05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧИЧИКОВ ОБРЕЛ ДУШУ

Лебедина Любовь
Опубликовано 01:01 15 Ноября 2005г.
Художественный руководитель Театра имени Маяковского собрал настоящий звездный ансамбль, чтобы поставить две части бессмертного произведения: одну - всем известную и вторую - по уцелевшим отрывкам сожженной автором рукописи. В создании музыкально-поэтической притчи режиссеру помогали композитор Владимир Дашкевич и поэт Юлий Ким.

К этому театральному сочинению можно относиться по-разному. Я не сомневаюсь, что у него будут как сторонники, так и противники, потому что Арцибашев и инсценировщик Владимир Малягин попытались реанимировать то, что Гоголь хотел скрыть, уничтожив свой второй том. Следовательно, они пошли против его воли. С другой стороны, при наличии уцелевших черновиков им никто не запрещал пофантазировать на тему дальнейшей судьбы Чичикова, так неожиданно оборвавшейся в первой части поэмы. В общем, спорить тут можно бесконечно, но если спектакль получился интересным и современным (а это так), то, значит, его авторам удалось показать биографию Чичикова в полном объеме, не погрешив против Гоголя.
В первом акте спектакля разворачивается известная всем история с покупкой мертвых душ, во втором - разыгрывается новый сюжет. Верный себе Чичиков вновь идет на аферу, терпит фиаско и попадает в тюрьму. После чего раскаивается и обретает живую душу. Арцибашев понимал, что такой поворот в мировоззрении обаятельного мошенника может показаться притянутым за уши, поэтому он изначально представляет Чичикова как одного из тех маленьких людей, которые, поступившись совестью, пытаются выжить в условиях безумного рынка, где нравственные ценности утрачены и обманщик погоняет обманщика.
Сергей Арцибашев решил сам сыграть Чичикова. Не потому, что в труппе нет достойных актеров на эту роль - просто Чичиков в его трактовке "режиссирует" свою жизнь, готовится к встречам со своими клиентами-помещиками заранее и в зависимости от обстоятельств надевает то одну "маску", то другую. Конечно, с такой задачей лучше всех мог справиться играющий режиссер, каковым является Арцибашев, неоднократно выступавший на сцене Театра на Покровке и снимавшийся в кино. В этом спектакле он объединил вокруг себя исполнителей, спровоцировал их на творческое соревнование с собой. И артисты выкладываются по полной программе. К тому же многие из них играют две роли: одну в первой части и совершенно противоположную - во второй.
Красавец Игорь Костолевский вначале появляется в образе этакого "бомжа", всеми забытого Плюшкина, который буквально выползает из собачьей конуры, обросший, с беззубым ртом, так что зрители долго гадают: а Костолевский ли это? Зато во втором акте артист преображается в статного генерал-губернатора, идеального слугу народа и верного сподвижника царя-батюшки, каленым железом выжигающего коррупцию и отправляющего Чичикова в тюрьму. Или, к примеру, Александр Лазарев. В первой части спектакля он изображает Ноздрева с повадками "соловья-разбойника", готового всех предать и продать. Такова уж его подленькая суть. Ну а во втором акте Лазарев играет сладенького ябеду Хлобуева, просвистевшего свое имение и нацелившегося прибрать к рукам наследство умирающей тетушки. Между этими персонажами нет ничего общего, но именно они становятся главными виновниками банкротства Чичикова. Вначале Ноздрев перекрывает ему кислород, разоблачая скупщика мертвых душ перед общественностью, потом Хлобуев, узнав, что долгожданное наследство уплывает к Чичикову, пишет донос губернатору, после чего его друг оказывается за решеткой.
Павла Ивановича Чичикова подвела излишняя сентиментальность. Все его мечты крутятся вокруг желанного семейства с красавицей женой и кучей ребятишек. Стоит ему только закрыть глаза, как эта пасторальная картинка встает перед ним, и тогда он с удвоенной энергией начинает проворачивать свои дела.
Чичикову ассистируют в его "бизнесе" чиновники. Они кружат вокруг него, их отвратительные ухмыляющиеся рожи просовываются в дыры стенок двухметрового цилиндра, стоящего в центре сцены и напоминающего устройство для фокусов. Стоит только Чичикову вручить этим "говорящим головам" деньги, как они моментально исчезают, но тут же из черной пасти резервуара вытягиваются новые жадные руки и опять им надо давать. Это напоминает сеанс черной магии, от которой становится страшно и муторно на душе.
"Куда же ты несешься, Русь?" - спрашивает режиссер вслед за Гоголем. Где в этом безумном мире, наполненном фантомами, можно найти спасение? Ответ дается в финале спектакля, когда полностью раздавленный Чичиков, не помышляющий уже ни о семейном счастье, ни о богатстве, спрашивает у своего кучера: "Как ты думаешь, Селифан, у меня есть живая душа?" И плачет. Чичиков вспомнил о душе, когда он остался гол как сокол. Вернее, это душа напомнила ему о себе, указывая Чичикову путь к спасению.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников