22 февраля 2017г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
0
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 57.86   € 61.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОТ МАЛА ДО ВЕЛИКА

Рычкова Ольга
Опубликовано 01:01 15 Ноября 2006г.
Когда речь идет о жизни замечательных людей, сразу представляешь великих правителей, полководцев, художников, поэтов, ученых. Они оставляют в истории глубокий след, создавая и разрушая государства, творя гениальные книги, картины, изобретая формулы и машины. За это им ставят памятники, посвящают биографические исследования и главы школьных учебников. Конечно, великие и знаменитые достойны звания людей замечательных. Но разве маленький человек - любимый герой русской литературы - не имеет на это права?

ПОЭЗИЯ ГЛАВНЕЕ БЫТИЯ
Со смерти Иосифа Бродского (1940-1996) прошло десять лет, но его полноценная биография появилась только сейчас. Автор книги "Иосиф Бродский: Опыт литературной биографии" поэт и филолог Лев Лосев был знаком со своим героем более тридцати лет и хорошо знает подробности его жизни. Первые стихотворные опыты и знакомство с Ахматовой, суд над "окололитературным трутнем" (так припечатал Бродского в 1963 году "Вечерний Ленинград") и ссылка (поэт назвал ее одним из лучших периодов жизни), отъезд на Запад и Нобелевская премия, болезнь и смерть...
Сам Бродский считал жизнь слишком непредсказуемой, чтобы проследить в ней причинно-следственную связь: из одного вытекает другое, из другого - третье... Поэтому в стихотворении "Я входил вместо дикого зверя в клетку...", написанном в день своего сорокалетия, перечислял автобиографические факты без всякой последовательности: "Я входил вместо дикого зверя в клетку,/ выжигал свой срок и кликуху гвоздем в бараке,/ жил у моря, играл в рулетку,/ обедал черт знает с кем во фраке..." А на свой же вопрос "Что сказать мне о жизни?" отвечал только: "Что оказалась длинной..." Он был категорическим противником биографий и настаивал, чтобы о нем судили лишь по стихам. И "не хотел, чтобы стихи рассматривались как непосредственная реакция на жизненные перипетии". Скорее, наоборот: не бытие определяет поэзию, а поэзия - бытие.
Лосев об этом помнит: его труд - "в основном... обозрение не частной жизни поэта, а его жизни и поэзии в отношении к эпохе, ее литературе, культуре и философии..." Может быть, против такой биографии Иосиф Бродский не возражал бы.
"СВОЛОЧЬ" - ЛУЧШИЙ КОМПЛИМЕНТ
А вот знаменитый балетный артист Марис Лиепа (1936-1989), чье 70-летие отмечают в нынешнем году, сам написал "о времени и о себе" в книге "Я хочу танцевать сто лет". Недавно она вышла без купюр и правок, которые при жизни Лиепы вносила советская цензура. В книгу вошли также отрывки из его дневника; "Продолжение", написанное его дочерью, балериной Илзе Лиепа; воспоминания современников - Галины Улановой, Екатерины Максимовой, Владимира Васильева, Валерия Рубинчика и других.
Искусство танца, увы, недолговечно, и запечатлеть его под силу разве что кинопленке - и то весьма условно. Тем, кому не довелось воочию увидеть выступления мастера, остается смотреть записи старых спектаклей и читать книгу, проникнутую огромной любовью к искусству. Балет для Лиепы - и праздник, и тяжкий труд, и триумф, и боль... Словом, вся жизнь. Однажды за полчаса до начала "Жизели", где Марис исполнял роль Альберта, ему принесли горькую весть о смерти мамы. "У меня не было времени плакать и горевать, я не имел на это права, поскольку уже полностью перевоплотился во влюбленного, легкомысленного сердцееда Альберта, который лишь после настоящей трагедии научился любить и страдать по-настоящему. Только после спектакля, когда острота переживаний Альберта и мое личное горе уже немного притупились, я задумался: что сильнее и ярче в жизни артиста - сила сценического переживания или жизненные драмы и трагедии? Или - и те, и другие?.. А может быть, жизнь твоих сценических героев уже давно стала твоей собственной жизнью?"
За свою карьеру артист получил море наград, цветов и комплиментов. Но одной из самых дорогих стала для него похвала коллеги Алексея Ермолаева, который после "Спартака" зашел к Лиепе-Крассу в гримерку со словами:
"- Марис, ну какая же вы сволочь!.. Потрясающая сволочь!.. Прямо гениальная сволочь!
И лишь в это мгновение я понял, что сделал своего Красса!"
ГЕНИИ НАШЕЙ КОММУНАЛКИ
Поэты, актеры и представители других "штучных" творческих профессий всегда на виду и уже тем интересны и примечательны. Однако Вячеслав Пьецух убежден, что замечательную личность можно встретить и в соседней квартире, и в захудалой деревне - словом, в самых неожиданных местах. Поэтому свой новый сборник повестей и рассказов он так и назвал - "Жизнь замечательных людей".
Поэты и прочая богема в книге тоже встречаются - взять хотя бы историю "Поэт и замарашка". Правда, речь не о стихотворце с громким именем, а о бедном неудачнике из московской коммуналки Николае Махоркине. Но разве не удивительно, что "и по сию пору рождаются... люди, до седых волос сочиняющие столбиком, прибегающие к различным ухищрениям, как-то: метру, цезуре, рифме, чтобы изложить нехитрые впечатления по поводу взаимодействия материи и души"? А герои рассказа, давшего заглавие всей книге, по роду занятий от высоких материй и вовсе далеки. И устремления у них самые скромные: "мелковатый мужчина самой невзрачной наружности" с язвой двенадцатиперстной кишки Тимур Движков стремится занять кресло председателя акционерного общества "Трудовик". Вот Юлий Цезарь остался в памяти человечества тем, что "подавил множество возмущений в разных концах империи, покорил косматую Галлию, зарейнских гимнастов, Британию, Сирию и Египет, упорядочил календарь, написал семь книг, поставил памятник своей лошади..." Однако и Движков, и его коллега - старший бухгалтер Нашатырев - тоже мыслят глобально. Их волнуют вопросы христианства и патологической природы человека, революции и роли личности в истории... Значит, и самый маленький человек к истории причастен. Тем более "Россия еще не выпила свою чашу, самое интересное впереди!"
Благодарим за предоставленные книги Торговый дом книги "Москва" (ул. Тверская, 8).


Loading...



Президент США Дональд Трамп ужесточил миграционную политику и запретил въезд в страну гражданам семи мусульманских стран. Поддерживаете?