05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РАЗВИЛКА

Головачев Виталий
Опубликовано 01:01 15 Декабря 2000г.
Вызвавшая столько споров ново-старая музыка российского гимна не стала центром полемики столичных либералов, собравшихся недавно в здании Московской межбанковской валютной биржи. Обсуждались более фундаментальные, на взгляд деловых людей, темы. Каковы итоги десяти лет реформ? Как оценить нынешнюю ситуацию в стране? Следует ли сторонникам демократии, свободной рыночной экономики и дальше поддерживать президента Путина или опять пришло время готовиться к худшему варианту развития событий?

Дискуссию инициировал фонд "Либеральная миссия", созданный всего лишь в начале года на базе Экономического клуба. Несмотря на юный возраст, фонд уже зарекомендовал себя не только в качестве просветительской общественной организации, но и как серьезный аналитический центр, ратующий за права граждан, равенство стартовых возможностей и экономические свободы. На этот раз собравшимся был представлен доклад президента фонда, научного руководителя Высшей школы экономики, бывшего министра и известного ученого Евгения ЯСИНА. Интрига содержалась уже в названии доклада - "Новая эпоха, старые тревоги: взгляд либерала на развитие России". Что же подметил острый глаз бывалого либерального экономиста?
Своего отношения к президенту, к его восхождению на властный Олимп автор исследования не скрывает: "Когда победил В.Путин, я радовался... Он - человек молодой и решительный, способный трезво оценить ситуацию и исполненный, надо думать, понимания своей миссии: выполнив ее, имеет шанс оставить яркий след в истории страны". Эта позиция нашла и сторонников, и весьма категорических противников. Свое жесткое несогласие выразили некоторые интеллектуалы-максималисты, придерживающиеся радикально правых взглядов. "Мы не просто должны допускать возможность ухудшения ситуации в стране, а уже сегодня начинать реально готовиться к этому", - говорил бывший высокопоставленный госчиновник, возглавляющий нынче общественную организацию "Круглый стол" бизнеса России" Петр Мостовой. "Бизнесу, соединившемуся с бюрократией и получающему особые льготы, не нужно продолжение либеральных реформ. Сначала Россия может превратиться в авторитарное бюрократическое государство (первая фаза), затем - в тоталитарное", - вторила публицист Евгения Альбац. "Мы строим иллюзии относительно президента. Они развеются. Для оптимистичных прогнозов нет оснований", - утверждал известный политик Сергей Юшенков.
Ясин спокойно выслушивал все мнения. С высоты прожитых лет и немалого управленческого, житейского опыта он, судя по представленному докладу, оценивает ситуацию совсем иначе, чем некоторые оппоненты. Вот, например, его взгляд на переход к "новой эпохе":
- С декабря 1999 года в России едва ли не все поменялось. Ушел Ельцин, символизировавший эпоху кризиса и революционных преобразований, эпоху политической конфронтации и слабого государства. У нас новый президент, молодой и здоровый, новый парламент, готовый сотрудничать с президентом. Ельцин принимал страну в преддверии катастрофы, в процессе разрушения институтов тоталитарного режима... Путину намного проще. В экономике - оживление. До горизонта, года на два, относительно тихая вода. Президент доказал свою способность действовать решительно. И его действия - укрепление государственной власти, нажим на губернаторов и олигархов, налоговая реформа, беспрецедентно сбалансированный бюджет - приносят успех. Все получается. Ничто не может поколебать доверия к президенту со стороны большинства. Отличный шанс для России открыть новую эпоху - динамического развития и преодоления национальной депрессии. Как бы только этот шанс не упустить...
А опасность такая, как отмечалось в ходе дискуссии (в том числе и самим Ясиным), есть. Среди основных угроз - широкомасштабная застойная бедность и нарастание технической отсталости. Колоссальные ресурсы, направлявшиеся в течение прежних десятилетий на создание гигантской военной машины, разорили страну, деформировали экономику, сделали ее неспособной саморазвиваться, обеспечивать потребности общества, конкурировать на мировом рынке. Тяжелой гирей на российском хозяйстве висит нерыночный сектор, включающий убыточные предприятия (их примерно 40 процентов) и огромную теневую сферу (охватывает четверть ВВП, но в той или иной мере теневыми операциями пользуются практически все). Еще - слабость банковской системы, непомерные внешние долги, инвестиционный голод... Плюс патерналистская ментальность многих граждан, приверженных старым установкам. Не сбросишь со счетов и глубокое разочарование ходом демократических и рыночных реформ (для миллионов людей они объективно обернулись непомерными тяготами и правовой незащищенностью). Наконец, налицо серьезный конфликт интересов между новой номенклатурой (это высшая бюрократия, тесно связанные с ней предприниматели) и нарождающимся средним классом, а также и крупным бизнесом, не имеющим доступа к госресурсам. Первые ратуют за капитализм "для своих" (номенклатурный капитализм), а среднему классу нужна свободная рыночная экономика.
- Кто сказал, что новая номенклатура поссорилась с олигархами? - задал риторический вопрос активно участвовавший в дискуссии Олег Вьюгин (напомню: он ушел в крупный бизнес с должности первого замминистра финансов). - Олигархи просто-напросто зарвались, решили, что деньги стоят впереди власти. Так некоторые и говорили: "Я покупаю власть". На самом деле в России действует совсем иной принцип: "власть - это деньги", власть всегда впереди. И кто из крупных бизнесменов согласился с этим, тот сейчас в полном порядке. Новая номенклатура предприимчивее, энергичнее, умнее прежней - косной, подорвавшей советскую экономику и, по сути, развалившей СССР. С новой номенклатурой легко сработаться...
При таком раскладе сил на кого, задавали вопрос участники дискуссии, будет опираться Владимир Путин? Какую политику намерен проводить? В общих чертах программа президента известна: сильное (эффективное) государство и либеральные рыночные реформы. Но во что это выльется на практике? Не станет ли проявлением силы манипулирование законом, который будет подменяться указаниями сверху? И не трансформируется ли плавно либеральная экономическая политика в практику широкого государственного вмешательства в хозяйственные процессы? Это пока не вполне ясно, что вызывает у либералов понятную тревогу. Многое зависит от выбора, который сделает глава государства. Перед ним, собственно, два пути: первый - целиком сосредоточиться на том, чтобы вытащить страну из кризиса, улучшить жизнь людей, укрепить позиции России в мире, обеспечить демократическое развитие страны; второй - акцент на укреплении своей власти, развивая в том числе "олигархически-номенклатурный" капитализм. Но тут возникает почти риторический вопрос: можно ли всерьез укрепить власть без решительного преодоления социально-экономического кризиса? Ответ и для Путина, наверное, ясен...
В первом "варианте", по мнению Ясина, "опорой и полноценными союзниками Путина могут быть только правые, либералы. Но лишь на них президент опираться не может, их избирательная база пока узка. С них еще не снята вина за тяготы кризиса. Поэтому выстраивание более широкой и идеологически размытой коалиции, которая заодно выглядела бы умеренной, центристской, - это для Путина не только вопрос личной склонности или убеждений. Это необходимое условие политической стабильности. Однако при этом исполнение миссии президента будет усложняться компромиссами, без которых коалицию не построишь, даже если поначалу мандат доверия позволяет лидеру действовать без оглядки".
Если же будет выбран второй путь (силовой вариант, использование административного ресурса, смена политики ради удержания власти), то опорой президенту станет новая и старая номенклатура. Либералы же и правые вынуждены будут уйти в оппозицию.
Такой вот расклад. Олег Вьюгин, правда, считает, что у президента особого-то выбора, по сути, и нет. Без нормально работающей экономики об эффективном государстве речи быть не может. Поднять же экономику с помощью государственных рычагов нельзя, просто не получится. Мировая практика доказала: частная инициатива сильнее государственных рычагов. Поэтому ставка на частную инициативу (благодаря которой, кстати, происходит и нынешний рост экономики) не имеет альтернативы. Тем не менее многие выступавшие отмечали, что ситуация - не столь очевидная, события могут развиваться по-разному. Один из ораторов высказался даже в том духе, что уже сегодня либералам во власти делать нечего (имелись в виду, видимо, Алексей Кудрин, Герман Греф, Илья Южанов и другие члены правительства). Они, мол, должны громко заявить о несогласии с "дрейфом влево" и - уйти. Однако знакомые по интонации радикалистские призывы поддержки не нашли.
- Мы как бы соревнуемся, у кого сильнее разочарование, но всерьез говорить об этом, по-моему, пока нет достаточно веских оснований, - возразил "максималистам" эксперт "Фонда эффективной политики" Олег Вите. - Либеральная экономическая программа принята в качестве официальной. Она и проводится в жизнь. Среди членов правительства 40 процентов - убежденные сторонники либеральных ценностей, хотя в российском обществе лишь до 15 процентов населения поддерживает правых. Так что я пока не могу отнести себя к сильно разочарованным...
Возникает вопрос: можно ли говорить о поражении правых на основании того, что их поддерживают всего 12-15 процентов населения? Нет, считают многие интеллектуалы, для России - достаточно консервативной страны, находившейся более семи десятилетий под игом большевизма - это серьезный позитивный результат. Более того, около 50 процентов граждан, судя по опросам, хочет жить в демократической стране с рыночной экономикой (правда, большинство из них голосует на выборах не за либералов, а за "партии власти"). Еще 25 процентов россиян верны коммунистам, тоскуют по социалистическому прошлому. Наконец, 7-8 процентов - националисты, сторонники империи.
"Такова наша страна, - подчеркивает президент фонда "Либеральная миссия". - Демократы должны примириться с плодами демократии, с выбором большинства. Надо убедить граждан голосовать за себя... Вопрос в том, сможет ли новая демократическая революция одолеть инерцию, вырвать Россию из оков привычных несвободы и произвола. Исход и поныне далеко не ясен... Сил у либеральной демократии в структурах исполнительной власти, в парламенте и в регионах существенно меньше, чем у новой номенклатуры. Либералы ради продвижения реформ готовы возобновить коалицию с ней. Но времена изменились, и вероятность того, что они все больше будут оттесняться в оппозицию, весьма велика".
К единому мнению в ходе дискуссии прийти не удалось. Мнения полярно разделились: от "ситуация быстро ухудшается" до "есть немалые надежды на благоприятное развитие событий". Однако все без исключения сошлись в том, что ключевой, важнейший для демократического развития, становления гражданского общества вопрос - свобода слова. Без этого миссия нашего президента не может быть выполнена. Именно поэтому, говорили участники дискуссии, так важно мобилизовать общество на защиту гражданских прав и свобод.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников