05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РАБОТА МОЗГА - ЭТО ТАЙНА

Хирургически лечить повреждения мозга - задача исключительной сложности. Но очень часто именно операция на мозге дает единственный шанс на спасение. Сегодня на наши вопросы отвечает директор НИИ нейрохирургии им. Н.Бурденко академик РАН и РАМН Александр Коновалов.

- Александр Николаевич, если позволите, давайте начнем с вопроса про инсульт. После инфаркта - "удара" по сердцу - люди сегодня во многих случаях возвращаются к полноценной жизни, к работе. После инсульта - поражения сосудов мозга - человек часто остается инвалидом. Почему так? Наверное, потому, что мозг устроен гораздо сложнее, чем сердце?
- Вряд ли правомерно говорить о том, какой орган важнее. Но все же сердце - это, по сути, насос. А все, что мы называем личностью человека, определяется именно работой мозга. Малейшая "поломка" - и человек становится другим. Он может быть парализован, могут возникнуть грубейшие нарушения речи, эмоциональные отклонения. И регулировка всех важных функций организма (в том числе и кровообращения, и дыхания) - это ведь тоже работа мозга, сложнейшее взаимодействие миллиардов клеток. Да, нейрохирурги сегодня делают сложнейшие операции на мозге. Но сказать, что мы до конца понимаем, как работает мозг, - это неправда. И если погиб целый участок мозга, то это пока необратимо.
- В одной из публикаций инсульт назван "золушкой" нашего здравоохранения, так как ему уделяется меньше внимания, чем сердечным недугам и раку. Вы согласны с этим?
- Как вы сказали? Инсульт - "золушка"? Пожалуй, образ не совсем точен, но доля истины в этом сравнении есть. Дело в том, что в области сердечных недугов есть давно отработанные методики, которые позволяют реально помочь человеку - он возвращается к прежней работе. Если же что-то случилось с мозгом, человек действительно часто остается инвалидом. Поэтому для общества лечение инсульта выглядит менее перспективным.
ИСТОРИЯ ПРО ВОЗДУШНЫЙ ШАРИК
- Реально ли говорить о профилактике инсульта?
- Вполне реально. Надо понять, что есть два вида инсульта - в сущности, это разные заболевания. При геморрагическом инсульте происходит кровоизлияние в мозг. Ишемический инсульт - это гибель участка мозга из-за нарушения притока крови, в большинстве случаев он возникает из-за окклюзии - закрытия просвета крупных сосудов. Хирургическим путем можно восстановить просвет сосуда и предупредить возникновение инсульта. Для этого необходимы современные диагностические центры, где будут делать подобные операции.
- Сужение сосуда можно увидеть заранее?
- Можно. И можно сделать операцию тогда, когда еще нет явных симптомов. Помимо, как мы говорим, "открытых операций", сейчас есть и другой путь лечения - так называемые эндоваскулярные вмешательства. В просвет сосуда вводятся специальные приспособления - баллоны для расширения сосуда или внутренние протезы - стенты, которые не дают ему сужаться. В Америке ежегодно делается около 150 тысяч операций на сосудах, снабжающих кровью мозг. Нам требуется примерно 80 тысяч, а делаем около 8 тысяч. И все - на дорогом иностранном оборудовании. Хотя именно российские ученые были пионерами в этой области.
- Я читала удивительную историю появления самой идеи нового метода. Нейрохирург Федор Сербиненко увидел на демонстрации всем знакомую картинку - воздушные шарики на ниточках, которые легко подчинялись движениям руки: куда нитка - туда шарик. Так родилась мысль о том, что можно вводить в сосуды управляемый баллончик. И было это в 1959 году.
- А потом Федор Сербиненко много лет занимался разработкой метода, пытался создавать отечественные инструменты. Но никому это не было нужно, система внедрения изобретений у нас, мягко говоря, далека от совершенства. И до сих пор живем на всем импортном.
- Александр Николаевич, а когда вообще появилась российская нейрохирургия?
- И в мире, и в России она стала развиваться не так давно - чуть больше века назад.
- Но ведь даже в древности делали трепанацию черепа.
- Были ритуальные трепанации, были попытки помогать людям с травмой головы. Но мы считаем началом нейрохирургии тот момент, когда стало возможным диагностировать поражения мозга, прежде всего опухоли. Сначала было невероятно трудно. В России первые шаги нейрохирургии связаны с именем блестящего ученого-невропатолога Владимира Бехтерева. Он осмеливался ставить точный диагноз только по симптоматике - внешним проявлениям болезни.
- Сегодня диагностика поражений мозга совсем другая?
- Она изменилась разительно! Появилась компьютерная, магнитно-резонансная томография. Мы можем реально оценить состояние мозга, его кровообращение, увидеть любые по-вреждения.
КОГДА СОСТОИТСЯ ПЕРЕСАДКА ГОЛОВЫ?
- С чем еще связаны надежды нейрохирургов? Пресловутые стволовые клетки могут помочь в лечении поврежденного мозга?
- Говорить о реальной помощи больным сегодня рано. Допустим, мозг человека разрушен в результате травмы. И вроде бы можно взять стволовые клетки, напичкать ими пациента - и они сами найдут поврежденное место, и превратятся в клетки мозга. Увы, пока это лишь красивая идея. Для ее реализации нужны годы и годы исследований. Еще почти ничего не доказано. И представлять стволовые клетки как панацею от всего сразу - это очень опасная вещь.
- Что ж, закрыли тему...
- Вот-вот! Шумиха вокруг "волшебных" клеток как раз и ведет к тому, что "тему закроют", она будет окончательно дискредитирована. А меж тем это важнейшее научное направление!
- Что можно сказать про другой нашумевший метод - попытку блокировать какие-то участки мозга при лечении, например, наркоманов? Этим, в частности, занимается Святослав Медведев в Институте мозга в Санкт-Петербурге.
- Я знаю и эту методику, и лично Святослава Медведева. В основе метода - достаточно серьезные исследования. Такие операции при лечении наркомании и алкоголизма делают иногда и в других странах. Но сейчас - все реже. Да, есть определенные структуры мозга, разрушение которых влияет на поведение человека, в том числе и на пристрастие, например, к наркотикам. Но операции, изменяющие поведение человека, иногда и его сущность, в ряде стран вызывают резкий протест. В Японии, например, был настоящий студенческий бунт, и такие операции запретили. Думаю, что нельзя прекращать эти поиски. Но подобные вмешательства должны делаться под жестким контролем, только при абсолютном согласии больного и только на некоммерческой основе. Все, что связано с разрушением мозга, требует особой осторожности. Но сейчас есть интереснейшие методики, которые позволяют стимулировать какие-то зоны мозга или нервной системы, это отдельное направление - функциональная нейрохирургия. Например, при Паркинсонизме в определенные зоны мозга вживляется электрод, происходит воздействие нужными параметрами тока. И больному, который не мог взять в дрожащие руки стакан воды, становятся доступны даже тонкие движения. Такие методы помогают при многих тяжелых недугах - например, при детском церебральном параличе. За этим - будущее.
- А как вы относитесь к известному американскому нейрохирургу Роберту Уайту, который уже не одно десятилетие разрабатывает методики пересадки головы?
- Мы знакомы много лет. Р.Уайт проводит серьезные исследования по изоляции мозга. Журналисты называют это пересадкой головы. На самом деле суть опытов на животных такова: профессор Уайт изолировал мозг одной собаки, подсоединял его сосуды к сосудам другой. Вокруг этих экспериментов много спекуляций. Но они важны, это попытка понять, как долго живет мозг при разных повреждениях.
СКОЛЬКО ВЕСИТ МОЗГ ГЕНИЯ?
- А можно задать глупый вопрос: сколько весит мозг гения? И вообще, есть ли взаимосвязь между интеллектом и величиной мозга?
- Это не такой уж глупый вопрос, он интересовал многих серьезных ученых. В среднем мозг весит полтора килограмма. Многие полагают, что чем больше мозг, тем умнее человек. Это не так. В нашем институте многие годы работал замечательный ученый Михаил Самуилович Блинков, который долго занимался такими исследованиями. Он исследовал мозг Циолковского, Ленина, других известных людей. Но ему так и не удалось выявить никаких четких закономерностей о взаимосвязи интеллекта с весом или структурой мозга (допустим, величиной лобной доли). Примеры на эту тему приводятся даже в медицинских учебниках: известно, что одним из самых маленьких по объему был мозг Анатоля Франса, очень крупный (более двух килограммов) - у Тургенева. Но еще более крупный мозг оказался у идиота...
НЕЙРОХИРУРГИЯ - ЭТО ГОЛОВОТЯПСТВО СО ВЗЛОМОМ
- Можно получить совет главного нейрохирурга страны: как до конца жизни сохранить интеллект, память?
- Скорее это будет просто совет человека, который уже довольно долго живет. Каждый сам распоряжается своим здоровьем, бережет его - или не бережет. И я не буду повторять всем известные истины про вредные привычки. Думаю, что главное - это активность и самодисциплина. И еще мне кажется, что каждый человек должен быть настолько образован, чтобы понимать свой организм, хотя бы частично. Пытаться вовремя скорректировать неполадки - сначала самостоятельно, при необходимости - с помощью врача.

- Александр Николаевич, профессия у вас архитрудная, страданий видите много. Но все же хочется закончить разговор, сохранив чувство юмора. Знаю, что существует целый набор смешных названий, которые давали пациенты вашему институту. Ну, например, слесарь назвал его черепно-ремонтной мастерской, а уголовник - лобным местом. Вариант, придуманный физиком, - центр нейровесия. У вас есть своя версия?
- Конечно. Я свою специальность называю так: головотяпство со взломом.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников