Вадим Глускер: «Миф о России во Франции — вот приедут русские и все тут у нас скупят!»

Степанова Надежда
Опубликовано 00:40 16 Марта 2010г.
Директор представительства НТВ во Франции Вадим Глускер снял многосерийный документальный фильм «В поисках Франции»

«Труд» попросил репортера опровергнуть или подтвердить стереотипы об этой стране.

— Начнем с высокой кухни. Правда ли, что французы могут простой огурец подать в двадцати разных видах?

— Абсолютная правда. В пяти разных видах я точно его попробовал. Это то, что во Франции называют «высокая гастрономия», — когда вам предлагается тот же огурец холодным, горячим и в прочих видах. Огурцы являются составной частью мясных, рыбных блюд, присутствуют в десерте, мороженом.

— Французские женщины… В чем их знаменитый шарм?

— Парижанка, выходя на близлежащий к дому рынок, обязательно сделает макияж, наденет игривый шарфик и возьмет сумку на колесиках. Выйдя на продовольственный променад, пообщается с продавцом о высоком и вечном и при этом узнает все новости своего района. Она никогда не откроет вам дверь в засаленном халате, если к ней придет сосед за солью. Она следит за собой и за тем, чтобы в наряде была интересная деталь, придающая шарм.

— Французские мужчины… Правда, что они жадные?

— Большинство французов живут не слишком богато, в кредит, мы бы это назвали «от зарплаты до зарплаты». Их прижимистость — это, скорее, рачительность. У людей среднего и даже класса повыше нет свободных денег. В долг они точно давать не будут, это факт! (Смеется.)

— Высокая мода… Говорят, что она умирает. Носите ли вы вещи от кутюр?

— У меня нет таких вещей, нет необходимости. Ношу классический костюм либо джинсы и свитер. Французская мода, думаю, осталась в прошлом. Это из серии того мифа, что все должны носить «Шанели» и «Диоры». Парижская мода — фактор, скорее, географический или исторический. И с этим давно смирились. Маленькое черное платье создала Шанель в 1926 году в Париже. Ведущие дома мод находятся во Франции, но, внимание, «Шанель» возглавляет немец Лагерфельд, «Диор» — англичанин Гальяно.

— Кино… Не переоценивают ли в России значимость Каннского фестиваля? Кто теперь символ в кино?

— Любая актриса типа Одри Тоту, Марион Котияр или Жюльет Бинош — все они новое французское кино. Понятно, что конкурсная программа Берлина и Венеции может быть не хуже, а то и лучше. Но Канны — великая мистификация, которая поддерживается десятилетиями. Все должны быть в смокингах и вечерних платьях, включая операторов и журналистов. Звезды абсолютно недоступны, чего не скажешь о той же Венеции, где на улице можно встретить любую знаменитость.

— Снобизм… Парижане неприветливы с туристами?

— Есть такой момент, но проблема в другом. Французы очень плохо говорят на иностранных языках и действительно смотрят на вас с великим презрением, если вы не можете что-то сказать по-французски.

— Лазурный Берег… Так ли он развращен русскими?

— Наш следующий фильм, который выйдет 20 марта, называется «Тайны Лазурного Берега». Тайны в том, что развращенность Лазурного Берега русскими, а также англичанами и американцами, — это все было еще сто лет назад. Побывав на Лазурном Берегу в 1913-м, Куприн написал: «Безумные деньги — английские, американские и русские, которые льются безудержным потоком в бездонные карманы французов, сделали свое дело для Лазурного Берега». И то, что мы сейчас видим, — как скупают виллы, устраивают сумасшедшие вечеринки, — было и в XIX веке.

— 1812 год… Помнят ли французы тот день Бородина?

— Если в Лувре вы войдете в зал, посвященный битвам Наполеона, то увидите, что все заканчивается до российской кампании 1812 года. Но французы хорошо помнят 1814 год, когда русские войска вошли в Париж и казаки кричали на Монмартре знаменитое «быстро-быстро», от чего произошло впоследствии слово «бистро».

— Секс… Миф о раскрепощенности французов имеет под собой обоснование?

— Безусловно. Это ведь как в фильме «Восток — Запад»: «У вас жена, а вы спите с другой женщиной». Абсолютно по-французски! Это последствие сексуальной революции 1968 года, которая действительно раскрепостила французов. В этом раскрепощенном состоянии они и пребывают до сих пор (смеется), это факт!

— Вино… Правда, что старое вино хорошего урожая не всегда вкусное? Французы много пьют?

— Пьют, но достаточно умеренно. Любопытный факт — до сих пор существует положение во французском кодексе о труде о том, что руководитель предприятия должен гарантировать сотруднику бесплатно 250 граммов вина ежедневно. Лучший урожай ХХ века — 1947 года, это вино просто уникально и стоит десятки и сотни тысяч евро. Старое вино может быть хорошим не только по цене — и питься оно будет прекрасно!

— Ну и какой же главный миф о России бытует во Франции?

— Главный миф, пожалуй, — вот приедут русские и все тут у нас скупят! (Смеется.) Это и миф, и боязнь, и некая правда жизни.



Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?