09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КОНКУРЕНЦИИ НЕ БОИМСЯ

Ястребцов Геннадий
Опубликовано 01:01 15 Ноября 2005г.
Сегодня об этом много говорят и пишут. Одни склонны полагать, что вступление нашей страны во Всемирную торговую организацию (ВТО) - это, как в шахматах, удачный ход конем, открывающий отечественным товарам свободный доступ на мировые рынки. Другие пугают россиян негативными последствиями, считая ВТО троянским конем, который уничтожит наших товаропроизводителей, ибо успешно конкурировать в рамках ВТО способны лишь страны с высокоразвитыми промышленностью и сельским хозяйством.Кто же прав и что в действительности найдет или потеряет Россия после вступления в ВТО? С этого вопроса началась наша беседа с заместителем председателя Совета Федерации Светланой ОРЛОВОЙ.

- Истина, как водится, посередине, - говорит Светлана Юрьевна. - Да, наша страна, безусловно, заинтересована в дальнейшей интеграции российской экономики в мировое хозяйство. Но заметим: главные тенденции нашего развития будут определяться не тем, присоединится или не присоединится Россия к ВТО, а общим ходом экономического движения страны. Оно направлено на рационализацию расходов, усиление внимания к социальной сфере, повышение качества продукции отечественных предприятий с тем, чтобы как раз успешно конкурировать на внешних рынках.
ВТО - не волшебная палочка, не благо для одних или угроза для других. Цель этой организации - развитие международных механизмов для взаимовыгодной торговли на основе конкуренции.
Сейчас в составе ВТО более 140 стран, на которые приходится 90 процентов всей мировой торговли. Еще 30 стран в процессе подготовки к присоединению, в том числе и Россия.
- Мы уже лет пять "стоим в очереди". Почему так долго?
- Потому что в столь ответственном деле надо семь раз отмерить, прежде чем отрезать. Вступление в ВТО - не самоцель. Эта тема логически вытекает из той экономической политики, которую на протяжении ряда лет проводят президент Владимир Путин и правительство при поддержке парламента и партии "Единая Россия".
Да, мы хотим интегрировать страну в мировой рынок, но лишь на приемлемых для нас взаимовыгодных условиях. Мы не бедные родственники по отношению к ЕС и США. Достаточно сказать, что в России уникальный минерально-сырьевой потенциал, в ее недрах сосредоточено 30 процентов мировых запасов природного газа, 50 процентов алмазов, 25 - никеля, 17- олова, почти 10 процентов нефти и просто несметные ресурсы угля - его хватит на полторы тысячи лет. У нас и самые большие запасы пресной воды - более 20 процентов мирового объема.
- Это так. Однако вряд ли западные транснациональные корпорации жаждут видеть нас в роли достойных конкурентов. Скорее им хотелось бы отвести нам роль сырьевого придатка высокоразвитых стран.
- Хотеть никому не возбраняется. Однако реальность такова, что сейчас в России созданы благоприятные условия для инвестирования крупных, интересных, подчас уникальных проектов в различных отраслях. Мы имеем устойчивый экономический рост. Взят курс на диверсификацию, чтобы средства направлялись не только в сферу нефтяного или газового бизнеса, но и на интенсивное развитие обрабатывающей промышленности, высоких технологий, инноваций. Зарубежные партнеры вынуждены признать, что интеллектуальный капитал России сопоставим, если позволить такое сравнение, с ее энергетическим ресурсом.
- Но тот же наш энергетический ресурс в ЕС пытаются "разыграть", выдвигая требования продавать продукцию нефтяной и газовой отраслей внутри России по мировым ценам.
- Это один из камней преткновения на переговорах о нашем вступлении в ВТО. Тут прежде всего надо учитывать социально-экономический аспект. Страна - поставщик энергоресурсов вовсе не обязана продавать их у себя дома по ценам международного рынка. Необходимо иметь в виду и уровень благосостояния россиян, и климатические, географические условия. Если согласимся с установлением мировых тарифов на товары и услуги наших естественных монополий, это больно скажется на всей промышленности, неизбежно подорвет ее конкурентоспособность.
- Мы и без того теряем престиж целых отраслей, к примеру, таких важных для большой страны, как автомобильная и авиационная. За девять месяцев наши автозаводы выпустили 783 тысячи легковых машин - на 6,7 процента меньше прошлогоднего. Производство автобусов за этот же период составило 53,4 тысячи единиц - на 7,8 процента меньше. Еще хуже дела в авиации. Если в 1992 году мы построили 81 авиалайнер, то в 2004-м - лишь 13. Для сравнения: европейский "Эрбас" и американский "Боинг" выпускают по самолету в день...
- Что касается автомобилей, то в статистический отчет автопрома пока не входят иномарки, собранные в России. Шесть заводов собирают теперь у нас машины восьми известных западных марок. Таким образом, де-факто уже идет интеграция российского автопрома в мировую автоцивилизацию. И в авиации надо искать возможности роста, в том числе на основе кооперации, хотя самолеты мы сами всегда делали гораздо лучше автомобилей.
- Светлана Юрьевна, а все же какие сектора экономики, на ваш взгляд, могут оказаться в выигрыше, а какие пострадают при вступлении в ВТО?
- Ну, к примеру, черная металлургия, чей экспорт сейчас во многих странах ограничивается, безусловно, выиграет. Как и ряд подотраслей сельского хозяйства. У нас заметно вырвались вперед два направления - производство зерновых и масличных культур. Вполне конкурентоспособны также птицеводство и производство сахарной свеклы. Вообще, как отмечалось на недавнем Всемирном экономическом форуме, Россия уже к 2015 году может стать крупнейшим розничным продовольственным рынком Европы. Это одновременно и благоприятная возможность, и своего рода вызов российскому сельскому хозяйству.
В то же время, если такие отрасли, как сельхозмашиностроение, автомобилестроение, станкостроение, судостроение, не смогут конкурировать на внутреннем рынке с зарубежными производителями и сократят, а то и вообще свернут производство, это ударит и по той же конкурентоспособной металлургии, ее продукция просто не будет востребована.
- Последний вопрос. Сейчас идут как двусторонние, так и многосторонние переговоры России с членами ВТО. Что вызывает сложности?
- Тут много разных аспектов. К примеру, США настаивают на резком снижении нами ввозных пошлин на самолеты. Евросоюз, с которым двустороннее соглашение о вступлении России в ВТО давно заключено, по-прежнему увязывает наше членство с отказом от взимания денег с европейских авиакомпаний за транссибирские перелеты. Есть у участников переговоров и вопросы об уровне господдержки в России сельского хозяйства, о внутренних ценах на газ. Немало претензий в связи с несоответствием российского законодательства и правоприменительной практики к нормам ВТО. Дело в том, что современная правовая база этой организации включает в себя почти 60 документов - соглашений, договоренностей, решений, протоколов...
Во многом это рутинные вопросы, которые можно достаточно быстро урегулировать на основе компромиссов. Но есть и принципиальные моменты. Вот они требуют терпения, выдержки и времени. Переговоры ведутся напряженно. И тут важно использовать все имеющиеся ресурсы, в том числе возможности депутатского корпуса, который представляет Россию в Совете Европы. Это и ПАСЕ, и Конгресс местных и региональных властей Европы, российскую делегацию в котором я возглавляю.
Наша страна намерена твердо отстаивать свои позиции. И те зарубежные политики, которые хотели бы видеть Россию в качестве сырьевого придатка, будут разочарованы: их надеждам не суждено сбыться.
Беседу вел


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников