04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

УРОКИ БЕЛОВЕЖЬЯ

Строганов Юрий
Опубликовано 01:01 15 Декабря 2001г.
Отношение к Беловежским соглашениям, обозначившим обрушение одной страны и стремительный "переход" в другую страну и другую систему ценностей, - у нас в обществе так и остается болезненно-неоднозначным. И споры о том, что было 10 лет назад, важны не только для "адекватного" восприятия истории, а и в свете забот о целостности и мощи нынешней и будущей России. Недавно (8 декабря) мы опубликовали интервью с бывшим президентом Украины Леонидом Кравчуком, который и сегодня убежден в своей (и других участников той судьбоносной акции) правоте. Его позицию разделяют не все. Свое, и тоже в чем-то небесспорное, мнение на сей счет и у известного политолога, директора Института политических исследований Сергея МАРКОВА.

- К тому, что произошло в Беловежской Пуще десять лет назад, отношусь как к трагедии страны, - говорит Сергей Александрович. - Великое государство (каким оно было по внутреннему устройству, "режиму" - иная тема) развивалось. В течение тысячелетия пережило много бед - монголо-татарское нашествие, многочисленные войны, захват Кремля польским отрядом и французской армией, нашествие нацистской Германии. И выстояло. Беловежские соглашения знаменовали окончательный распад. И это означало великую трагедию российской государственности.
- Именно российской?
- Да, именно российской... Те, кто полностью отождествлял Советский Союз с коммунизмом, совершал большую политическую ошибку. Мудрого политика отличает умение отделить плохой политический режим от своего государства: хорошего или плохого, но своего. А отсутствие этого умения у ведущих политических сил и в какой-то мере у обманутого народа привело к трагедии. Последствиями Беловежских соглашений, провала российской государственности явилось десятилетие внутренней политической грызни, острейший экономический кризис, резкое снижение численности населения России.
- То есть вы обвиняете авторов Беловежских соглашений?
- Не хотелось бы сосредоточиваться на категории вины. Конечно, я лично не могу хорошо относиться к Ельцину после этого подписания. Однако следует говорить, думаю, и о вине всех нас, народа...
- По-вашему, можно было сохранить Союз?
- Уверен: была возможность трансформации СССР в более демократическое государство - без Прибалтики, возможно, и без Грузии. Очевидно, что, например, Белоруссия, Казахстан не столько обрели независимость, сколько были вытолкнуты из "большой России".
- Однако другие политики говорят об объективности процессов, которые вели к распаду СССР...
- Процессы действительно были во многом объективные. Однако никто не обязывал авторов Беловежских соглашений решать проблему именно так, как это было сделано. Широко известен так называемый "крымский казус". Насколько знаю, у украинской делегации, когда она ехала в Беловежскую Пущу, не было сомнения: Россия будет стремиться оставить Севастополь своим городом. Они были готовы согласиться, чтобы и Крым отошел к России. Однако каково было их удивление, когда Ельцин даже не упомянул этих слов - "Севастополь", "Крым". А значит, он даже не думал по-настоящему о России. Теперь, конечно, это имеет характер "сослагательного наклонения": что было б, если бы...
- О чем же, по-вашему, он думал?
- Он хотел как можно быстрее нанести удар Горбачеву и перехватить факел власти.
- Не слишком ли "образный" подход к истории?
- Вполне естественный, после того как пенсионеров заставили рыться в мусорных баках, армию развалили и предали в Чечне, вывезли десятки или сотни миллиардов долларов за рубеж. Для меня нет сомнения: роль нашего бывшего лидера в российских учебниках истории в итоге будет описана в основном негативно.
- Раз вы считаете, что была возможность преобразовать и таким образом сохранить Союз, стало быть, знаете, как это можно было сделать?
- Преувеличивать не надо, точных рецептов нет ни у кого... Не нужны были никакие военные перевороты. Следовало трансформировать конституцию в более демократическую. А главное - провести демократические выборы президента Союза и союзного парламента. Никто не выкручивал руки Ельцину, Кравчуку и Шушкевичу, чтобы они ехали в Беловежскую Пущу, никто их туда не волок на аркане.
- Но ведь политика - это искусство возможного. Раз случилось то, что случилось, значит, у сторонников Союза не хватило ресурсов - ни материальных, ни духовных, ни политических - для сохранения державы.
- Уверен: была возможность удержать Союз от распада. 17 марта 1991 года большинство граждан СССР на референдуме голосовали за его сохранение. Следовало опереться на эту политическую волю, на законы и с их помощью выйти из сложнейшего политического кризиса.
- Выходит, можно обвинить и Горбачева - например, в недостатке политической воли? Мог ли он остановить распад страны уже после Беловежской Пущи?
- Формально мог, юридически был обязан, фактически и политически оказался бессилен. Союзные государственные институты находились в жесточайшем кризисе и как бы в противодействии с региональными лидерами. Он мог, грубо говоря, применить силу, но только если бы находился в союзе с ними. А этого не было. Я с пониманием отношусь к позиции Михаила Сергеевича в тот период - он боролся за Союз сколько мог и как мог. Но коллеги по политбюро нанесли сокрушительный удар... Путч тоже помог "беловежцам".
- Все-таки возвращаемся к роли трех конкретных лидеров...
- Они опирались на волю региональных элит, ринувшихся к власти. И практически обманули свои народы. Если бы людям тогда сказали, что будет уже через пятилетие правления Ельцина, они ни за что не поддержали бы его.
- Однако вот еще один, надо сказать, веский аргумент: беловежские документы не имели юридической силы до тех пор, пока их не ратифицировали - почти единодушно - парламенты "братских республик".
- Верно, хотя надо вспомнить ситуацию: депутаты были растеряны. Парламенты в условиях жесточайшего кризиса потеряли политическую линию. Убежден, что, голосуя за СНГ, депутаты думали, будто выступают за попытку некоего обновления Союза. В растерянности они проштамповали решение сверхпопулярного президента России, на самом деле не поддерживая идею распада СССР.
- Из уст некоторых политологов можно услышать "карканье" насчет дальнейшего распада России. Возможно ли такое?
- Сейчас - нет. Все убедились, что жить отдельно значительно хуже. Урок чеченской войны еще и в том, что мы увидели, к чему может привести сепаратизм. Именно общественное мнение явилось катализатором реформы "вертикали власти", укрепления власти центра.
- Так что же вы в итоге скажете по поводу "оправдательной логики" тех, кто десять лет назад решал судьбу Союза в Беловежье?
- Естественно, что те, кто принимал эти решения, прежде всего напоминают об объективных тенденциях распада Союза. Другая сторона говорит о роли субъективной воли. Думаю, нам нельзя забывать о том, что произошло 10 лет назад. Это - огромное событие, требующее всестороннего осмысления, как и то, что произошло позже, - десятилетие хаоса и анархии. Мы должны извлечь уроки - без этого нельзя строить правильную политику. Если не поймем, что же тогда произошло, не оценим как граждане и своего негативного вклада, то не сумеем построить достойную жизнь...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников