07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕ ЗАВАЛЯЛИСЬ ЛИ ШЕДЕВРЫ?

Стародубец Анатолий
Опубликовано 01:01 15 Декабря 2006г.
На днях в Эрмитаже открыли выставку "Возвращение", куда вошел 31 найденный экспонат из 221 пропавшего минувшим летом. Кроме того, "кража века" послужила началом проверки всех музеев страны. Что скрывается за этой глобальной ревизией, взбудоражившей музейное сообщество России? Недавно в Совете Федерации было зачитано открытое письмо известного художника-реставратора Саввы ЯМЩИКОВА о тревожной ситуации, сложившейся в музейном деле. Корреспондент "Труда" расспросил академика РАЕН обо всех обстоятельствах этого дела.

- Савва Васильевич, я слышал, вы сомневаетесь в достоверности истории с недавней кражей в Эрмитаже 221 экспоната?
- Я обсудил этот случай с моими питерскими друзьями-реставраторами, хорошо знавшими покойную хранительницу отдела русского ювелирного искусства Эрмитажа Ларису Завадскую, на которую следствие сейчас вешает всех собак. Коллеги недоумевают: зачем ей было воровать у себя в отделе, когда в соседних вещи так же плохо лежат? Да и какой здравомыслящий человек понесет музейные экспонаты в ломбарды, строго контролируемые МВД? Там сразу вычисляют принадлежность вещи государству. А аттракцион с анонимным подбрасыванием шедевров в мусорные бачки или к подъездам офисов ФСБ? Зачем конфисковали 315 икон у антиквара Максима Шепеля, арестовали его? Через 10 дней выпустили с выбитым глазом. Якобы он сам себя травмировал. Все это чистой воды отвлекающие маневры, которыми потчуют доверчивого обывателя, чтобы увести от проблем куда более глобальных.
В 2000 году при выборочной проверке Эрмитажа зампредом главы Счетной палаты РФ Юрием Болдыревым и его людьми были вскрыты чудовищные факты. Так, оказалось, что 221 351 единица хранения (это около 8 процентов всего фонда Эрмитажа) числилась за 78 уже уволенными из музея хранителями. Это не просто упущение, а выстроенная система, позволяющая безнаказанно воровать. Далее: десятки эрмитажных выставок гастролировали по миру без страховок. Значит, принимающая сторона экономила большие деньги, но если что украдут - пиши пропало. А вот еще один вопиющий факт. В 90-е прошла громкая кампания в поддержку Эрмитажа. Крупные меценаты и множество музеев мира, включая Лувр, Бритиш музеум, Метрополитен и другие, перечисляли в фонд Эрмитажа благотворительные взносы. Это миллионы долларов. Но ни копейки из этих денег в бухгалтерских документах проверка не обнаружила. А чего стоит история с картиной Анри Матисса, которую на выставке в Италии изуродовал какой-то недоумок. Эксперты Эрмитажа оценили ущерб в 300 тысяч долларов. Итальянцы, конечно, заплатили. Но никаких документальных следов этой финансовой операции найти не удалось. Куда ушли деньги? Нет ответа.
- Наверное, ответ даст тотальная проверка, которую сейчас затеяла Росохранкультура во всех музеях страны?
- Вряд ли. Эта акция вызывает недоумение у специалистов. С какой стати в авральном порядке переворачивать вверх дном сотни музеев и перелопачивать миллионы экспонатов, когда налицо нарушения именно в Эрмитаже? Вы сначала наведите порядок фв главном российском музее. Кстати, его директор Михаил Пиотровский гордо заявил: "Отставки не дождетесь!" А известный антиквар Владимир Студеникин, первым вернувший похищенное в Эрмитаже, на это возразил, что в таких ситуациях не в отставку уходят, а пользуются именным оружием или кашне...
Но похоже, что масштабная ревизия задумана лишь для отвода глаз. Ведь в самом Эрмитаже настоящей проверки как раз нет, идет расследование "кражи века". Между тем я часто езжу в командировки по провинциальным музеям. Лично знаю сотни тамошних специалистов. Это честнейшие люди, добросовестно работающие за мизерную зарплату. И на этих подвижников набрасываются чиновники Росохранкультуры, среди которых в основном далекие от искусства люди. Неудивительно, что музеи России сейчас пребывают в коллапсе. Работа сосредоточилась вокруг новоявленных ревизоров. И так будет продолжаться в течение многих лет.
Музейное сообщество не на шутку встревожено просочившейся информацией, что у нового "глобального переучета" есть другая, пока тщательно скрываемая задача: подготовить почву для грядущей приватизации. По некоторым сведениям, за последние годы число покупателей предметов старины выросло в 4 раза! При таком спросе торговать на рынке почти нечем, и у антикваров большая надежда на музейные фонды. А поскольку клиенты - люди богатые и влиятельные, то они быстро придумают, как легально добраться до музейных хранилищ. Не случайно сейчас участились разговоры: какого дьявола пылятся шедевры в музейных запасниках? Недавно по ТВ прошел фильм "Музейные крысы", где эмигрант и коллекционер князь Лобанов-Ростовский открытым текстом заявил: на аукционах "Сотби" и "Кристи" очень рассчитывают на "лишний" антиквариат из русских музеев.
Сейчас готовится закон об автономных организациях, затрагивающий и музейное дело. Согласно ему на госфинансировании хотят оставить только полтора десятка самых крупных музеев, таких как Эрмитаж, Третьяковская галерея, Пушкинский. Остальным предложат пуститься в свободное плавание по опасным водам рыночной экономики со всеми ее банковскими кредитами, закладыванием помещений, процедурами банкротства...
- А за счет чего процветают западные музеи?
- За счет мощной государственной поддержки. Там даже частные музейчики пытаются хоть каким-то боком устроиться под государственное крыло. Второй источник финансирования - частные пожертвования. В Америке, например, при входе во многие музеи установлены доски с перечнем имен меценатов. Наши же новые русские предпочитают покупать виллы, яхты или футбольные клубы... На этом фоне меня очень порадовал бизнесмен Александр Одиноков, который передал в дар Новгородскому музею-заповеднику 200 графических работ Кустодиева, Верейского, Сомова, Шишкина... Эту коллекцию он долго собирал, делая разовые покупки на аукционах и у частных коллекционеров. Есть и другие факты: люди жертвуют деньги на восстановление храмов, помогают музеям.
- В конце 70-х был большой шум вокруг тогдашнего главы Ленинграда Григория Романова, который якобы сыграл свадьбу дочери в Эрмитаже, где пьяные гости побили царские сервизы. Как вы относитесь к практике некоторых музеев-усадеб предоставлять свои залы для частных вечеринок?
- Недавно по ТВ показали фильм про Романова, где убедительно доказали, что вся эта история со свадьбой в Эрмитаже - чистой воды блеф, запущенный шефом КГБ Андроповым, чтобы дискредитировать политического конкурента. Какая там царская посуда? Партийные Романовы всю жизнь ели на общепитовских тарелках с надписью "СССР". Кстати, не с лучшей стороны тогда показал себя Пиотровский-старший, отец нынешнего директора Эрмитажа. Он ловко подыграл Андропову, отказавшись опровергнуть эту дезинформацию.
А в балах и приемах в музейных залах ничего предосудительного нет. Это мировая практика. Когда я был на искусствоведческом конгрессе в Лос-Анджелесе, нас позвали на банкет в знаменитый музей "Фонда Гетти", где для этих нужд выделен специальный атриум. В Ярославском художественном музее, который размещается в бывшем губернаторском доме, стараниями директора Надежды Петровой, замечательной хозяйки, восстановили полную обстановку кабинета губернатора в стиле XIХ века. И нынешний глава Ярославской области устраивает здесь официальные приемы. Музей получает дивиденды, и для престижа региона хорошо. Усадьбы должны жить. Лишь бы подгулявший народ не портил паркет и не наносил ущерб экспонатам. Но рачительный хозяин знает, кого приглашать.
- Недавно я был в восстановленном Иосифо-Волоцком монастыре под Волоколамском. Монахи сетуют, что оголен иконостас, а их ценнейшие иконы висят в музеях...
- И очень хорошо, что в музеях. К сожалению, наши церковники оказались не готовы отвечать за безопасность раритетов. Известно немало случаев, когда уникальные вещи гибли. Сколько мы, реставраторы, бились за то, чтобы в Успенском соборе во Владимире не использовать дешевые, сильно коптящие свечи. Глас вопиющего в пустыне! В результате бесценные фрески Андрея Рублева гибнут просто на глазах. На Западе церковь прислушивается к мнению специалистов, там горят бездымные свечи, и поэтому прихожан и туристов радуют заботливо ухоженные шедевры. На заре перестройки скороспелые священники Кочетков и Копировский из Сретенского монастыря при передаче церкви бывших ее помещений, где были устроены реставрационные мастерские, выбросили на улицу десятки редких церковных скульптур XV-XVII веков, привезенных на реставрацию из разных музеев России. К счастью, этих варваров и самих вскоре из обители выдворили.
Но есть и положительные примеры. Так, Третьяковская галерея в порядке исключения поместила в находящуюся на ее территории церковь Николы в Толмачах древнейшую икону Владимирской Богоматери. За ее состоянием постоянно следят реставраторы из галереи. Много лет длилась тяжба между Ярославским художественным музеем и Толгским монастырем за икону Толгской Богоматери XIII века. Нашли компромисс: святыня передана монастырю, который поощряет работу двух музейных специалистов, каждый день снимающих пробы воздуха, следящих за температурно-влажностным режимом в помещении...
С древними вещами надо быть крайне осторожными. Они помнят трагические и счастливые времена из жизни многих поколений русских. Наши предки сохраняли их, порой жертвуя своей жизнью. И забывать об этом мы не имеем права...
ОТ РЕДАКЦИИ
Поскольку острые и жесткие суждения, высказанные академиком Ямщиковым, носят зачастую полемический характер, а проблема нынешнего бедственного положения российских музеев является, безусловно, общенациональной, то мы приглашаем к откровенному разговору музейных работников, чиновников Министерства культуры, реставраторов и, конечно, наших читателей. Словом, всех тех, от кого зависит сохранность принадлежащих России шедевров и кому не безразлична их дальнейшая судьба.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников