10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БЕЗРАБОТНЫХ СТАЛО МЕНЬШЕ

Токсанбаева Майраш
Опубликовано 01:01 15 Декабря 2000г.

ОДИН ИЗ СЕМИ
Лихолетье отечественной экономики, именуемое экономическим спадом,

ОДИН ИЗ СЕМИ
Лихолетье отечественной экономики, именуемое экономическим спадом, наконец-то сменилось долгожданным ростом. Оживление деловой активности сократило и безработицу. Достигнув в начале прошлого года "пика" в 10 миллионов человек, численность безработных к осени нынешнего уменьшилась на треть.
Основания для оптимизма есть. Но только в литавры бить рано. Нынешний уровень безработицы не ниже показателей не самого оптимистичного 1996 года. Так что вопрос о помощи людям, не имеющим работы, стоит на повестке дня. Правда, к прежним прибавились и новые, достаточно серьезные проблемы.
Чтобы было ясно, о каких цифрах идет речь, уместно напомнить, что в нашей стране официально рассчитываются два вида показателей безработицы. Первый - по методике Международной организации труда (МОТ), второй - на основе российского закона о занятости. В отличие от методики МОТ, которая отслеживает всех активно ищущих работу, вторая - учитывает только тех, кто обратился в службу занятости и, пройдя процедуру регистрации, получил соответствующий статус. Отсюда различия в показателях, причем весьма внушительные. Судите сами: безработных по методике МОТ ныне 7 миллионов (более 9 процентов экономически активного населения), а зарегистрированных службой занятости - миллион - соответственно 1,4 процента. Нетрудно понять, что оценку реальных масштабов и динамики безработицы дают лишь первые показатели.
Прежде всего, естественно, возникает вопрос: почему регистрируется лишь каждый седьмой безработный? Не хотят? Не могут? Что им мешает? Дело в том, что зарегистрироваться нынче совсем не просто. Неделями приходится ходить, чтобы попасть на прием к инспектору. Но, наверное, не стоит винить в этом только саму службу занятости. Она может помогать людям лишь в рамках отведенных ей ресурсов. А они, увы, невелики. Чтобы укладываться в "прокрустово ложе" финансирования, приходится идти на "хитрости". Вводится, к примеру, квота на число безработных, которых инспектор может принять в течение дня - не более девяти-десяти человек... Сокращаются приемные часы... В регистрации отказывают тем, кто уволился по собственному желанию... Почему? Ведь они тоже без работы... Все эти бюрократические препоны заставляют людей, ищущих применение своим силам, обходить службу занятости стороной.
БОЙТЕСЬ СРЕДНИХ ЦИФР
Но предположим, вам повезло и зарегистрироваться удалось. Это совсем не значит, что вы можете рассчитывать на реальную помощь в трудоустройстве. В среднем по России численность зарегистрированных безработных почти сравнялась с количеством заявленных предприятиями вакансий: на 1 миллион ищущих работу 950 тысяч мест. Но нет ничего опаснее средних цифр. Баланс хорош на бумаге, а в жизни безработных в семь раз больше, да далеко не обо всех вакансиях знают службы занятости. Желания и возможности в большинстве случаев не совпадают. Естественно, миллион российских безработных не может воспользоваться 950 тысячами свободных рабочих мест по той же простой причине, по какой миллион одиноких мужчин не может вступить в брак с 950 тысячами столь же одиноких женщин...
Впору задать вопрос: а нужна ли в этих условиях сама служба? Найти работу стало легче, вакансии прибывают, глядишь, все само собой и наладится. Но если даже движение товарных потоков обслуживает масса посреднических структур, то разве они не нужны на рынке труда?
Впрочем, с недавнего времени тут появились посреднические структуры. Есть коммерческие агентства. Но они работают за вознаграждение, подыскивают высококвалифицированных специалистов отдельным фирмам, имеют дело с очень ограниченным числом людей. Пятая часть безработных пользуется услугами печатных изданий, а у большинства главными посредниками являются родные и близкие. Негусто для постоянно меняющегося рынка труда, не дающего гарантий стабильной работы.
Но чтобы успешно работать, службе трудоустройства следует обладать максимумом информации о состоянии рынка труда. А для этого нужно доверие работодателей, чем она пока похвастаться не может. Мне приходилось слышать от многих руководителей предприятий, что по квалификации и опыту работы их не устраивают люди, которых присылают из службы занятости, потому и для заявок они отбирают самые простые вакансии, не требующие ни знаний, ни опыта, ни серьезных навыков. Но такие рабочие места не привлекают безработных. Замкнутый круг?
И дело опять упирается в скудость кадровых, технических, финансовых ресурсов. Нет людей, которые бы осуществляли связь с предприятиями: сообщат о вакансиях - хорошо, не сообщат - обойдемся. А слабая информационная база оборачивается низкой эффективностью посреднических услуг.
СНАЧАЛА ЗА ПАРТУ
По мере увеличения емкости рынка труда, модернизации производства, внедрения новых технологий все более будет давать о себе знать несоответствие профессиональной подготовки ищущих работу предлагаемым вакансиям. Поэтому в развивающейся экономике проблема переквалификации безработных - одно из основных направлений общественной помощи им.
И наша служба занятости пытается этим заниматься. По данным Центра исследований рынка труда Института экономики РАН, предложения пройти переподготовку получают до половины зарегистрированных безработных, однако... занимаются на курсах менее 20 процентов. Значительная часть от этой услуги отказывается. Почему? Прежде всего обучаться предлагают профессиям типа слесаря-сантехника или оператора котельной - не самым престижным и перспективным с точки зрения заработка и трудовой карьеры. Но главное - и после обучения службы занятости ничего не гарантируют. Больше того, гарантий они требуют от самих безработных - им предстоит перед началом занятий договариваться с предприятием, что, если они получат новую профессию, им обязательно предоставят работу. Многие ли дадут такую гарантию? Есть и другие варианты. В обмен на переподготовку безработный добровольно снимется с регистрации, лишается пособия. В дальнейшем своим трудоустройством будет заниматься сам. Пять раз подумаешь, стоит ли соглашаться на такие условия...
Между тем переподготовку не следует так тесно увязывать с будущей работой. Да, переобучение - дело дорогое, но достаточно перспективное. У безработных появляется дополнительный выбор. Они чувствуют себя увереннее, а новая специальность может понадобиться если не сегодня, то завтра. Вот пример из жизни. Катя Н., инженер, потеряв работу, окончила курсы бухгалтеров. Однако сразу устроиться удалось лишь телефонисткой. Через полгода на предприятии освободилось место в бухгалтерии, где она успешно проработала два года, а затем, хорошо зарекомендовав себя, снова получила должность инженера.
При этом убеждена: навыки бухгалтера, которые она приобрела, не пропадут: если возникнет нужда в дополнительном заработке, найти работу бухгалтера по совместительству легче, чем инженера... А поговорите с работниками службы занятости, которые направляли Катю Н. на курсы, - они скажут, что средства на ее переподготовку были потрачены напрасно: ведь она не сразу стала работать бухгалтером...
"ЗЕЛЕНЫЙ ЗМИЙ" В КАЧЕСТВЕ ПСИХОЛОГА
Есть еще одна группа безработных, которая требует особого внимания. Речь идет, если так можно сказать, о "долгосрочниках", то есть тех, кто ищет работу более года. Если в 1996 году на их долю приходилась треть безработных, то сейчас - уже добрая половина. Таково наследие долго тянувшегося экономического спада. Длительное отсутствие работы губительно для человека, он утрачивает уверенность в себе и привычку к трудовой жизни и при неблагоприятном стечении обстоятельств может стать вообще не способным к какой бы то ни было продуктивной деятельности.
Но нам представляется, что многим из них еще можно помочь. В некоторых регионах безработных, чей "стаж" поиска работы достаточно велик, объединяют в группы по 10-12 человек, где с ними занимаются психологи: помогают преодолеть неуверенность в своих силах, учат разговаривать с работодателями, выясняют, какой новой профессией им легче было бы овладеть. В группах этих в основном женщины, да и в целом участников занятий совсем не много. Так что масштабы помощи незначительны, и все-таки это лучше, чем ничего. Между тем среди долгосрочников более половины - мужчины в активном трудовом возрасте. Зачастую роль психолога для них выполняет "зеленый змий". Тем важнее попытаться организовать их обучение достаточно престижным профессиям.
Короче говоря, на вопрос, который мы задали вначале - а нужно ли помогать безработным, - ответ может быть только утвердительным. У тех, кто потерял работу, нет своей партии, они не члены профсоюза, поэтому им, как никому другому, нужен надежный государственный тыл. Да, далеко не всем безработным требуется помощь, не все хотят ею пользоваться, но в жизни бывает всякое. Поэтому нужно всячески поддерживать и совершенствовать службу трудоустройства, чтобы каждый потерявший работу знал, что при необходимости он не останется со своими проблемами один на один.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников