04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76


КТО ЗАКАЗЫВАЕТ МУЗЫКУ В СПЕКТАКЛЯХ

Лебедина Любовь
Опубликовано 01:01 16 Января 2003г.
В пушкинском стихотворении "Разговор книгопродавца с поэтом" есть такие строки: "Наш век - торговли, в сей век железный без денег и свободы нет". Это XIX век поэт называет железным, а что уж говорить о нашем... Нынче продаются не только рукописи, но и сами творцы со своим вдохновением и идеями.

Сегодня любой антрепренер охотно купит у режиссера замысел оригинального театрального проекта, не слишком задумываясь, насколько качественно он будет воплощен, потому что участие в спектакле двух-трех знаменитых артистов и хорошая реклама обеспечат приток зрителей. В стационарных театрах художник пока значит больше, чем продюсер, но и тут тоже стараются заранее прогнозировать успех, а потому избегают творческих экспериментов и выбирают драматургию попроще. Режиссеров в основном приглашают модных или тех, у кого есть связи с коммерческими структурами, так сказать, спонсорами будущей постановки. Что же касается артистов, то отдают предпочтение тем, кто часто снимается в кино или телесериалах, поскольку телезрителям всегда интересно видеть кумиров живьем.
Вот такая теперь у наших театров жизнь, и соревнуются они друг с другом не столько качеством спектаклей, сколько количеством зрителей. Поэтому на первом месте стоят мюзиклы, а не постановки знаменитой Таганки, где уже с трудом заполняют партер, а Валерий Золотухин в шапке-ушанке и ватнике продает свою книгу и в благодарность за покупку фотографируется со зрителями "на память". Достойно ли это известного артиста, считающего себя другом Владимира Высоцкого, - вопрос непростой.
К сожалению, о творческом достоинстве художника мы сегодня вспоминаем нечасто. И не хотим понимать, почему коллектив на Малой Бронной вдруг взбунтовался против Андрея Житинкина, вернувшего публику в театр своими скандальными постановками, где главные герои - гомосексуалисты и наркоманы, ведь это нынче так модно. В середине сезона ушел из Театра Российской армии Дмитрий Назаров, на котором держался почти весь репертуар. Главному режиссеру Борису Морозову пришлось делать срочные вводы, а некоторые спектакли просто снимать. Театр понес огромные убытки, а артисту хоть бы хны. Он только сожалел, что во МХАТе у него не будет такой гриму-борной, как в "Армии".
Казалось бы, у Олега Табакова во МХАТе очень мощная труппа, ведь он собрал со всей Москвы талантливых исполнителей, тем не менее в спектаклях нет таких блистательных актерских ансамблей, как у Марка Захарова в Ленкоме. На сегодняшний день МХАТ имени Чехова представляет странный конгломерат. С одной стороны, на его главной сцене размываются традиции психологического искусства, с другой - на новой сцене все-таки появляются интересные спектакли. Причем в постановке начинающих режиссеров Марии Брусникиной ("Сонечка" Улицкой, "Пролетный гусь" Астафьева) и Миндаугаса Карбаускиса ("Старосветские помещики" Гоголя). Недавно Олег Табаков доверил Карбаускису поставить пьесу Фрейна "Копенгаген", в которой сыграет вместе с Ольгой Барнет и Борисом Плотниковым.
Думаю, не случайно Карбаускис так выделяется на фоне молодой режиссуры, ведь он ученик Петра Фоменко, убежденного, что у русского психологического театра есть будущее, если, конечно, не поддаваться расхожим суждениям, будто жизнь человеческого духа на сцене уже никому не интересна. В своей последней композиции по произведениям Пушкина "Египетские ночи", "Мы проводили вечер на даче", "Гости съезжались на дачу" Фоменко доказал, что система перевоплощения по Станиславскому отлично соединяется с открытым игровым театром. На небольшом сценическом пространстве он предложил исполнителям поговорить о странностях любви, о таланте, даре, который дается не всем. Полина Кутепова, несомненно, обладает им. Когда во второй части спектакля из Зинаиды Болконской она превращается в египетскую царицу и бросает вызов мужчинам на пиру: "Кто купит ценою жизни ночь мою"? - зрители верят в подлинность ее чувств, так как видят настоящую Клеопатру...
Быть может, кто-то скажет: Фоменко легко рассуждать о высоком искусстве, у него зал на сто мест, а вы попробуйте на спектаклях по классике заполнить "тысячник". И то правда, сегодняшний зритель не очень охоч до серьезной драматургии. Тем не менее в Малом театре на "Чайке", "Коварстве и любви", "Горе от ума" - аншлаги. Думаю, и новая постановка Сергея Женовача "Правда - хорошо, а счастье - лучше" по Островскому будет собирать поклонников психологического реализма. В течение всего спектакля меня не покидало ощущение, что он впрямую касается проблем нашего общества, в котором многие быстро сообразили, что при капитализме деньги не пахнут, у кого они есть, тот и прав. Чего только стоит одна фраза: "Первая отвага в человеке - коли денег много".
Женовач отвергает лубочного бытописателя Замоскворечья. Режиссера интересует психология людей, скрывающихся под маской патриотов своего Отечества и вместе с тем объявляющих правдолюбцев "чокнутыми". Словом, это продолжение темы, заявленной ранее режиссером в "Горе от ума". Глеб Подгородинский, прежде игравший Чацкого, теперь выступает в роли образованного, но бедного конторщика Платона, разоблачающего махинации уважаемого всеми купца Барабашева. Что же касается других исполнителей - Василия Бочкарева, Людмилы Поляковой, Евгении Глушенко, то они, сочетая в своей игре психологизм и эксцентрику, отлично чувствуют друг друга, ибо не первый год выступают вместе.
Тысячу раз прав худрук Малого Юрий Соломин, который не устает повторять, что каждый театр должен обходиться своими актерскими силами, ибо приглашение в спектакли исполнителей со стороны не только рождает массу конфликтов в труппе, но и нарушает целостность сложившегося актерского ансамбля.
Примерно такого же мнения придерживается и худрук "Современника" Галина Волчек. Последние две премьеры в этом театре: "Сладкоголосая птица юности" Уильямса и "Мамапапасынсобака" Срблянович (на афише эти четыре слова пишутся вместе) - показали: здесь по-прежнему сохраняется своя манера игры. Внутренне актеры настолько пластичны, что могут оправдать самую сложную режиссерскую метафору, только для этого им надо точно знать: зачем и во имя чего? Почему Кирилл Серебренников решил поиздеваться над женским полом и представить в начале спектакля трех безобразных ведьм с раздутыми формами, осталось загадкой, ведь это не шекспировский "Макбет". Чрезмерная фантазия распирала модного режиссера, и он попытался создать трагикомическую феерию из тонкой, глубоко психологической пьесы. Оказывается, красивый молодой человек, обслуживающий за деньги богатых старых дам, вовсе не подлец, а жертва. (Наверное, для этого он и сочинил вместе с Ниной Садур комический пролог.)
Казалось, в этой режиссерской трактовке зрители должны были возненавидеть алчную и порочную Хевенли в исполнении Марины Нееловой - они же ее полюбили. Неелова играла так, как будто в зеркале сцены отражалось не только стареющее лицо американской примы, но и ее собственное, которое тоже надо уметь "держать". В отличие от мхатовского спектакля с царственной Ангелиной Степановой здесь не было грусти, лирики. Жесткий, рваный ритм спектакля только подчеркивал бессмысленность внутренних терзаний одинокой женщины, теряющей память, красоту, душу.
Если в "Сладкоголосой птице" Серебренников все сделал для того, чтобы его заметили, то Нина Чусова постаралась "раствориться" в героинях пьесы Биляны Срблянович. Чулпан Хаматову и Ольгу Дроздову невозможно было узнать в роли подростков, затеявших игру в "дочки-матери" вместе с двумя другими "девочками", изображавшими дебила папу (Галина Петрова) и собаку (Полина Ракшина). В этой безжалостной пародии на взрослый мир Чусова постаралась сконцентрировать внимание зрителей на том, что жестокость, агрессия, насилие становятся нормой жизни и для детей. Они уже не понимают, что издеваться над слабым - подло, а ругаться матом - неприлично. Ведь их папы и мамы тоже так ведут себя. Вот такой нравственный урок преподал "Современник" зрителям накануне Нового года.
Я затронула только некоторые московские премьеры, которые вы увидите в наступившем 2003 году, если, конечно, вам денег не жалко, потому что билет у перекупщиков в Ленком стоит полторы тысячи рублей, а на мюзикл "Сорок вторая улица", который до марта приостанавливает показы, - две тысячи и больше. Вот мы и дожили, когда билеты в театр у нас стоят так же дорого, как на Западе, только до их зарплат нам еще расти и расти. За исключением, пожалуй, некоторых наших "звезд", считающих себя ничуть не хуже своих западных коллег, а потому претендующих на сверхвысокие гонорары, роскошные виллы, шикарные машины... Как говорится, "красиво жить не запретишь", но хотелось бы, чтобы и мастерство наших "звезд" соответственно повышалось. А то ведь какой телесериал или модный спектакль ни посмотришь - большинство актеров пользуются одними и теми же штампами, наработанными еще при "безденежном" социализме.
{Bull}Сегодняшний зритель не очень охоч до серьезной драматургии. Тем не менее в Малом театре на "Чайке", "Коварстве и любви", "Горе от ума" - постоянные аншлаги


Loading...








В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников