03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧЕЧЕНСКИЙ СЫН МОСКВИЧЕЙ

Мамедова Майя
Опубликовано 01:01 16 Января 2003г.
Два года назад фонд помощи депортированным народам обратился к россиянам с просьбой приютить у себя детей-сирот из Чечни. - Первоначально мы просто пытались спасти гибнущих от морозов в палаточных городках сирот, - говорит руководитель фонда Алихан Ахильгов. - Программа так и называлась: "Поможем детям пережить зиму" - и была рассчитана на шестимесячное пребывание маленьких гостей в российских семьях. Но неожиданно пришло столько приглашений, в том числе и из европейских стран, что сейчас появилась возможность чаще и регулярнее вывозить "детей войны" для отдыха, лечения и социально-психологической реабилитации. Огромную помощь в этой работе нам оказывают мэр Москвы Юрий Лужков и губернатор Московской области Борис Громов.

Казанский вокзал. Встретить первую в нынешнем году группу детей из Чечни приехали представители московского правительства, администрации Подмосковья, тут же - москвичи, в семьях которых на полгода поселятся приехавшие ребята. Их возраст - от 5 до 11 лет. Школьники пойдут учиться в школы, детишек помладше устроят в сады. Пока поезд подходит к перрону, знакомлюсь с семьей Тихомировых из Коломны. Оказывается, супруги Наташа и Сергей, у которых своих 8 детей, вот уже второй год принимают у себя чеченских сирот. В прошлом году, по словам Наташи, у них гостили сразу трое детей.
"Временных" пап и мам в толпе встречающих видно сразу: в руках баулы с теплой одеждой, игрушки. И как только необычные пассажиры оказываются на московском перроне, их сразу начинают кутать в теплые одежды, "разбирают" по семьям. Одного из маленьких гостей встречает Олег Сомичев. Он не раз бывал в служебных командировках в Чечне, потому знает об этой войне не понаслышке.
- Жалко детишек, - говорит он. - Каждый раз, возвращаясь после командировок, думал о том, какая их ждет судьба, выживут ли они вообще? Выросло целое поколение, которое, кроме взрывов, бомбежек, голода и смерти, ничего не видело. Поэтому хочется обогреть хотя бы одну детскую душу.
К Сомичевым обещаю наведаться дня через 2 - 3: пусть Абу, так зовут пятилетнего мальчугана, освоится. Да и самим супругам Олегу и Ирине, как и троим их детям (старшей Елене 22 года, среднему Антону - 19, младшей Дашеньке -1,4 года) надо бы привыкнуть к новому члену семьи.
И вот с редакционными сувенирами, альбомами для рисования, фломастерами и, главное, с "самой мальчишеской" игрушкой - детским автомобилем - мы входим в сомичевскую квартиру. Нас дружно встречает все семейство, включая дога Дика и кота Рыжего. Схватив подарки, бросив на ходу "здравствуйте" и "спасибо", Абу с Дашей скрываются в детской комнате.
- Ну все, теперь про еду и не вспомнит, - сетует Ирина. - Кушает плохо, в чем душа держится - не знаю. Хочется подкормить его как следует, но молочные продукты ему не нравятся, сладости вообще не признает, единственное, чем можно завлечь, так это мясом и колбасами. Мы шутим про себя: настоящий маленький мужчина. Да оно так и есть: тут ударился больно, мы все испугались, думали, как все дети, сейчас заплачет. Но нет, потер ушиб и стал Дашку смешить.
Сомичевы к приему Абу готовились особо, искренне хотели, чтобы мальчуган с первых же минут почувствовал себя желанным в семье. Подготовили кровать, поставили ее в комнате Антона. Соседи, прослышав о маленьком чеченце, принесли теплую одежду, обувь, игрушки. Но среди этого изобилия места пистолетам и пушкам не нашлось: таковы методы "пацифистского" воспитания в этой семье.
Выросший в лагере беженцев под Назранью, Абу не знает многих, казалось бы, привычных для нас вещей.
- Когда Олег в первый же день решил Абу помыть и открыл душ, тот так испугался! Пришлось закрыть воду, пока мальчуган не успокоился и сам, играя (мы напустили в ванну игрушки), не попросил открыть душ. Он, например, удивлялся, как "неваляшка" качается, пока не разобрал игрушку на части. Зато, как ни странно, хорошо читает по-русски, по всему видно, любит книжки, но разговаривает неохотно. Научили его убирать за собой постель, посуду... Единственное, от чего пока не можем отучить, так это от страха, что он потеряется и его не найдут. Очень стеснительный: первое время не позволял мне переодеть его, а помыть себя, кроме Олега, никому не позволяет.
Пока я разговаривала с Ириной, маленькая Даша неизвестно откуда выволокла несколько свежих огурцов и разложила рядом с Абу. Оказывается, зеленый огурец - один из деликатесов у Абу.
- Малышка слышит, что он все время просит дать ему огурцы, вот и научилась носить ему овощ, - смеется Ирина.
- Хорошая машинка с фуражкой, - неожиданно для всех вступает в разговор молчун Абу и тут же убегает из комнаты.
- Ох уж эта война, - вздыхает Ирина. - Столько судеб искорежила! Хочется оставить дитя у себя, усыновить, да только по чеченским обычаям "чужакам" этого делать нельзя. Детей-сирот воспитывают, растят ближайшие родственники. Конечно, благородная традиция, но как подумаешь, что когда-нибудь придется расстаться с нашим "чеченским сыном", становится грустно.
За разговорами пришло время предобеденной прогулки. Ирина заботливо поправила теплую одежду на детях, дав каждому по лопаточке и ведерку. Абу вопросительно показывает на стоящие в углу санки.
- Это санки, - подсказывает ему Ирина.
- Санки, - повторяет Абу. - Санки и лутях хаквал.
- Правильно, санки катаются на снегу, - переводит с чеченского Ирина. - Вот так и учимся понимать друг друга...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников