно не хватает 55 стульев. Больше у Центра нет, хотя нередко собирается до двухсот человек. Здесь "польские парни замечательно поют русские песни", как шутит Ян, предлагают посетителям кассеты с записями хора диакона Ежи Шурбака, выступления которого собирают, наверное, не меньше людей, чем книг в Центре. Здесь в День Победы звучали песни военных лет - их пел рязанский ансамбль "Радуница" вместе с польскими школьниками и студентами на русском языке. Такого рода встречи устраиваются едва ли не ежемесячно совместно с Российским институтом культуры в Варшаве, оставшимся бездомным.
- У нас самое плохое время для русского языка уже заканчивается, - делится своими наблюдениями Ян, сидя за компьютером, на котором набирает очередной каталог изданий, предлагаемых Центром. - В последнее время все лучше идут книги по русскому языкознанию. Причем не только научная литература, но и словари, учебники. Недавно получил крупный заказ на учебник "Изучаем русский язык". Начальная школа-восьмилетка из небольшого городка Велюнь в центральной Польше попросила 260 экземпляров. Там все школьники начинают изучать русский как обязательный иностранный.
На последней "импризе" в Центре встретились два друга молодости, которые не виделись 35 лет, два Анджея - один с непольской фамилией де Лазури, другой - известный певец Росевич. В юности они зарабатывали в Лондоне тем, что пели по ресторанам русские песни и частушки под балалайку. Но в тот вечер несколько десятков ученых-русистов собрались совсем не для того, чтобы послушать русские романсы. Основной причиной была презентация русско-польско-английского лексического словаря, три тома которого уже выпустил авторский коллектив во главе с профессором университета в Лодзи Анджеем де Лазури, а выход четвертого ожидается к концу этого года. Это единственный в своем роде словарь, который призван помочь европейцам приблизиться к истокам русской культуры.
Профессор де Лазури объясняет: "Чужеземец не в состоянии понять Россию умом, думая и рассуждая о ней на своем родном языке. Русскую действительность следует понимать через русский язык".
Недавно в Центре появилась еще одна книга - повесть известного польского писателя Эдварда Куровского "Высокое небо". Удивительно, но издана она в прошлом году на русском языке в провинциальном Мичуринске в переводе Алексея Петрова из села Заворонежское. Впрочем, не так уж и удивительно, если знать, что родившийся под Львовом Куровский волею судеб провел свою юность на Тамбовщине, - о тех годах, о тех друзьях и написал повесть. Он воевал в Армии Людовой, учился на философском факультете Вроцлавского университета, был боксером, тренером, пока не стал известным писателем. С друзьями детства, приехавшими из Мичуринска, а также польскими читателями и помощниками в издании книги он и встретился в Центре на творческом вечере.
У Заброцкого на творческих и научных вечерах, концертах, на выставках, или зашедши просто так - на огонек можно встретить россиянок, вышедших замуж за поляков, православного японца - профессора Токийского университета, девушек из-за Буга, приехавших танцевать в варшавских кабаре, представителей таких редких славянских народов, как лужичане, которые живут в Германии около Дрездена, или лемки-русины, которые обитают в горах юго-восточной Польши. Для них этот Центр - своего рода духовная отдушина, где могут найти литературу на своем языке, пообщаться на нем. Это желанное место выходцев из восточного пограничья Польши, так называемых тутейшых. И сам Ян оттуда, из Гайновки, что под Беловежской пущей.
- Поначалу я хотел сделать что-то камерное, но жизнь показывает, что это не удается, - признался мне Ян. Подчас ему приходится весьма туго - ведь все мероприятия проводятся бесплатно.
Опыт Заброцкого, похоже, можно назвать "передовым". Подобную работу уже проводит Центр православной культуры в Белостоке, начинает воеводский дом культуры в Лодзи. Скоро славянские центры такого типа будут открыты в Цюрихе, Амстердаме, Вене. А Ян налаживает сотрудничество с поляками, проживающими в Югославии и в Иркутске, мечтает открыть магазины польской книги в Санкт-Петербурге, в Белоруссии и Украине. Культурный обмен должен быть взаимным, для рукопожатия нужны двое.
Как-то мы обменялись мнениями о Заброцком с известным польским русистом, профессором Ольштынского университета Базылем Белокозовичем и сошлись во мнении, что этот так ничего и не заработавший на славянской культуре человек, бедный, как церковная мышь, - истинный подвижник.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников