04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МЕСЯЦ БЕЗ ВОЙНЫ

Мишина Ольга
Опубликовано 01:01 16 Января 2001г.
Хадишке Тутаевой было всего три года, когда началась первая чеченская кампания. Удивительно, но детская ее память накрепко "схватила" тяжелый гул: по улице Маяковской, где жила семья девочки, зимой 95-го заходила в Грозный бронетехника. С тех пор, как картинки в книге, "листает" она подвалы, где приходилось прятаться вместе с мамой. "Однажды, - рассказывает мать, - мы вылезли из подвала после обстрела, и дочь увидела на балконе уцелевшего дома изрешеченное осколками от снарядов белье. Теперь, представляете, замечает каждую дырку на чьей-нибудь одежде и вздрагивает: "Это от бомбы, мама?"

У ВОЙНЫ немало невинных жертв, но самые непростительные - дети. Они-то за что страдают, за что брошены в ад, обречены на скитания, голод, болезни, грязь? Когда та же Хадишка вместе с другими ребятами, вывезенными из Грозного на каникулы в один из пансионатов Кабардино-Балкарии, подставила руки под струю горячей воды из крана, ее восторгу не было предела. Чудеса! Банки нет, печки нет, а вода сама собой греется. Разве так бывает?
В первые дни работникам здравниц объединения "Каббалкальпинист", принимавшим необычных гостей, то и дело приходилось объяснять элементарные вещи. "Это - простыни, это - спальня, а обедать приходите в столовую". Дети из Чечни удивлялись всему, но главное - тишине. Многим она... мешала уснуть. Не привыкли. Ночью просыпались и спрашивали подошедшего воспитателя: "У вас что, не стреляют?"
- Многие из них сироты, - рассказывает Сейпа Мусостов, руководитель регионального страхового фонда по Чечне, один из тех, кто совместно с Министерством просвещения Чечни организует ребятам эти мирные передышки. - Их родители погибли во время боевых действий. В другое время таких детишек забрали бы к себе родственники. Но сейчас и своих детей в Чечне не прокормишь. Вот и сдают сирот в интернаты, детские дома.
Кабардино-Балкария постоянно принимает ребят из Чечни. "Они у нас не только живут, но и лечатся, учатся, - поясняет генеральный директор объединения Салих Муллаев. - Водим их на экскурсии, инструктора обучают азам альпинизма. Но самый большой интерес - к учебе. Я одного пацаненка на перемене спрашиваю: "На санках не хочешь прокатиться? Смотри, какой выпал снег". А он мне в ответ: "Не могу. Мы из-за войны от программы совсем отстали". Мне даже неловко сделалось. Эти ребята взрослее нас: от пережитого".
Тридцать дней... Ровно столько отведено каждому ребенку на отдых. Потом - новая смена. За последнее полугодие в пансионатах и на базах отдыха Кабардино-Балкарии отдохнуло более трех тысяч ребят.
А вот в Ростовской области принимают "детей войны" на лечение. Только в одной детской клинической больнице в прошлом году прошли реабилитацию 76 маленьких страдальцев. "Поначалу все пугливы, плохо спят, их мучают страхи, - рассказывает заведующая неврологическим отделением Светлана Рожкова. - Самолет пролетает - они как по команде головы прячут. Но довольно скоро "оттаивают".
"Мы только вошли, документы не успели оформить, а моему ребенку несут подарок: фрукты, конфеты", - удивляется мама маленького чеченца. А Зинаида Амаева, она тоже из Грозного, уверяет, что врачи этой больницы сотворили настоящее чудо. У ее 13-летней дочери, пережившей бомбежку, была нарушена координация движений. Сейчас Санета спокойно передвигается. 11-летний Шамхан Макаев проходит курс лечения в онкогематологическом отделении. У него - лейкемия. Но уже через месяц квалификация здешних врачей дала результат: мальчик стал улыбаться, двигаться, играть с ребятишками. У 14-летней чеченки Аси Аусанбековой за время лечения в больнице появились русские подруги Надя и Катя. Асе так здесь понравилось, что уезжать не хочет.
Шестилетнего сына Петимат Асуханова принесла на руках. Мальчик не мог ходить. Сейчас он резво бегает вместе со всеми, с аппетитом уплетает больничные пироги. К слову сказать, питание в больнице бесплатное. Детей кормят пять раз в день. Одна из чеченских мам, тронутая такой заботой, от души написала в "сестринском" журнале: "Моему ребенку здесь подарили новую жизнь".
В самом деле, взрослому тяжело отойти от войны - что же говорить о ребенке? Неважно, какой он национальности, каждому помогает чем может и Российский детский фонд. Шесть лет здесь работают по программе "Фронтовые дети Чечни". Как выразилась ее директор Любовь Крыжановская, "тысячи чеченских детей мы пропустили через свое сердце". Многим помогли с госпитализацией в московских больницах, с протезированием, что, вы понимаете, дорого. Фонд с трудом, но все же находит деньги: дело благое. Детям-инвалидам "достают" коляски, шлют в Чечню гуманитарную помощь, самым нуждающимся открыли денежные счета - ищут и находят отзывчивых людей по всем городам России, которые берут на себя обязанность "вытянуть" из беды пострадавших от войны ребятишек.
Войну почему называют подлой? Зло приносит, да много. Но страшнее всего, когда это зло поселяется в детских душах. И они с ним растут. С ненавистью растут. А побороть ее только любовь способна. Не на словах: "Ах, ребенка жалко!" А такая любовь, которая открывает ребенку счастливый мир и помогает туда войти.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников