09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СВЕТЛАНА БЕЗРОДНАЯ: ВИВАЛЬДИ ПОЛЕЗЕН ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ

Павлова Аза
Опубликовано 01:01 15 Октября 2004г.
Женщина - дирижер, бессменный художественный руководитель оркестра, который она же и основала, назвав "Вивальди-оркестр", - согласитесь, явление необычное. Да и сам коллектив, исключительно женский по составу, уникален. Репертуар - огромный, оркестр гастролирует по всему миру. Как это удалось такого добиться всего за 15 лет?

- Если отвечать не очень серьезно, - начинает Светлана Борисовна, - то ведь само слово музыка - женского рода, вот и выходит, что для нас, женщин, проявить себя в этом искусстве - дело естественное и закономерное. Ну а по существу... Честно говоря, идея пришла ко мне каким-то мистическим образом. Просто однажды, после 20-летней паузы в концертной деятельности (так уж сложилась жизнь), на меня вдруг нахлынула греза-мечта, и я "увидела" оркестр и себя в нем вот точно такими, какие мы есть теперь. Видимо, та пауза не прошла даром, а оказалась временем внутренней подготовки, накопления творческого потенциала. Есть еще объяснение - мне захотелось "возразить" великому Тосканини, который не приветствовал участие женщин в оркестре: говорил, что некрасивая оркестрантка раздражает его, а красивая отвлекает... Сказался и мой характер, сочетающий авантюризм с увлеченностью делом. Если бы меня послали в шахту - так же самозабвенно рубила бы уголек, как руковожу оркестром и играю на скрипке.
- Наверное, в Вивальди вы почувствовали родственную душу - не зря же этот рыжий авантюрист времен инквизиции, аббат, пишущий божественную музыку, дал имя вашему оркестру...
- Фигура Вивальди очень современна. По жизни - игрок, спасавший учеников от инквизиции, и в то же время человек чистейшей души, он писал светлую, возвышенную музыку.
- У вашего коллектива очень необычный сценический образ. Вы и сами дирижируете нетрадиционно - играя на скрипке и зачастую стоя лицом к публике...
- Я не ставила перед собой специальной цели - делать "не так, как все". Главное для меня - донести до слушателей сам дух исполняемой музыки. Ну а начало дирижированию стоя лицом к оркестру положили Вагнер и Верди, а до них повернуться к публике спиной считалось неприличным. Сплошь и рядом капельмейстер при этом еще и солировал на инструменте - как, например, Моцарт.
Сценический образ "Вивальди-оркестра" тоже менялся со временем. Сначала мы играли в почти монашеских черных платьях с белой туникой. С расширением программ у нас появились костюмы различных исторических стилей. Например, бальные платья всевозможных цветов. Мягкие тона тканей соответствовали светлой, праздничной музыке. А для программы "Брызги шампанского", посвященной эстрадной музыке 1920 - 1930-х годов, прекрасно подошли черная юбка с белой кофтой и темно-серым галстуком в крапинку.
Но самое главное, конечно, не одежда, а программы. Для меня два Бога в музыке: Моцарт и Чайковский. Кроме них, играем лучшие образцы классической музыки разных времен: от Боккерини до Бриттена, Шостаковича, Шнитке, классической эстрадной музыки ХХ века... Еще одна традиция: вот уже семь лет мы готовим программу (каждый раз, естественно, новую) к Дню смеха 1 апреля, и называется она "Музыканты шутят". Шутят музыканты, надо сказать, с мастерством и выдумкой. Знаменитый пианист Николай Петров играет с нашим оркестром Баха, затем мы переходим на джаз, потом Коля берет в руки альпийский рог, после чего мы все "откалываем" канкан... Или Святослав Бэлза и Василий Лановой вместе с оркестром исполняют произведение Шнитке, солируя на... кастрюлях. Это тоже надо уметь!
На вечере Владимира Михайловича Зельдина, мы сыграли болеро из его коронного спектакля "Учитель танцев". Актер снял пиджак и станцевал знаменитое фуэте, а затем стал на колено. Сидящему в зале нашему знакомому доктору-кардиологу, который мыслил медицинскими категориями, от такого удальства чуть не стало плохо.
- Медики в подобных случаях не пугаться должны, а подключиться к пропаганде высокого искусства. Почему бы, скажем, не делать приписки на афишах вроде: "Минздрав напоминает - хорошая музыка полезна для вашего здоровья"...
- Это точно - полезна, в чем я убедилась на собственном примере. В 1995 году за три дня до отъезда на гастроли в США тяжело заболела: сложное нервно-кожное заболевание, вызывающее страшные боли вдоль всего позвоночника. Невропатологи потребовали госпитализации. Но я запаслась лекарством и поехала. Из штата в штат мы колесили на автобусе, по 500 км в день. От боли я не могла сидеть, металась по автобусу, нервируя шофера. Невозможно было надеть облегающее концертное платье. Продавец магазина, куда я зашла, долго не мог ничего мне предложить. Наконец я втолковала ему, в чем дело, и он подарил мне две просторные кофты, в которых я потом выходила на сцену. Самое интересное: когда находилась с оркестром перед публикой, не чувствовала боли, ее словно не было! И так в течение всех двух месяцев гастролей.
- Светлана Борисовна, люди по-разному приходят в музыку: одни выбирают ее сами, за других это делают родители, а есть и такие, которых, можно сказать, выбрала сама музыка, они родились в ее атмосфере... К какой категории вы относите себя?
- Мне кажется - к последней. Не обошлось, разумеется, без помощи родителей. Отец учился сразу в двух вузах - музыкальном (хотел стать скрипачом) и медицинском (ему и врачебная профессия нравилась). Однажды в поезде у него украли скрипку. Фаталист, как и я, он сказал: значит, буду доктором. Но связи с миром музыки семья не теряла, дружила с многими музыкантами, в том числе с Мстиславом Ростроповичем, который оказал на меня определенное влияние в музыке и в жизни. Моим первым мужем был выдающийся скрипач Игорь Безродный. В общем, деваться мне было некуда...
А вот сын Сергей - пианист. Выбирая ему профессию, мы решили: виолончель носить тяжело, скрипку легче, но тоже надо носить, а рояль - нет.
Позже, когда он уже работал как пианист и клавесинист в "Виртуозах Москвы" у Спивакова, жизнь и ему показала, что значит таскать инструмент на собственном горбу. Дело в том, "Виртуозам" предстоял концерт в Кремле. Но транспорт с инструментами дальше ворот не пустили. И пришлось сыну с двумя помощниками тащить клавесин через всю Соборную площадь. Да не как-нибудь, а бегом, потому что при входе им сказали: "Давайте-ка побыстрее". В этих форс-мажорных обстоятельствах он, думаю, жалел, что не скрипач и не виолончелист.
- А вам не приходилось попадать в подобные чрезвычайные обстоятельства?
- Бывало. На гастролях в Костроме, когда мы играли тишайшее адажио из Вивальди и зал замер, - вдруг раздался сильный взрыв: перегорел светильник на сцене. Осколки посыпались на оркестр. Один на виолончелистку - она его смахнула, другой, горящий, - прямо мне на скрипку и провалился в эфу (это такая прорезь в форме буквы f). Я, не прекращая игры, думала: что же будет со скрипкой, она ведь из государственной коллекции. Но все обошлось и со скрипкой, и с Вивальди, которого мы исполнили так, как будто ничего не произошло.
- Какое место в жизни занимают семья, увлечения?
- Семья - опора. Это прежде всего относится к моему мужу - журналисту-международнику Ростиславу Черному. Ну а увлечений хватает. Я люблю фотографировать, водить автомобиль, а еще - готовить, убирать, стирать. Обожаю собак, они были в доме всегда, отогревая душу.
- В вашем искусстве крепкая академическая основа сочетается с некоторыми чертами эстрады, даже шоу. Очень интересно, как вы, человек, сроднившийся прежде всего с классикой, оцениваете состояние нашей популярной музыки?
- Эстрада, за редким исключением, заполонена бездарными, вульгарными исполнителями и низкопробной музыкой. Ее так называемая энергетика не пробуждает в людях ничего, кроме агрессии, и оттого далеко не безобидна. Кстати, на Западе, на который мы так любим ссылаться, к классике куда более уважительное отношение. А в странах Азии в гостиничных лифтах не редкость услышать Моцарта или Чайковского. Вот и нам бы так...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников