10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЛЕСНОЙ РАЗБОЙ

Если развивать слова главы Российского государства о "разбазаривании национальных ресурсов" на

Если развивать слова главы Российского государства о "разбазаривании национальных ресурсов" на примере лесного хозяйства страны, то, скажем, незаконную рубку леса можно смело характеризовать как своеобразный разбой, который разоряет не только казну, но прежде всего природу. По оценкам экспертов, сегодня в России примерно 20 процентов деловой высококачественной древесины заготавливается вне закона или с грубыми нарушениями законодательства. Стоит задуматься хотя бы над тем, почему у нас по статистике вырубается леса меньше, чем вывозится за границу? Или почему высококачественная древесина на корню оценивается дешевле, чем в какой-либо другой стране мира, - менее одного доллара? К сожалению, такие факты мало кого интересуют. Правительство в немалой степени утратило контроль за финансовыми потоками в лесном секторе. Все это приводит к значительным потерям бюджетных денег, к ухудшению репутации отечественной лесной промышленности и к коррупции, что может быть наглядной иллюстрацией к недавнему совещанию у президента России по борьбе с коррупцией. Сегодня ни один покупатель российской древесины не уверен в том, что продукция, которую он приобрел, заготовлена без нарушения закона.
Возникает естественный вопрос: в чем причина? Владимир Путин, конечно же, не случайно сказал, что нужно принять водный и лесной кодексы. Их необходимость явно назрела. Однако и та правовая база, которой сегодня мы располагаем, вполне может обеспечить законность и порядок в лесном хозяйстве страны, если на то будут воля и желание правительства. Скажем, есть закон о лесопользовании, который четко определяет порядок отвода лесных участков, лесоразработок. Существует закон о лесном хозяйстве, по которому лесничества должны следить за тем, чтобы лес не разворовывался. В государстве немало властных органов, которые призваны обеспечить исполнение этих законов - финансовая разведка, силовые структуры, таможенный комитет. Однако их работники, как показывает жизнь, не спешат поставить жесткий заслон правонарушениям, а порой и потакают им.
Все знают, например, что вместо приобретения делянок на аукционах и заключения договоров с лесхозами о проведении лесоустроительных и лесовосстановительных работ большинство "черных торговцев" договариваются с местными жителями о вырубке леса на участках, которые выделяются для строительства и ремонта домов. Люди в лесных поселках продают свои права на эти участки за мизерные деньги. Бывает и так, что безработный житель ставит подпись на документе, получив оговоренное количество бутылок водки! Работники лесхозов не просто закрывают на это глаза, но и сами участвуют в преступном промысле. Количество случаев прямого браконьерства, когда древесина вырубается даже в пределах окружной дороги Сыктывкара - столицы Коми, не поддается учету. Причем сами предприниматели ничем не рискуют, ибо поймать на лесоповале можно только наемных работников из числа бомжей и безработных лесорубов.
Здесь успешно действует, можно сказать, мошенническая система банкротства лесозаготовительных предприятий. Смысл ее сводится к тому, что предприятие, накопив долги по заработной плате и не выплатив налоги государству, тихо "умирает", заблаговременно передав всю технику "наследнику". Он через год повторяет судьбу своего предшественника, породив новую фирму-однодневку. Надо ли доказывать: такие сделки не могут проходить без ведома руководителей местных администраций, однако ни одного судебного разбирательства по поводу незаконных банкротств в республике не было.
Проблема "разбазаривания национальных ресурсов" высветила еще одну застарелую болезнь российской лесной промышленности. Мы много говорим о том, что Россия не должна быть сырьевым придатком Запада, но безудержно гоним туда необработанный лес. Как результат в той же Коми, которая имеет около 3 миллиардов кубометров запасов древесины, лес - национальное богатство республики, так и не стал источником достатка для местных людей. Большинство лесозаготовительных предприятий закончили год с убытками. Зарплата в отрасли низкая - в среднем около 3,5 тысячи рублей. Консолидированный "лесной доход" составляет всего около 200 миллионов рублей в год. И это при том, что здесь производится 14 процентов всей российской бумаги и 12 процентов фанеры.
В мире за последнее десятилетие цены на лесоматериалы снизились в среднем на 10 процентов. Казалось бы, сама жизнь заставляет нас строить современные предприятия, скажем, по изготовлению модной качественной мебели, модернизировать старые фабрики и заводы. В Коми, например, изношенность производственных фондов достигает 80 процентов. Однако на все это требуются немалые средства, наши же лесные "олигархи" живут одним днем - им выгоднее заполучить любым способом делянку, быстро вырубить ее, быстро продать лес на черном рынке, положить деньги в карман, а после лесоповала хоть трава не расти.
Думаю, вопрос "разбазаривания национальных ресурсов" должен стать не просто темой обстоятельного разговора на самом высоком уровне, но приобрести общероссийское звучание. И бизнесмены, и предприниматели, и ответственные государственные чиновники должны понять: пришло время уметь делать деньги не только с выгодой для себя, но и с пользой для России.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников