03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВЗЯТКИ ГАДКИ

Нестерова Ольга
Опубликовано 01:01 15 Декабря 2005г.
В международном рейтинге самых коррумпированных стран мира Россия заняла позорное 126-е место - рядом с Кенией и Гондурасом. Впрочем, независимо от места в общественном сознании давно укоренилась мысль, что "берут все". По данным опроса, проведенного Институтом социологии РАН, самыми коррумпированными россияне называют власть на местах (41 процент), правоохранительные органы (34 процента), а также судебную систему, крупный бизнес, федеральное правительство, медицину и образование. То есть практически все государственные институты и сферы деятельности. Между тем в стране даже нет закона, который бы ставил целью противодействие коррупции. Почему? Об этом корреспондент "Труда" беседует с заместителем председателя Комитета Госдумы РФ по безопасности, генералом армии Анатолием КУЛИКОВЫМ.

- Анатолий Сергеевич, после теракта в Беслане, где пострадали сотни детей, президент прямо заявил, что одной из причин трагедии стала коррупция в правоохранительных органах. Но и после бесланского теракта никаких жестких мер по борьбе с коррупцией не последовало. Что же должно произойти в стране, чтобы от разговоров о коррупции мы перешли к активным действиям? Вообще нам нужен специальный закон или нет?
- Обязательно. Законопроект о противодействии коррупции лежит в Госдуме лет двенадцать. В 2002 году его попытались принять в первом чтении - не хватило четырех голосов. Год спустя другой вариант прошел в первом чтении, но был заморожен. Как видите, на прохождение документа тоже оказывается коррупционное влияние. Один чиновник мне так и сказал: вы что, хотите вздыбить Россию таким законом?
- А в нем действительно предусмотрено, что чиновник обязан декларировать не только свое имущество, но и то, что записано на жену, детей, тещу? Что если у него расходы явно превышают законные доходы (ведь на зарплату новый "мерседес" не купишь и виллу не построишь), то это повод для служебного расследования?
- В законопроекте такая норма была. А также и более радикальные предложения - вплоть до использования детектора лжи при назначении на должности. Но за эти годы законопроект максимально выхолостили. Не могу поручиться, что в нынешнем виде он станет реальным инструментом борьбы с коррупцией.
- Многие считают, что отдельный закон и не нужен - в Уголовном кодексе есть статьи о взяточничестве, злоупотреблении служебным положением. Кроме того, можно внести дополнения в УК.
- Люди, которые так считают, просто не понимают, что имеющиеся статьи УК - это инструмент для непосредственного реагирования на свершившееся преступление. Вот попался чиновник налоговой службы с поличным - с миллионом долларов в кейсе, - надеюсь, его посадят. Но закон нужен не для того, чтобы ставить к стенке (хотя ужесточать наказание надо), а чтобы исключить условия, в которых процветает коррупция.
Но высказывается даже мнение, что коррупция - движущая сила экономики. Мол, если бы в России нельзя было подкупить чиновника, мы остались бы без инвестиций с Запада. Это вообще абсурд. Зарубежных инвесторов как раз отпугивает наша коррупция. До недавних пор почти 50 процентов стоимости инвестиционного контракта в России уходило на подкуп чиновников.
- По каким критериям вообще можно судить о коррупции в стране?
- Помните, как Ельцин хлопал себя по штанинам и говорил: "Черт его знает, куда делись 800 миллиардов"... Разве это не показатель?
На встрече с избирателями в ставропольском селе встает крестьянин, говорит: "Вот я - инвалид второй группы. Чтобы получить такую справку, я должен отнести в районную комиссию шесть тысяч рублей. Иначе меня переведут на третью группу. Как будто у меня от этого нога станет здоровой". Я стал успокаивать старика: мол, вмешаюсь, приму меры. А он: "Ну и что толку? По мне вмешаетесь, а как с остальными?"
Или банкир жалуется: некие люди из правоохранительной структуры предложили "прикрывать" его в случае налоговых нарушений. За это потребовали ежемесячный взнос - 50 тысяч долларов. Банкир отказался. Тогда начался прессинг: проверки по полгода, изъятие документов. В общем, не дают работать. Я связался с МВД - вымогатели, испугавшись, что подключится управление собственной безопасности, отступились. Но по договоренности передали "дело" местной налоговой службе. Теперь та третирует финансовую структуру. По некоторым данным, на взятки российским чиновникам ежегодно тратится 40 миллиардов долларов.
- Почему же только каждый десятый взяточник (это данные министра внутренних дел Рашида Нургалиева) наказывается судом?
- Во-первых, коррупция - латентная (скрытая) форма преступности. Никто открыто конверты с деньгами не дает. Взятки могут осуществляться и в таких формах, о которых даже трудно догадаться. Допустим, в Москве кто-то кому-то окажет услугу, а его родственник в далеком регионе станет командовать флотом. Или получит должность начальника ГАИ. И попробуй доказать взаимосвязь. У нас вообще три четверти совершаемых преступлений находятся в тени.
Во-вторых, коррупция стала тотальной. Если на Западе она распространена преимущественно в низовых звеньях, а в верхнем эшелоне власти - это скандальное исключение, то у нас все этажи власти коррумпированы. Потому и борьба с этим явлением неэффективна. Правоохранительным органам, правильнее сказать - здоровым силам в них, не дают возможности бороться с коррупцией "наверху". Как только там появляется следователь, его бьют даже не по рукам - по голове. Вспомните историю с торговым центром "Три кита", когда даже назначенный президентом независимый прокурор ничего не мог сделать. Вот и представьте среду, в которой правоохранителям приходится бороться с коррупцией.
То, что в России, одной из самых коррумпированных стран мира, отсутствует закон о противодействии коррупции, - просто позор. Помню, еще при Ельцине звонят мне из администрации президента - я тогда возглавлял комиссию по спецномерам и проблесковым маячкам. "К вам там поступило заявление от такого-то банкира, так вы, пожалуйста, выдайте ему". Как реагировать? Не идти же к президенту с просьбой: урезоньте своего помощника? И примерно так себя ведет любой федеральный чиновник.
- У нас, кажется, около полутора миллионов чиновников?..
- Больше, чем требуется. Колоссальный чиновничий аппарат, где каждый считает себя важной шестеренкой, которую нужно "смазывать". Не знаю, принесет ли ожидаемый результат административная реформа, создаст ли она такие условия, чтобы не было у нас промежуточных звеньев влияний на жизнь и экономику. Однако бороться с коррупцией нам все равно придется. Победить ее, как и преступность в целом, невозможно, но задача государства - понизить уровень взяточничества до "социально терпимого". Чтобы это явление не подрывало веру людей, не разрушало страну.
- Вот в Туле судят бывшего парламентария, которого взяли с поличным - при получении 80 тысяч долларов. За эти деньги он пообещал предпринимателю провести через Думу нужное тому решение о приватизации. Якобы деньги предназначались на подкуп городских депутатов. Выходит, можно подкупить и парламент целиком?
- Наш Комитет по безопасности предложил, чтобы все законопроекты проходили антикоррупционную экспертизу. И если есть подозрение, что лоббирование закона небескорыстно, то документ отвергается. Такие случаи уже были.
- Сейчас много спорят: возвращать ли в Уголовный кодекс норму о конфискации имущества, нажитого незаконным путем. Ваше мнение?
- Убирать эту санкцию из УК было ошибкой. Вместо конфискации предусмотрели штраф 1 миллион рублей. Но в России крадут миллиардами! Преступник отсидит 3 - 5 лет, а потом безбедно живет на ворованные деньги. О возвращении конфискации как меры наказания настаивают и прокуратура, и милиция. Кстати, она предусмотрена и международной Палермской конвенцией о борьбе с организованной преступностью, которую мы ратифицировали. Думаю, что в доход государства должна быть обращена и недвижимость за рубежом, записанная на тещу, а также дача, дорогостоящий автомобиль, яхта. Естественно, при условии, что суд докажет: это имущество добыто преступным путем. И, конечно, нельзя допускать, чтобы при этом пострадали безвинные члены семьи. Мы это уже проходили в период репрессий, когда арестовали отца в 1936 году и при этом забрали из дома даже школьные тетрадки и карандаши.
Конфискацию, наверное, вернут в УК. Но это мало повлияет на борьбу с коррупцией. Тут нужны радикальные шаги.
- Допустим, Госдума примет закон о противодействии коррупции. Но ведь правоохранительные органы, судебная власть тоже ею заражены. Где гарантия, что закон заработает?
- Все-таки нам нужен национальный антикоррупционный комитет. Не совещательно рекомендательный, как сейчас, а самостоятельный орган исполнительной власти при правительстве, а еще лучше - при президенте - с независимым прокурорским расследованием. При той структуре властных взаимоотношений, которая есть сегодня, с коррупцией трудно бороться без политической воли.
- Когда говорят о политической воле, подразумевают президента?
- У нас президентская республика, политическая воля во многом зависит от президента.
- То есть нужен еще один национальный проект?
- Если хотите - да. И судя по тому, как президент последовательно решает проблему той же Чечни, как усиливает роль государства в бюджетообразующих отраслях (значит, больше денег пойдет в казну, на социальные нужды), ему по силам заняться борьбой с коррупцией.
МЕЖДУ ПРОЧИМ
На ленте новостей промелькнуло сообщение: в Воронеже за вымогательство с предпринимателя 15 тысяч рублей задержан чиновник мэрии. Меченые деньги оперативники обнаружили в морозильной камере. После этого мэр города распорядился вынести из служебных кабинетов холодильники. Странно, что не потребовал зашить всем чиновникам карманы.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников