06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕРАВНЫЙ БРАК

Выдающийся математик, академик Российской академии наук Виктор Маслов иногда говорит: "У человека, чьи корни идут из яицких казаков станицы Уйской и чьему деду Ленин посвятил статью "Петр Маслов в истерике", просто не могло быть стандартной жизни". Эта история началась в далеком 1972-м, когда во Вьетнаме вовсю шла война с американцами, а в Москве, на физфаке МГУ, появилась хорошенькая иностранная студентка. Хрупкая Ву Аннь Ле из братского Вьетнама вызывала неподдельный интерес и у сокурсников, и у преподавателей. Еще бы: 17-летняя девушка не только успела поучаствовать в партизанском сопротивлении, но и за проявленный героизм была принята в ряды Коммунистической партии.

Заметил ее и преподаватель Маслов, который хотя и работал в МИЭМе, но на физфак заходил как домой. Он вообще умел замечать красивых женщин, а эту - как увидел, так и пропал.
Впрочем, даже мысль о романе преподавателя (а Виктор Павлович к тому времени разменял пятый десяток) и студентки первого курса (несовершеннолетней!) в советском обществе допускалась с трудом. Возможно, поэтому Маслов даже не попытался познакомиться с девушкой.
Она пришла к нему сама. Правда, только через два года. Дочь военного министра Вьетнама Пук привела ее в гости, как говорится, за компанию. Через год разговоров вокруг да около у них закрутился настоящий роман.
Конечно, спецслужбы обоих государств были прекрасно осведомлены об отношениях советского профессора и вьетнамской студентки, но докладывать наверх не спешили. Любовь ведь как приходит, так и уходит, а международный скандал никому не был нужен.
Встречались влюбленные, как шпионы. Аннь приезжала к Виктору в парике, превращавшем ее в блондинку, и в темных очках. Тогда Маслов и не подозревал, чем на самом деле был вызван этот маскарад. Он знал, что Аннь родом из небольшой деревушки, не слишком любит рассказывать о своей семье и многое пережила в войну. Правда, немного настораживали ее отлучки, иногда длившиеся по нескольку дней, но на все вопросы девушка отвечала отговорками.
"Такая принцесса - тоненькая, нежная, красивая, и - деревня, голод, бомбежки. Это поразило меня. Если искать момент, когда я полюбил, то, может, именно - этот... " (Из книги Виктора Маслова "Право на смерть".)
Виктор знал, что во Вьетнаме действует закон, запрещающий браки с иностранцами, но все равно сделал Аннь предложение руки и сердца.
И тут девушка пропала.
Безутешный Маслов бросился на поиски - все зря. Ему сообщили, что Аннь вернулась на родину, где вышла замуж за вьетнамского парня Джиля, которого знает чуть ли не с детства. Вторая новость ошарашила не меньше первой: Аннь - не простая девушка. Она любимая дочь вьетнамского лидера Ле Зуана.
Казалось, он потерял ее навеки.
Слава Богу, высокопоставленные родители ничего не знали о "советском" романе дочери и через несколько месяцев отправили ее назад в Москву - заканчивать университет.
Когда они вновь встретились, Маслов повел себя как настоящий математик - он просчитал каждый последующий свой шаг. Не потребовал от Аннь никаких объяснений, ни разу ни в чем не упрекнул. Просто предложил свою искреннюю дружбу.
Но любовь разве в узде удержишь?.. Когда Маслов во второй раз делал Аннь предложение, она была беременна и руку и сердце академика приняла. Надо понимать, каким серьезным шагом это было для нее. Гарантированным разрывом с семьей, с родиной. Вьетнамский народ вряд ли достойно оценил бы замужество своей "принцессы". Если вьетнамская девушка рискнула бы просто взять белокожего иностранца под руку на улице, ее запросто могли забросать камнями... И сколько ни твердил Маслов: "Каждый человек имеет право создавать семью по любви", он слышал в ответ: "У нас есть только одно право - на смерть".
Они поженились в 1977 году. В документах Аннь записали как Анну Зуевну Ле. Свадьба превратилась в настоящий заговор, потому что идти в загс Маслов не решился - моментально доложили бы наверх, да и до Ле Зуана новость дошла бы молниеносно. Поэтому расписывались в исполкоме, а секретаря этой серьезной организации в день свадьбы загодя отправили на дефицитный немецкий джаз.
И зажили "Анна Зуевна" и математик Маслов, что называется, душа в душу. Большую часть времени молодожены проводили на даче под Троицком.
Однако Аннь не отпускали тревожные предчувствия. Она часто заводила разговоры о том, что у всякого поступка бывают свои последствия, а ей, видно, и вовсе достанется на полную катушку.
31 октября 1977 года Аннь родила девочку, назвали Леной. Первые роды, как и свадьба, напоминали детектив - роженице оформили фиктивную командировку в Киев, принимал первенца доктор, друг Маслова.
Став матерью, Аннь решила во
всем признаться отцу. Как и ожидалось, Ле Зуан был в страшном гневе. Он запретил даже произносить имя любимой дочери в своем присутствии.
"На рабочем столе Ле Зуана всегда хранились маленькие подарки, которые ему делала Аннь. Даже когда была маленькой девочкой. Когда один из этих подарков куда-то исчез, он устроил большой скандал, и пропажу разыскали. Родственники написали ей, что, значит, отец все еще ее любит".
Но пока Аннь этого еще не знала и упорно ждала кары - не только небесной, но и земной. Тревога жены постепенно передалась и мужу. На даче выстроили комнату с бронированной дверью, и, когда Виктор уезжал на работу, Аннь запиралась там с дочкой и ружьем. Виктор - прежде атеист - даже стал соблюдать посты.
Но на радикальные меры коммунистический лидер Вьетнама все-таки не решился. Спустя несколько лет сестра Аннь рассказала Маслову, что Ле Зуан до последнего надеялся - дочь вышла замуж за русского, потому что ее вынудили. Он даже посылал в СССР эксперта "по любви", но заключение специалиста было неутешительным: Виктор и Аннь жить друг без друга не могут.
Вскоре в семье Масловых родилась еще одна девочка, Таня. Тут уж вьетнамская родня совсем сдалась - семейство прилетело повидаться с Аннь в полном составе. За исключением отца.
Но и "вьетнамский рулевой" оказался не совсем уж каменным. Во время очередного официального визита в Советский Союз Ле Зуан попросил устроить ему свидание со старшей внучкой. Конечно, ему пошли навстречу. Дед повел Леночку в цирк и даже распорядился поставить в своих правительственных апартаментах детскую кроватку.
Третья беременность давалась Аннь легко. Ультразвуковое обследование показало, что родится мальчик. Во Вьетнаме тем временем ожидались выборы. Историей любви Аннь и Маслова начали спекулировать и сторонники Ле Зуана, и его оппоненты. Жизнь необычной подмосковной семьи попала в перекрестье крупных государственных интересов. И, надо признать, сам факт ее существования не был выгоден ни одной из сторон.
Антон Маслов появился на свет 6 июля 1981 года. "Новорожденный чувствует себя прекрасно", - сказали Виктору по телефону. "А как моя жена?" - спросил он. "Приезжайте", - вздохнули на том конце провода.
...Виктор смотрел на лежащую на больничной кровати жену и не мог поверить в то, что Аннь умерла. Он взял ее руку - рукав сполз, и страшная догадка пронзила его сознание: отравили! Тело Аннь сплошь было в синюшных волдырях и потеках.
После смерти жены академик Маслов несколько дней провел в горячечном бреду. Позже, отойдя от шока, он, конечно, постарался поверить врачам: причиной страшной трагедии были полопавшиеся сосуды, женщина скончалась от открывшегося кровотечения. Впрочем, сомнения терзают Виктора Павловича и по сей день - слишком многим мешала их с Аннь любовь.
Несмотря на заверения самой Аннь, что отца гораздо больше волнует судьба партии, чем собственная дочь, Ле Зуан тяжело перенес ее смерть. Потом "вьетнамский рулевой" предпринимал несколько попыток забрать внуков во Вьетнам. Сейчас уже никто не скажет наверняка, имело ли это отношение к политике или Ле Зуан руководствовался иными соображениями. Одно известно точно: крови Маслову в связи с этим попортили предостаточно.
Академик Маслов больше не женился. Он и сейчас живет в Троицке. Его дети выросли и разлетелись по свету. А стену их подмосковного дома по-прежнему украшает портрет Аннь.
Недавно Виктор Маслов написал книгу-исповедь, которую назвал "Право на смерть". Правда, не рискнул подписаться собственной, известной на весь мир, фамилией. На обложке автором значится некий О. Мартынов. Слишком уж долго Виктор Павлович всего боялся.
И ДАЖЕ ЗДЕСЬ ЕСТЬ ЗОЛОТАЯ СЕРЕДИНА
Принято считать, что в неравном по возрасту браке более старший его участник только молодеет, как бы подпитываясь энергией партнера. Однако многие специалисты находят и отрицательные стороны подобных союзов. Данные последних лет говорят о том, что все хорошо в меру.
Оказывается, у женщин, которые старше своих мужей на 10-15 лет, значительно снижается продолжительность жизни. По статистике английских ученых, такие жены живут в два раза меньше мужей и умирают чаще всего в возрасте 55-64 лет.
Лэн Булузу из государственного бюро статистики Англии проанализировал цифры смертности 100 тысяч семейных пар за период с 1990 по 1992 гг. и установил: мужчинам не опасно для здоровья жениться на женщинах моложе себя. Однако возрастной разрыв не должен превышать 15 лет. Если разница больше, то вероятность умереть раньше для обоих партнеров возрастает.
Возраст, деньги... Какая чепуха!
Юлия ВЫСОЦКАЯ, актриса, жена режиссера Андрея Кончаловского (разница в возрасте 36 лет):
- Если понятие неравного брака существует, то только в головах людей. Я считаю, что никакой неравности в браке быть не может. Если два человека любят друг друга, то, значит, они - две равные половинки. По крайней мере для меня такого вопроса никогда не стояло.
Александр БАРЫКИН, певец и композитор, в прошлом году женился (супруга Нелли младше него на 30 лет):
- Между прочим, в старые времена в России представители купеческой гильдии женились в 45-50 лет, а женам было по 18-24. И у всех было много детей. Поэтому, мне кажется, что разница в возрасте, в деньгах ни на чем не может сказываться. Главное, чтоб люди друг друга понимали.
Руководитель фонда "Метис" Эмилия МЕНСА считает, что межнациональные браки - вопрос очень тонкий: "То, что обычно дети-метисы рождаются там, где есть какие-то крупные образовательные учреждения, это, как говорится, классика жанра. С 60-х годов в СССР приехали около 70 тысяч африканцев, от афро-русских браков родилось до 40 тысяч детей.
Фонд "Метис" объединяет 400 человек и создан для того, чтобы поддерживать в первую очередь матерей-одиночек. Ведь 99% подобных семей - неполные.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников