09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВОЖДИ ПРОТИВ ПИГМЕЕВ

Рычкова Ольга
Опубликовано 01:01 15 Ноября 2007г.
Некоторые считают, что о Великой Отечественной достаточно вспоминать 9 Мая и 22 июня. Хотя воспоминания - это "не пересказ исчезнувшей реальности, а новое рождение прошлого".

Так считает Светлана Алексиевич, автор хрестоматийной уже книги "У войны не женское лицо", включающей свидетельства женщин - участниц Великой Отечественной. Книга переведена на десятки языков, включена в школьные и вузовские программы, однако писательница до сих пор продолжает над ней работать. Последняя авторская редакция дополнена эпизодами, ранее выброшенными цензурой, и отрывками из дневника самой Алексиевич.
Автор рассказывает, как цензоры обвиняли ее в "примитивном натурализме", в развенчании героизма, в полоскании "нижнего белья", клевете на партизан и солдат-освободителей и прочих смертных грехах: "Нам не нужна ваша маленькая история, нам нужна большая история. История Победы. Вы никого не любите! Вы не любите наши великие идеи. Идеи Маркса и Ленина". - "Да, я не люблю великие идеи. Я люблю маленького человека", - отвечала Алексиевич. Ей нужны не только герои и подвиги, но и "земная правда", какой бы страшной она ни была. О том, как пленных немцев "закалывали... как свиней, шомполами, резали по кусочкам". О крысах, которые за полчаса сжирали солдатские рюкзаки ("никаких следов вещей, ни расчески, ни карандаша") и обгрызали руки тяжелораненых. О солдате, который, попав в окружение, подговаривал голодных однополчан: "Человеческое мясо съедобное. Мне один зэк рассказывал..."
Многие героини книги, вспоминая свою войну, так и говорили: "Это не для печати, для тебя..." А одна даже призналась, что ее муж накануне встречи с писательницей поучал: "Рассказывай... без слез и женских мелочей: хотелось быть красивой, плакала, когда косу отрезали... Всю ночь со мной штудировал том "История Великой Отечественной войны"... Боялся..., что не то вспомню". А для Светланы Алексиевич важнее не сами события, а те чувства, которые они вызывают в душе человека: "Пишу не о войне, а о человеке на войне. Пишу не историю войны, а историю чувств. Я - историк души..."
Книга для тех, кто хочет знать прошлое не по учебникам, а по рассказам санинструкторов, пулеметчиц, снайперов и других свидетелей и участников истории - маленьких и незаметных. Благодаря которым история "очеловечивается" и становится частью жизни.
В книге Алексиевич есть воспоминание о безымянном майоре, который по дороге на фронт произнес страшные, запретные в то время слова: "Я хочу защищать Родину, но я не хочу защищать этого предателя революции - Сталина". Хотя некоторые до сих пор считают Иосифа Виссарионовича великим человеком, ставшим жертвой клеветы и фальсификаций "троцкиста-кукурузника Никиты Хрущева" и ему подобных "пигмеев". Об этом пишет Арсен Мартиросян, который задумал восстановить честное имя генералиссимуса с помощью пятитомника "200 мифов о Сталине". Он открывается книгой "Сталин и Великая Отечественная война", включившей первые пятьдесят мифов: от "Сталин помог Гитлеру прийти к власти" до "Сталин злоумышленно не спас Р. Зорге, так как не желал иметь свидетеля своих промахов".
Например, Мартиросян утверждает, что вождь всех времен и народов вовсе не сажал "без разбора... всех, кто побывал в плену, в ГУЛАГ": таковых набралось лишь 4% и "примерно столько же направлено в штрафбаты". Сухими цифрами автор не ограничивается, то и дело давая волю эмоциям: "Но разве в железобетонные лбы нашего генералитета что-нибудь вдолбишь?!" (это к вопросу "Сталин не щадил людей на войне"). Приводятся даже стихи будущего генералиссимуса, тогда еще просто юноши Иосифа Джугашвили, которые, по мнению Мартиросяна, оказались пророческими: "...В напеве его и в песне,/ как солнечный луч чиста,/ Жила великая правда -/ Божественная мечта...// Но люди, забывшие Бога,/ Хранящие в сердце тьму,/ Вместо вина отраву/ Налили в чашу ему.// Сказали ему: "Будь проклят!/ Чашу испей до дна!../ И песня твоя чужда нам,/ И правда твоя не нужна!"
Книга для поклонников песни "Сталин - наша слава боевая, Сталин - нашей юности полет!", а также для антисталинистов, у которых наверняка найдутся свои контраргументы.
Незабвенный Иосиф Виссарионович является центральным персонажем еще одной книги - "Великая тайна Великой Отечественной: Новая гипотеза начала войны". Ее автор Александр Осокин вспоминает слова своего отца, кадрового военного, прошедшего войну от начала до конца: "Никто так и не понял, как могло случиться 22 июня 1941 года; правда об этом дне, наверное, не станет известна никогда".
В результате многолетних поисков этой правды Осокин разработал оригинальную гипотезу. По его мнению, версии о вероломстве фашистов, о сговоре нашего генералитета с гитлеровцами, о плохой боеготовности Красной армии, ослабленной сталинскими репрессиями, и т.д., несостоятельны. После разгрома Германией Франции в 1940 году "Сталин понял, что ему надо немедленно вступать во вторую мировую войну, так как иначе придется иметь дело с противником, не истощенным долгой войной, а окрепшим от побед и захвата сырьевых баз". Причем хитрый генералиссимус решил сначала воевать... на стороне Германии. Якобы он дал согласие участвовать в совместной десантной операции против Англии, чтобы продвинуть наши войска далеко на запад (после чего были возможны варианты: действительно десантироваться на берега туманного Альбиона или договориться с англичанами и "взять Гитлера в клещи"). Однако не менее хитрый фюрер тоже вел двойную игру, параллельно запланировав германо-британский крестовый поход против СССР: "Англия, скорее всего, берет на себя бомбардировку советских портов на Балтике, Черном море и на Севере, а также бакинских нефтепромыслов, возможно, с высадкой десантов..." Правда, англичане своих посулов не сдержали, зато "русские карты для немцев были открыты. А советские войска и психологически абсолютно не были готовы к смертельному бою со вчерашними союзниками, которых до этого не то чтобы пальцем тронуть - обидным словом назвать категорически запрещалось".

Книга для любителей исторических сенсаций, которые простят автору многочисленные "вполне возможно", "вероятно", "не исключено" и пр.
Благодарим торговый дом книги "Москва" (ул. Тверская, дом 8) за предоставленные книги.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников