05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОСЛЕ ИЛЛЮЗИЙ

Но не только внешние признаки характеризуют успешные реформы и порядок. Страна буквально пахнет

Но не только внешние признаки характеризуют успешные реформы и порядок. Страна буквально пахнет долларом и кроной, сочится благополучием. Здесь давно продается земля - кому угодно. Коттедж на берегу Балтийского моря стоит почти 1 миллион долларов, в центре Таллина квартиры по высшим московским ставкам. В стране на раннем этапе искусственно занизили курс кроны, спровоцировав бурный рост экспорта. Нет налога на инвестиции - начался приток капиталов, и можно сказать, что прагматизм здесь правит бал.
Наведение порядка чувствуется везде, в том числе и в общественных отношениях, приобретает неожиданные формы. В эти дни, например, вступил в силу закон, который "дозволяет" чиновникам не понимать просителя, если тот обращается не на государственном языке.
Вот это противоречие - самодостаточность, благополучие, предприимчивость коренного народа, процветающего на фоне растерянности "инородцев", - главное впечатление корреспондента "Труда" во время поездки по Эстонии в составе делегации российских журналистов. Поездку организовали Международная конфедерация журналистских союзов вместе с Союзом журналистов Эстонии и Ассоциацией крупных предпринимателей республики.
Сам факт участия "большого бизнеса" в организации поездки свидетельствует о направленности экономических интересов Эстонии. Да и новый президент Эстонии Арнольд Рюйтель так ответил на вопрос корреспондента "Труда" о приоритетах в своей деятельности:
- В наших интересах - добрососедские отношения со всеми соседями, в том числе с Россией.
И подчеркнул: эти контакты могли бы быть более тесными.
Суть стремлений обозначил премьер-министр Сийм Каллас:
- С Россией очень мал товарооборот. Для нас таможенные пошлины выше, чем для других...
После избрания Арнольда Рюйтеля Эстония стала прагматичнее относиться к восточному соседу. Это и понятно: новый президент - бывший секретарь ЦК компартии республики по селу, новый премьер - бывший советский банкир. Оба - профессионалы от экономики и прекрасно знают, что та плохо реагирует на политические пассы. Но основные приоритеты не изменились. Президент, премьер, другие политические деятели, бизнесмены однозначно говорили о стремлении войти в западные структуры - ЕС, НАТО. Однако после поражения теперь уже бывшего президента, писателя Леннарта Мери, несмотря на очевидные успехи Эстонии "на западном направлении", здесь прагматично посматривают и на восток. Для более активного прогресса нужны выгодные отношения с Россией. Рынок у нашей страны необъятный, но он практически закрыт для республики из-за двойных пошлин. О желании вернуться на него нам говорили на самых разных производствах: и на мебельных комбинатах, и на бывшей "Кренгольмской мануфактуре" в Нарве, приватизированной в 1995-м шведским бизнесменом, и у пищевиков в Таллине, и на предприятии "Силмет" в Силламяэ, производящем редкоземельные металлы, - этот бывший секретный бериевский завод-город работал на военную промышленность СССР, а теперь перестроился на мировой рынок и обеспечивает уникальными материалами Европу и Америку.
Возникло ощущение, что в своих представлениях о будущих отношениях на европейском пространстве предприниматели как бы обогнали политиков. Экономика интернациональна, она не понимает границ и социально-политических барьеров вроде "языкового давления" и трудностей получения гражданства. Отношения же Эстонии с Россией как раз и отравляют эти факторы. Наши соотечественники, а в некоторых регионах в местах компактного проживания их подавляющее большинство, не могут получить гражданство из-за различных препон. "Давит" и незнание государственного языка. Исполнительный директор Ассоциации крупных предпринимателей Эстонии Яак Саарнийт говорил о том, что республика в конце концов должна прийти к "нулевому варианту" в вопросе о гражданстве, то есть к праву на него всех постоянных жителей страны, но признал, что на определенном этапе нация защищала свои интересы. Снятие этих барьеров - в новых экономических интересах Эстонии.
Процесс в общем-то хоть и замедленно, но идет - в направлении, выгодном для нацменьшинств. Неграждане, являющиеся постоянными жителями, получили право на участие в муниципальных выборах. Снято требование к кандидатам в депутаты, которые ранее были обязаны знать государственный язык в совершенстве. Среди зарегистрированных культурных обществ национальных меньшинств республики 80 - русские. Президент Арнольд Рюйтель пояснил нам, что эстонские законы получили высокую оценку в европейских структурах как демократические. Только многим "некоренным" от этого не легче. В начале 90-х они были лишены всех основных прав. Для радикальных заявлений Союза российских граждан Нарвы, который усматривает "откровенный апартеид в отношении неэстонского населения", есть определенные основания. Каждый девятый житель страны был вынужден взять российское гражданство. В целом же, как пояснил посол России в Эстонии Константин Провалов, 15 процентов населения республики не имеют ее гражданства - многие вообще без какого-либо. Есть даже "случайные нелегалы", до сих пор не оформившие свои отношения с государством.
Какой бы логикой ни пользовались местные политики, объясняя такую ситуацию, надо признать: это - явный признак внутреннего политического нездоровья государства, пусть даже его "лицо" лоснится от благополучия. Во время встречи с ветеранами мы наслушались рассказов об обидах, к числу которых прибавилось лишение всех льгот, которые положены борцам с фашизмом в других странах, нежелание властей выдавать постоянные виды на жительство бывшим военнослужащим. А тут еще один "сбой" государственной машины: право чиновника выслушивать просителя только на эстонском языке.
Но вот любопытная деталь: когда мы беседовали с русскими жителями Эстонии, сумевшими устроить здесь свою жизнь, все они нахваливали "вторую родину" и напрочь отрицали наличие дискриминации. Например, один из ведущих специалистов "Силмета" Александр Гурьянов вполне удовлетворен своим положением, хотя не имеет гражданства, несмотря на 20 с лишним лет жизни в республике.
Надо отдать должное предприимчивости национального бизнеса - он умеет использовать потенциал "инородцев", как их тут иногда называют. Бывший премьер Тийт Вяхи, ставший руководителем "Силмета", сумел не только сохранить костяк трудового коллектива, поначалу шарахнувшегося от "националистов", но и найти общий язык с русскими рабочими и инженерами, большинство которых так и осталось без гражданства. Для Тийта Вяхи и других крупных бизнесменов этот фактор не имеет значения: предприятие должно работать, а без русских специалистов не обойтись.
В основе стремления эстонских предпринимателей к добрососедским отношениям с Россией - забота не об интересах некоренного населения, а о своем бизнесе, но объективно такие намерения идут на пользу русскому нацменьшинству. Все же немного раздражало несколько покровительственное отношение местных боссов к своим "младшим товарищам" - русским специалистам, которые и делают всю основную, в том числе черновую, работу. Можно позволить себе быть "добрым", когда перераспределение собственности, осуществлявшееся под прикрытием законов о гражданстве и государственном языке, произошло в пользу представителей "титульной нации" - русских мы видели повсюду, но только на вторых ролях и ниже. Возникает мысль и о "прагматичности национализма", с помощью которого коренному населению удалось прибрать собственность к рукам.
Все же такова реальность, и не считаться с ней бесполезно. В этой новой реальности под давлением обстоятельств и экономических интересов эстонская элита начинает поворачиваться к России, учитывать интересы нацменьшинств, пусть даже процесс происходит не без издержек. Можно, конечно, продолжать экономическое давление на Эстонию с помощью таможенных пошлин, однако реально эта политика не дает весомого результата. На самом деле она стимулирует дальнейший отход республики от России, более активную переориентацию на Запад. Аргументы ее сторонников не выдерживают критики, поскольку даже бериевский завод в Силламяэ эстонцы сумели в короткие сроки повернуть лицом к Америке. К тому же больше всего от "экономических санкций" страдает именно некоренное население - простые рабочие, теряющие места. Уровень жизни у них, по подсчетам местных социологов, и так на 40 процентов ниже, чем у "титульных". Это тоже надо учитывать. Никаких инструментов, кроме дипломатии, тут у России нет.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников