Вопрос «Труда»: Мы пришли к рыночной экономике или заблудились по дороге?

Москва, Пушкинская площадь. 1992 год. Фото: © Anton Kavashkin, globallookpress.com

15 ноября 1991 года президент тогда еще РСФСР Борис Ельцин распорядился взять курс на «рынок». Удалось ли нам прийти к капитализму?


15 ноября 1991 года президент тогда еще РСФСР Борис Ельцин подписал пакет указов и постановлений о переходе нашей страны к рыночной экономике. Удалось ли нам прийти к капитализму?

Олег Буклемишев, директор Центра исследования экономической политики МГУ

— Конечно, мы пришли к рынку. Мой ребенок родился в 1990-м, помню, как доставали ему еду. И наша семья не была уникальной. Теперь рынок насыщен. Но в последние годы власти тянут нас обратно в СССР, в том числе и экономическими решениями.

Наталья Орлова, главный экономист Альфа-банка

— В 90-е рынок казался чем-то абстрактным, но сейчас, несомненно, мы живем в рыночных реалиях. Хотя в последнее десятилетие экономическая политика правительства все чаще их игнорирует.

Георгий Остапкович, директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ

— В начале нулевых авторитетные государства мира признали Россию страной с рыночной экономикой (Китай не признали до сих пор, хотя он занимает 2-е место по весу экономики, а мы на 13-й строчке). Однако нельзя считать нашу рыночную экономику развитой. Доля добавленной собственности, созданной госпредприятиями, достигает 70%. В развитых и даже в развивающихся странах доля госсобственности — 30% и 70% — в частных руках. Чувствуете разницу?

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации

— От бандитского рынка мы пришли к другой форме нецивилизованного рынка. Кто хотел рыночной экономики как способа удобного грабежа, тот добился своего. Все разговоры про 70% госсектора в наши дни — ерунда. Наш госсектор фактически антигосударственный. Ведь государство не реализует свое право как собственник. Недаром многие наши компании игнорируют территориальную целостность страны и не работают в Крыму.

Илья Будрайтскис, историк

— Все, что мы сегодня имеем, заложено Ельциным, Гайдаром и их соратниками. Но модели младореформаторов вступили в противоречие с жизнью. Свободный рынок подразумевает свободную конкуренцию в политике и экономике. Мы же ушли от этого совсем в другую сторону. Мы видим, как группы влияния и ведомства приватизировали позиции в государстве и превратили свои прикормленные места в источники прибыли. Такая модель тупиковая, она строится на эксплуатации мощностей прошлого и природных ресурсов.



ВАДА на четыре года отстранило Россию от участия в международных соревнованиях. Это хорошо или плохо?