16 августа 2018г.
МОСКВА 
21...23°C
ПРОБКИ
4
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 66.38   € 75.23
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

«А мы тебя туда не посылали...»

Наверное, в современных конфликтах не обойтись без «неизвестных героев», которым приходится гибнуть без флага и быть похороненными без почестей
Сергей Фролов, редактор отдела политики
Опубликовано 00:08 16 Февраля 2018г.

Почему государство с такой легкостью отрекается от тех, кто негласно воюет за его интересы?


... Риторический вопрос. Кстати, вчера исполнилось ровно 29 лет с тех пор, как СССР начал вывод войск из Афганистана после девяти лет военного присутствия в этой стране. Тогда наши солдаты воевали на чужбине в статусе «воинов-интернационалистов».

Помню, тогда, в 1980-е, будто бомба взорвалась на страницах газеты, процитировавшей сердитого полковника из военкомата, выговарившего афганцу: «А что вы от меня хотите? Я вас туда не посылал...» А сегодня в России разворачивается скандал вокруг нынешних «интернационалистов», воюющих в Сирии безо всяких статусов.

Речь о бойцах частной военной компании (ЧВК), о которой мало что известно, кроме прозвища: «группа Вагнера». Поскольку в России до сих пор нет вменяемого закона о подобных подразделениях, то, естественно, никаких данных о бойцах из этой «группы» в официальных источниках вы не найдете. А там, где нет четких данных, начинается территория слухов и домыслов.

В интернете в огромных количествах бродят тексты о том, как таинственные боевики участвуют в вооруженных конфликтах и вмешиваются во внешнюю политику России. Им приписывают активное участие в крымских событиях весной 2014-го, в боевых действиях в Донбассе — и вот теперь активно раскручивается тема Сирии, где бойцы этой ЧВК, по слухам, выполняют грязную и тяжелую работу, получая за нее очень неплохие деньги. А теперь вот рассказы о чудовищных потерях, постигших «вагнеровцев» после авиаудара американских «партнеров» — счет некоторые обозреватели ведут на сотни убитых.

Как к этому относиться? В очередной раз нам напомнили: в сирийской кампании участвуют только наши ВКС и их вспомогательные подразделения, а на земле с террористами воюют только солдаты сирийской армии. И вообще Кремлю ничего неизвестно о каких-либо россиянах, воюющих в Сирии не в составе российской группировки. Но это официально. Неофициально же любой кадровый военный вам расскажет, что боевой дух и воинское мастерство у сирийцев на таком скромном уровне, что все значимые победы в сухопутных операциях невозможны без участия наших неофициальных подразделений, ЧВК.

Ни для кого не секрет, что в международных конфликтах давно используются негласные участники — либо в виде инструкторов, либо в качестве непосредственных участников боевых столкновений. Причем используются с обеих сторон — как с нашей, так и с американской, поскольку любой международный конфликт — это всегда проекция вечного нашего противостояния с США.

Начиная с Корейской войны 1950-1953 годов мы периодически воюем друг против друга с разной степенью «засветки» своего участия — так было и в Корее, и во Вьетнаме, и в Афганистане. В Сирии мы снова сошлись в конфликте, в котором решаем свои геополитические задачи. Правда, нынешнее противостояние отличается от той же Афганской войны, где американцы всячески скрывали свое участие. Сегодня в Сирии они открыто говорят, что воюют там против войск Асада. Читай — против нас. Да и мы, в отличие от афганской кампании, в Сирии стараемся больше применять высокоточное оружие, демонстрируем новинки и не используем в войне призывников.

Но есть нюанс в поведении российского Министерства обороны, который роднит его с предшественниками из советских времен: при любой неприятности с личным составом военное ведомство хранит гробовое молчание, а то и вовсе отрекается от тех, кто выполняет его задачи. Так было во времена Афгана, когда родственникам разрешали ребят, вернувшихся домой «грузом 200», хоронить тишком, чтобы никто не догадался, что сына нет...

Так было и в Донбассе, когда попавшие в плен российские военные оказывались задним числом уволенными из Вооруженных сил. Такое же отношение к своим соотечественникам остается у отцов-командиров и в нынешней операции в Сирии.

Весь интернет бурлит, пережевывает «новости из надежных источников», тексты радиоперехватов, где звучит набатом: «В нашей роте до 200 убитых». Те, кто служил, знают, что по штатному расписанию в роте максимум 150 бойцов. Фейк? Но понятно также и то, что дыма без огня не бывает.

Через несколько дней стали просачиваться разрозненные сведения с конкретными фамилиями и адресами контрактников, воюющих негласно в Сирии. Их, конечно, не сотни, но они, погибшие, есть. И погибли они от рук наших «американских партнеров». Те признали, что 7 февраля на позиции прикормленных США антиасадовских «оппозиционеров» началось наступление с сирийской стороны; поскольку там же находились американские советники, то по атакующим был нанесен удар...

За этими скупыми, обрывочными сведениями проступает обычная картина: отречение власти от попавших в беду бойцов, которые воевали в Сирии безо всякого статуса. То, что такие бойцы в природе существуют, выяснилось очень скоро. Вот и писатель Захар Прилепин подтвердил, что погибли несколько его знакомых ребят, которые до этого воевали в ДНР. Один из них, капитан ГРУ в отставке Игорь Косотуров, которого хорошо знал Прилепин, отправился в Сирию, поскольку «был профессиональным военным и хорошим мужиком». А когда он погиб, Родина сделала вид, что никакого капитана Косотурова знать не знает. И это очень печально.

Наверное, в современных конфликтах не обойтись без «неизвестных героев», которым приходится гибнуть без флага и быть похороненными без почестей. Но если государство нанимает таких людей для решения неафишируемых задач, то неплохо было бы научиться не отрекаться от них в тяжелую минуту. Безусловно, нужен закон о ЧВК, нужна социальная поддержка семьям погибших бойцов и просто человеческое уважение к тем, кто готов умирать вдали от Родины за ее интересы.

 




ЦИК одобрила проведение референдума по пенсионной реформе.