07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗАПАХ ЧУЖИХ ДЕНЕГ

Вереск Вероника
Опубликовано 01:01 16 Марта 2005г.
Строят в современной России пока еще мало. Речь, конечно, не о развлекательных или торговых центрах, а о крупных промышленных предприятиях, нефте- и газопроводах, морских и речных портах, которые служили бы не только своим непосредственным хозяевам, но и работали на экономику и безопасность всей страны. Однако даже если находится инвестор, рискнувший вложить деньги в проект общенационального значения, вовсе не значит, что в какой-то момент он горько не пожалеет о своем решении. История строительства ЗАО "Корпорация "Тольяттиазот" ("ТоАЗ") нового морского порта в районе станицы Тамань - живое тому подтверждение.

ЗАТЯЖНОЙ ПЕРЕВАЛ
- Если вы думаете, что президент "Тольяттиазота" Владимир Николаевич Махлай затеял эту стройку оттого, что предприятию некуда было девать деньги, - вы глубоко заблуждаетесь, - рассказывает советник президента "ТоАЗа", академик Российской академии естественных наук Валентин ОВЧИННИКОВ. -Чтобы лучше понять ситуацию, давайте вернемся в 1976 год, когда постановлением ЦК КПСС и правительства страны было принято решение о строительстве Тольяттинского узла, состоявшего из семи агрегатов по производству аммиака и двух агрегатов по производству карбамида. Эта "стройка века", как было объявлено официально, включала в себя, кроме самого завода, аммиакопровод, проходивший по территории России и Украины, и порт по перевалке химикатов в Одессе, где дополнительно были построены два аммиачных агрегата. Еще два их брата-близнеца появились в Горловке. Я знаю о тех событиях не понаслышке, так как сам в то время работал в ЦК и курировал эту отрасль промышленности. Для чего советское государство затеяло огромную стройку на деньги иностранных инвесторов? Стране нужна была валюта. А аммиак (читай -сельскохозяйственные удобрения, пластмасса, строительные материалы и многое другое) во все времена имел и имеет за границей неограниченный спрос. Новый комплекс, который вошел в строй уже в 1979 году, был спроектирован так, чтобы работать "на одну трубу", пополняя казну государства. Как и другие подобные комплексы в разных регионах страны.
С развалом Союза портовые перевалочные базы в Клайпеде и Вентспилсе очутились за рубежом, на территории сопредельных и не всегда дружественных России государств. Фактически разорванной пополам между Россией и Украиной получилась и новая, только что построенная усилиями всего Союза, химическая артерия Тольятти - Одесса. Так что, если говорить об экспорте химических веществ, Россия, по сути, оказалась отрезанной от выхода в большой мир. Терминал на Балтике при всем желании не мог один справиться с огромным объемом предлагаемой для перевалки продукции.
Между тем экспортировать даже 2 миллиона тонн аммиака в год (столько перегоняет один только "ТоАЗ") - задача не из простых. Почувствовать это "Тольяттиазоту" украинские партнеры дали буквально сразу же: повысили транспортную пошлину с 12 долларов за тонну до 25. Следовательно, "ТоАЗ" вынужден пополнять казну другого государства ни много ни мало - на 50 миллионов долларов ежегодно. Но и это еще не все. Украина стала вести себя с "Тольяттиазотом", как хозяин с незваным гостем: наши танкеры простаивали пустые, мы платили за это огромные штрафы, в то время как украинские исправно загружались аммиаком. Знаете, во сколько обходятся сутки простоя танкера? В 25 тысяч долларов. Вот и считайте. Окончательно терпение руководства корпорации лопнуло, когда в Горловке стали попросту воровать тоазовские цистерны, а переговоры с украинским правительством результатов не дали.
Однако и это еще не все аргументы, которые подвигли Махлая и его команду на строительство терминала по перевалке аммиака на Таманском полуострове, - продолжает Валентин Иванович. - Сегодня "ТоАЗ" поставляет на перевалку 2 миллиона тонн аммиака, хотя мощности предприятия позволяют производить более 3,5 миллиона тонн. Завод с непрерывным технологическим циклом загружен лишь наполовину. Предприятию приходится постоянно держать мощности полузагруженными, расходуя для поддержания их жизнедеятельности миллионы кубометров природного газа.
Так что решение о строительстве терминала по перевалке аммиака было продиктовано, как ни крути, и жизненной необходимостью для предприятия, и интересами страны, теряющей ежегодно миллионы долларов.
Ставя перед собой столь значимые и объемные задачи, руководство "Тольяттиазота" вообще-то могло бы рассчитывать на финансовую и иную поддержку своих проектов со стороны государства. Но надеялось только на то, что никто из государственных чиновников хотя бы не станет вставлять палки в колеса крупному инвестору, рискнувшему вложить в государственный по своей значимости проект более 200 миллионов долларов.
Время показало: инвестор ошибся.
"В ЦЕЛЯХ УСТРАНЕНИЯ..." КОГО?
Председатель правления Межрегионального общественного учреждения "Объединенная общественная приемная", член Международного клуба менеджеров имени Петра Великого Анатолий БОЖКОВ основательно знаком с проблемами корпорации "Тольяттиазот". Благодаря ему все, что сегодня происходит вокруг уже фактически построенного на Таманском полуострове порта, стало достоянием гласности. С этого и начинается разговор.
- Анатолий Александрович, почему именно ваша организация заинтересовалась ситуацией вокруг морского порта у мыса Железный Рог на Таманском полуострове?
- Наша Общественная приемная часто выступает в роли последней инстанции в поисках выхода из тупиковых ситуаций. Так было и в этот раз: в июле прошлого года к нам обратилось руководство корпорации с просьбой помочь в выявлении причин и условий, способствующих нарушению прав и законных интересов предприятия и его трудового коллектива. Вместе с опытными юристами мы проанализировали документы. Коллегиально было принято решение о проведении более детальной проверки. С этой целью мне и пришлось отправиться в Краснодарский край. Уже на месте, после множества официальных визитов и неофициальных встреч, и был сделан вывод о том, что в настоящее время проблемы корпорации "Тольяттиазот" в Краснодарском крае кроются вовсе не в правовой плоскости. Причины остановки строительства объекта общегосударственного масштаба, имеющего важное военно-стратегическое, экономическое и социально-политическое значение, имеют более прозаические корни. Искать их, на мой взгляд, надо в частных интересах отдельных представителей краевой администрации.
- Каковы основания для подобных утверждений?
- Давайте начнем с самого начала. Ориентировочная стоимость строительства терминалов по перевалке аммиака мощностью 2 миллиона тонн в год составляет 294,8 миллиона долларов США. Естественно, вкладывая в строительство такие деньги, любой здравомыслящий человек, чтобы избежать возможных осложнений, позаботится и о договоре аренды земли, и о проекте объекта со всеми мыслимыми экспертизами на разных уровнях. Естественно, что "ТоАЗ", начиная стройку, имел все необходимые документы, согласованные с администрацией края. И это не только договор о сотрудничестве, датированный 6 сентября 2001 года, постановление главы администрации региона N 1124 от 17 ноября 2003 года о выделении для этих целей более 229 гектаров земли, но и целый ворох согласований, экспертных заключений и других необходимых документов.
Мало того, чуть раньше, 12 июля 2001 года, состоялось рабочее совещание у тогдашнего главного федерального инспектора по Краснодарскому краю и Республике Адыгея полномочного представителя президента России в Южном федеральном округе В.Темникова. Его участники констатировали, что данный проект не просто входит в государственную программу возрождения торгового флота России и призван избавить страну от значительных убытков из-за отправки продукции через порты Украины. Он должен вместе с тем коренным образом изменить жизнь населения самого региона. На этом совещании детально обсудили проблемы реализации проекта, разработали целую программу совместных действий, создали постоянную рабочую группу для оперативного решения возникающих вопросов.
Проблемы начались много позже, после того как в июне 2004 года руководство корпорации наконец объявило, что в мае 2005 года новый всепогодный, всесезонный морской порт близ мыса Железный Рог примет у своих причалов первый танкер.
Сперва начались организованные выступления экологов и общественности, которые неожиданно озаботились возможными угрозами для нереста рыбы. Затем последовали бесчисленные проверки местных чиновников. И уже потом строители получили удар ниже пояса - в дело включилась администрация края. Постановлением N 626 от 25 июня прошлого года первый заместитель главы администрации Александр Ремезков, объясняя свои действия туманной формулировкой - "в целях устранения нарушений требований действующего законодательства", - неожиданно "отрезает" от ранее выделенной территории стройки более 175 гектаров земли... со всеми уже возведенными объектами!
Причем в разряд "экспроприированных" попадают все подъездные железнодорожные пути, помещения железнодорожных станций, технологическая эстакада, автомобильная дорога, построенные в чистом поле. Ни доехать, ни доставить или принять груз! Так началось неравное противостояние инвестора с местными властями, которое уже очень скоро привело строительные работы к параличу. Официальное письменное распоряжение за подписью заместителя губернатора Олега Безродного "О приостановке разрешения на строительство перевалочного комплекса аммиака в Темрюкском районе Краснодарского края" датировано 14 октября 2004 года. С этого момента стройка остановлена окончательно.
- Как мотивировалось это решение? Видимо, были обнаружены какие-то очень серьезные нарушения?
- Давайте посмотрим сам документ. Цитирую: "Вскрыты нарушения проектных решений и нормативных требований, а также отсутствие государственной регистрации в установленном законодательством порядке договора аренды на земельные участки, выделенные под строительство объектов перевалочного комплекса". Это после более чем трехлетнего интенсивного строительства! Да разве мог Владимир Махлай, крупный хозяйственник, человек, построивший не одно предприятие, расходовать колоссальные средства, задействовать десятки подрядных организаций и не подумать о законном документальном оформлении строительства огромного порта. Такое просто немыслимо! Представляется, что нужен был предлог.
- Предлог для чего?
- Для того чтобы взять под контроль имущество, которое уже стоит сотни миллионов долларов, и бросовую прежде землю, ставшую сегодня золотой. Каким образом? Схема есть, она не нова и не раз обкатана на практике. Главную роль в ней всегда играет некая структура под названием "управляющая компания". Вступив в нее, инвестор передает все права на управление имуществом. Фактически отдает все, что имеет. Новоявленные управленцы, как уже случалось, объявляют инвестора несостоятельным и оставляют его не у дел. Хитрость заключается в том, чтобы сделать это до завершения строительства. Чтобы было время обвинить инвестора в неспособности самостоятельно завершить строительство, а новых управленцев объявить спасителями проекта.
- Вы хотите сказать, что корпорации "Тольяттиазот" тоже предложили сыграть в эту рулетку?
- Это не рулетка. Там хоть есть шанс выиграть. Первые предложения последовали еще до остановки строительства, но после распоряжения об изъятии выделенных ранее земель. Согласно схеме, предложенной корпорации, должна быть учреждена управляющая компания "Таманский транспортный комплекс". Определен круг акционеров и единоличный исполнительный орган будущей управляющей компании - генеральный директор, которого выберут по согласованию с администрацией края. Составлена даже схема реорганизации и ликвидации предприятия по окончании строительства порта. Понятно, что при этом интересы генерального инвестора окажутся на последнем месте. Порт он уже практически построил. И больше не нужен.
Давление на "ТоАЗ" продолжается. К примеру, неожиданно оказался разобранным стрелочный перевод, принадлежащий корпорации на правах собственности. Пропало имущества на миллион рублей! Естественно, что заявление о хищении в правоохранительные органы было подано буквально сразу же. И что же? Ответ удивительный: в возбуждении уголовного дела отказано "за отсутствием события преступления". Для тех, кто не знаком с тонкостями законодательства, поясню: отказать в возбуждении дела по таким основаниям можно в следующих случаях. Первое - ничего не было. Ни железнодорожной ветки, ни стрелки - вообще ничего. Второе - стихийное бедствие (налетел ураган и все снес в море). Третье - набег животных. Поскольку и первое, и второе исключается, остается только третье: появились некие приматы с разводными ключами, разобрали железнодорожные пути и все утащили. Ну что с ними будешь делать?!
Но наводить порядок в регионе все же придется. Для этого совсем недавно мы направили в Генеральную прокуратуру новое заявление, в котором указали и конкретных участников хищения железнодорожного оборудования, и их соучастников. Будем надеяться, перед законом все равны, и статья 294 УК РФ "Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования" наконец заработает.
О том, кому на руку сегодняшнее положение терминала, могу лишь высказать несколько предположений. Во-первых, той же Украине, которой едва ли хочется терять большие и легкие денежки. Во-вторых, одному из предполагаемых акционеров управляющей компании - фирме "Таманьнефтегаз", зарегистрированной в Нидерландах. Кстати, для нее, на начальном этапе строительства неожиданно отказавшейся от участия в проекте, сегодня здесь открыты двери всех чиновничьих кабинетов.
Я лично неоднократно пытался достучаться до самых высоких властных и силовых структур государства, чтобы предупредить о том, что происходит сегодня на Тамани. Пока безуспешно. Между тем, чтобы действительно детально разобраться в происходящем, наших полномочий уже не хватает. Это может сделать только серьезная правительственная комиссия, назначенная президентом, которая действительно будет заинтересована в том, чтобы защитить интересы страны, а не интересы отдельных лиц и "групп влияния". В этой связи наше открытое обращение к президенту, которое было опубликовано в газете "Версия" N 7 за этот год, - не жест отчаяния, а акт доверия: именно он, гарант Конституции и глава государства, может поставить точку в этой затянувшейся и неприглядной истории.
"СУЩЕСТВО НЕЖНОЕ И ПУГЛИВОЕ"
Такое определение понятия "инвестор", встреченное мной в одной из газет, накрепко засело в памяти. Возможно потому, что лично я с его автором абсолютно согласна. Как нельзя не согласиться и с утверждением президента России о том, что "для успешного участия в соревновании по привлечению инвестиций необходимо общенациональное правовое пространство. Потенциальный инвестор, - читаем далее, - должен знать, что подчиняется не отдельному региону, где проживают 3-4 миллиона человек, а живет по правилам, действующим на всей территории Российской Федерации, и поэтому здесь неожиданностей не будет". Но в жизни эти неожиданности все еще встречаются.
За прошедшие годы стальная эстакада нового порта стремительно шагнула на мощных сваях почти на два километра в сторону моря, широко разметав руки-причалы, один из которых уже даже оснащен могучими портовыми кранами: хоть сегодня в работу! Так еще в мире не строил никто. По ходу строительства пришло понимание: при огромном дефиците специальных портов в стране было бы глупо использовать и землю, и средства только для возведения терминала для перевалки аммиака. На ходу скорректировав проект, тольяттинцы взялись за строительство терминалов для обработки сыпучих грузов, зерна, нефтепродуктов...
Параллельно, выполняя условия соглашения с администрацией Краснодарского края, корпорация закупает для нужд и Кубани, и Темрюкского района, на чьей земле строится порт, автобусы, десятки тонн минеральных удобрений, горючесмазочных материалов. Ремонтирует детские дома, школы, больницы. Просто помогает деньгами различным организациям. Общая сумма этой безвозмездной помощи уже перевалила за 210 миллионов рублей.
- Владимир Николаевич - удивительный человек, - делится своими наблюдениями Анатолий Божков. - Никогда не откажет, если может помочь, никогда не нарушит данного обещания. Казалось бы, строишь свои терминалы, ну и строй себе на здоровье. Но вот попросили из администрации края помочь поднять за деньги корпорации современное многоэтажное здание таможни в новом порту - построил. Заговорили о мощном ретрансляторе, чтобы общаться со столицей по прямому номеру, - появились и ретранслятор, и телевышка. Стоит ли перечислять все, что необходимо для нормальной жизнедеятельности порта: современная гостиница с хорошими номерами, бассейном, автопаркингом, специальные суда, которые будут очищать море от мусора. При этом надо еще и береговую полосу укрепить... Заметьте, Махлай ничего ни у кого не просил и уж тем более не пытался присвоить чужое. И что, пожалуй, самое главное - именно местные жители, которые сегодня работают на строительстве порта, завтра могут получить в нем постоянную работу. Некоторым из специалистов будет предоставлено и благоустроенное жилье.
Между тем инфраструктура Тамани находится в глубоком кризисе. Канализация есть только в самом Темрюке. О нормальных очистных сооружениях здесь только мечтают. Лишь треть района газифицирована. В большинстве школ отсутствуют спортзалы. Причина - нет денег. И не будет их в местном бюджете до тех пор, пока не заработает на полную мощность новый порт. Надо ценить и беречь тех, кто приносит деньги, вкладывая их в экономику и инфраструктуру, увеличивая число рабочих мест, способствуя активному развитию регионов. Сегодня убеждать в этом не нужно никого. Или все-таки нужно?
Страшилки о возможной экологической катастрофе на строящихся вблизи Железного Рога терминале и хранилищах аммиака вбрасываются в кубанские СМИ с завидной регулярностью. При всем том, что эксперты-экологи Международной финансовой корпорации и Европейского банка реконструкции и развития, специально приезжавшие на Таманский полуостров для изучения этого вопроса, уверены в полной безопасности объекта. Технические эксперты Европейского банка пришли к выводу, что аммиакохранилище спроектировано с большим запасом прочности. Даже с большим, чем того требуют российские нормативы. Да и в заключении Государственной экологической экспертизы Министерства природных ресурсов страны от 26 августа 2003 года черным по белому написано, что строительство перевалочного комплекса аммиака в Темрюкском районе на побережье Черного моря соответствует требованиям законодательства и соответствующих нормативных актов.
Зато прогнозы экономистов на случай, если строительство порта будет остановлено на длительное время, красноречивей некуда: потери России от перевалки грузов через иностранные порты, составляющие и сегодня немалые суммы, в ближайшие три-четыре года могут удвоиться.
Попробуем подвести итог. Поверив в надежность обещаний и договоров с краевыми властями, одиночка-инвестор, в роли которого выступило крупное российское предприятие, производящее более 15 процентов мирового объема аммиака, на свой страх и риск построил в Краснодарском крае современный морской порт, аналогов которому нет. Если верить экспертам, порт этот сможет работать без модернизации и дополнительных вложений еще в течение приблизительно 40 лет. А теперь собственника этого мощного комплекса не мытьем так катаньем пытаются заставить отдать порт некой управляющей компании. Остается только подписать устав, заботливо подготовленный кем-то заранее.
Во благо кого и чего все это происходит? Высших государственных интересов страны, которая задыхается от недостатка портов на Черноморском побережье? Едва ли. Края, в бюджет которого не поступают и, возможно, еще долго не поступят реальные средства от деятельности порта? Сомнительно. Жителей региона, для которых порт - источник хорошо оплачиваемой работы, а значит, и достойной жизни? Конечно, нет.
Возможно, разгадка кроется в неосторожном высказывании одного из чиновников краевой администрации, когда речь зашла о тех объектах, что были уже построены на землях, вычеркнутых из числа первоначально переданных в аренду на 49 лет корпорации "Тольяттиазот". Вот как об этом рассказала газета "Версия": "Если вы собрались за свой счет бескорыстно проложить подъездной путь для "Таманьнефнегаза", то вы идете правильным путем, - развил мысль вице-губернатор края Олег Безродный. В итоге главе "Тольяттиазота" Владимиру Махлаю оставалось только развести руками".
В договоре о сотрудничестве администрации Краснодарского края с ОАО "Тольяттиазот" о строительстве "перевалочного комплекса аммиака, сопутствующих и других объектов", подписанном 6 сентября 2001 года, взаимные обязательства определены исчерпывающе. Со стороны "ТоАЗа" это и инвестиции, и привлечение местных подрядчиков, и создание рабочих мест. Администрация, со своей стороны, обязалась "гарантировать правовой режим в реализации инвестиционного проекта" и "условия наибольшего благоприятствования для инвестиций". Печально, конечно, что обещание соблюдать законность у нас вообще приходится заносить в договоры. Еще печальнее, когда даже такие обещания не выполняются.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников