07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СВОЙ В ДОСКУ ДЯДЯ МИТЯ

Наивный зритель часто впрямую ассоциирует актера с персонажем, которого тот играет. Теперь

Наивный зритель часто впрямую ассоциирует актера с персонажем, которого тот играет. Теперь подумайте, каково такому зрителю представить, чтобы его дядя Митя из фильма "Любовь и голуби" мог читать на французском языке "Евгения Онегина" со сцены парижского театра Одеон?.. Тем более немыслимым покажется исполнение дядей Митей уже на итальянском языке монолога Михаила Жванецкого "Тренер" на юбилее театра "Пикколо" в постановке великого итальянского режиссера Джорджо Стрелера. И уже просто невероятно нашему зрителю поверить, чтобы дяде Мите посвятил свою поэму "Театральное" Иосиф Бродский. А какое требуется воображение, дабы нафантазировать, что дяде Мите по плечу поставить спектакль в Японии со знаменитой актрисой Комаки Курихара? И конечно, ему даже во сне не привидится, чтобы перо дяди Мити породило прекрасную прозу и стихи. Между тем все здесь перечисленное - реально и сотворено дядей Митей, то бишь нашим уникальным соотечественником Сергеем Юрским.
Мир искусств открыли маленькому Сереже его родители - Евгения Михайловна Романова (с блеском окончившая Петербургскую консерваторию) и высокообразованный Юрий Сергеевич Юрский - актер и режиссер, руководивший цирками в Саратове, Москве и Ленинграде, а затем ставший худруком Ленконцерта. В отличие от современных госчиновников Юрий Сергеевич не умел пользоваться служебным положением, судя по тому, что его семья пять лет жила в одной из гримуборных цирка на Цветном бульваре. На юридическом факультете Ленинградского университета Сергей Юрский проучился два года. "Зов из будущего" неотвратимо повлек его в Ленинградский театральный институт. Едва окончив второй курс, он после удачного просмотра приглашается в БДТ, где в течение двадцати лет играет в актерском ансамбле знаменитого Георгия Товстоногова.
Параллельно с первыми серьезными успехами на сцене Александринки, где Юрский оказывается самым молодым среди товстоноговских звезд первой величины, неуемная фантазия и неукротимая энергия дебютанта находят еще одно любопытнейшее самовыражение. Театральный Ленинград восторженно рукоплещет знаменитым капустникам, создателем и руководителем которых был Александр Белинский. А безусловным лидером этого легкомысленного жанра становится Сергей Юрский. Думается, отнюдь не случайно некоторые из его "пустяковых" ролей в капустниках станут предтечами будущих выдающихся работ актера. Так, Остапа Бендера кинорежиссер Михаил Швейцер разглядел для своего "Золотого теленка" в крохотной миниатюре "Возвращение Остапа Бендера", увидев "великого комбинатора" Юрского. Немногим известно, что в роли бунтующего Чацкого Юрский предстал перед зрителями именно в одном из ленинградских капустников в дерзкой миниатюре "Горе уму ХХ века", а уже затем в грандиозной постановке "Горя от ума" Товстоногова.
Вскоре Товстоногов сам предложил Юрскому поставить спектакль на сцене БДТ. Выбор дебютанта пал на роман Эрнеста Хемингуэя "Фиеста" ("И восходит солнце..."). Но спектакль Товстоногов не принимает... Через два года Юрский снял "Фиесту" на Ленинградском телевидении почти с тем же актерским составом, только роль леди Эшли сыграла юная Наталья Тенякова, будущая жена Юрского. А матадора Педро Ромеро - фантастический танцовщик Михаил Барышников. Кстати, это была первая роль Барышникова на экране. Очень скоро фильм был запрещен из-за бегства танцовщика за границу...
Но жестокая несправедливость судьбы не сломила Юрского. Продолжая творить "под знаменами Товстоногова", он упорно движется по режиссерскому пути. Вне сцены БДТ ставит в стилистике мюзикла пьесу Бернарда Шоу "Избранник судьбы". Затем, уже в родном театре, - "Мольера" Михаила Булгакова, "Фантазии Фарятьева" Аллы Соколовой. Чрезмерно ревностно относясь к режиссерским устремлениям Юрского, великий Гога (так актеры БДТ любовно называли своего главного режиссера) с особой нежностью относился к актерским работам Юрского, в том числе в кино. Одной из первых киноудач Юрского стал его взрывной, эксцентричный Чудак из "Человека ниоткуда" Эльдара Рязанова. С первого появления в кадре притягивал неистовый Маргулис в картине "Время, вперед" Михаила Швейцера. Влюблял мудрым обаянием созидателя-интеллигента Викниксор из "Республики ШКИД" Геннадия Полоки. Но безусловной вершиной стал его грустноватый и лучистый Остап Бендер из "Золотого теленка".
Середина 70-х годов стала для Юрского временем тягчайших испытаний. Всесильный КГБ попытался завербовать известного всей стране актера в свои ряды. Получив решительный отказ, ему начали методично мстить. Сначала, по негласному указанию, Юрского вычеркнули из списка на присвоение звания заслуженного артиста России, затем было запрещено снимать его на всех киностудиях Советского Союза. Ему припомнили и знакомство с Александром Солженицыным, и многолетнюю дружбу с "невозвращенцем" Симоном Маркишем - переводчиком Эразма Роттердамского. Пражскую весну 1968 года, во время которой он слишком много общался с лучшими представителями творческой интеллигенции Чехословакии, - ему тоже не забыли.
Чтобы не оставаться совсем без работы, Юрский пробует свои силы в создании моноспектаклей. Лучшим примером этого особенного театра стали две знаменитые постановки "Евгения Онегина" на российском телевидении. Первая из них была в 1965 году, затем он повторил успех в 1999 году, когда страна праздновала 200-летие со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина. Юрский ошеломил как знатоков, так и "первооткрывателей" "Евгения Онегина" фейерверком режиссерских находок и "открытий чудных".
В январе 1978 года началось путешествие Юрского с его чтецкими программами по тогдашнему СССР. Вот стихи Юрского, написанные в поездах дальнего следования:
Русь моя! Земля моя!
Экая неловкая!
Только крестики подряд
Скособочившись стоят,
Как полтыщи лет назад
Только совы охают.
"Это тогда я набирал авторитет, который через много лет обеспечил мне большие и полные залы на концертах эмигрантов в Нью-Йорке, Чикаго, Иерусалиме, Кельне и Париже", - напишет Юрский в своей книге "Игра в жизнь"...
"Эмигрировав" в 1979 году в Москву, Юрский как актер и режиссер занял достойнейшее место сначала в Театре Моссовета, а затем на сцене МХАТа и в театре "Школа современной пьесы". Режиссер Юрский с завидной последовательностью выражает свое восприятие сегодняшнего времени в самых разных сценических жанрах. Он изобретательно ставит "Стулья" Эжена Ионеско. Сам осуществляет перевод с французского и с ювелирным изяществом играет одну из двух сложнейших ролей в дуэте с Натальей Теняковой, чуткой партнершей, всегда неожиданной и разной...
Магическим абсурдизмом пронизана и современная притча "Провокация". Актер играет два совершенно непохожих образа в первом и втором актах. Появляется на сцене и молодая актриса Дарья Юрская, легко и непринужденно убеждающая зрителей, что унаследовала от родителей все самое лучшее...
Грозным предупреждением веет от поставленного Юрским на сцене театра "Школа современной пьесы" "Вечернего звона" Иона Друцэ. На подмостках возникает вождь всех народов в завораживающе-гипнотическом исполнении Юрского. В первом действии Сталин без грима, во втором - Юрский загримирован под "усатого". И хотя действие развивается на даче Сталина, и все происходит как бы реально, в какой-то момент подкрадывается ощущение, что где-то поблизости приоткрылась преисподняя, и пахнуло гибельной мертвечиной. Вроде бы ничего фантастического нет, просто товарищ Сталин с отеческой нежностью уговаривает спеть молоденькую солистку-дебютантку из Большого театра СССР. Но перед глазами почему-то возникают миллионы людей, по мановению вождя исчезающих в недрах ГУЛАГа.
За последние тридцать с лишним лет выражать свои мысли и чувства в литературе стало для Сергея Юрского столь же необходимо и естественно, как играть и ставить. После несколько раз переиздававшейся повести "Чернов" в 1986 году вышла книга Юрского "В безвременье". А затем один за другим стали выходить его замечательные произведения: "Кто держит паузу", "Все время - жара", "СЮР", "Домашние радости", стихотворный сборник "Жест" и пронзительно исповедальная книга "Кого люблю, того здесь нет" - о людях, ставших неотъемлемой частью жизни Сергея Юрского, человека-театра, у которого с юности остался непреложным девиз: "Быть живым, живым, и только. Живым, и только до конца!"


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников