04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЭЙМУНТАС НЯКРОШЮС: ТУПИК В РЕЖИССУРЕ - ЭТО "ГАМЛЕТ"

Мухин Виталий
Статья «ЭЙМУНТАС НЯКРОШЮС: ТУПИК В РЕЖИССУРЕ - ЭТО "ГАМЛЕТ"»
из номера 070 за 16 Апреля 2004г.
Опубликовано 01:01 16 Апреля 2004г.
В дни фестиваля "Золотая маска" было представлено сразу три спектакля литовского режиссера: "Вишневый сад" с участием московских звезд, "Радость весны" и "Благо осени" из цикла "Времена года" труппы "Мело Fortas". За первую постановку он получил приз критиков, вторая была признана лучшим зарубежным спектаклем. Сегодня прибалтийский мэтр считается одним из лидеров европейского театра. Разговорить Някрошюса сложно, интервью дает он редко. Однако нашему корреспонденту повезло.

- Если позволите, начну с того, что ваш соотечественник Донатас Банионис как-то заметил, что не является поклонником вашего искусства. Вас это не обижает?
- Поначалу это меня обижало, но потом я понял, почему мой театр непривычен для него. Он слишком метафоричен, это не чисто психологический театр, а какая-то его ветвь. Я допускаю, что и другим людям мои спектакли могут не нравиться, и это нормально.
- И тем не менее вы не устаете ходить непроторенными дорожками. Ну кто бы еще из режиссеров додумался инсценировать поэму Донелайтиса "Времена года" с ее сложной философией, христианской моралью.
- Но ведь ставят театры "Фауста" Гете, а это тоже своего рода Библия. У Донелайтиса очень сложный поэтический ряд, причем писал он на старолитовском, который уже забыт и даже не каждому литовцу понятен. Я заметил, что в Москве в отличие от Вильнюса "Времена года", поделенные на два вечера, зрители воспринимают не в виде поэмы, а как мифологический спектакль, где главное - это действие, живые картинки повседневного литовского быта...
- А как ваши спектакли воспринимают в Сингапуре, где вы гастролировали, ведь зрители ничего не знают о жизни литовских крестьян?
- Великолепно. Я сам этого не ожидал. В основном к нам приходили студенты, они очень любопытны, все читают. Если идут на Чехова, заранее читают его пьесы, если на "Макбета", то штудируют Шекспира.
- Скажите, на ваш взгляд, сегодня молодежи нужно театральное искусство?
- Чем больше я живу, тем больше убеждаюсь - искусство вообще мало кому нужно. По некоторым подсчетам, в России ходят в театры всего лишь пять процентов населения, так что делайте выводы сами. Публика перестала читать книги, а если читает, то в основном что-то утилитарное. Это не может не сказываться на уровне театра, поскольку, с одной стороны, он зависит от литературы, а с другой - от вкусов публики. Вот и стоишь в раскорячку...
- Но деньги-то вам дают на спектакли?
- Раньше "новые литовцы" подбрасывали средства на оформление, костюмы. Теперь такого нет.
- То есть вы хотите сказать, что даже для Някрошюса жизнь в театре - далеко не сахар?
- Она никогда не была сахаром, а от того, что якобы я знаменитый, мне легче не становится. Республика-то у нас маленькая. Если ты ушел со скандалом из театра, то об этом знают все, и за тобой закрепляется звание скандалиста. Что с этим поделаешь? Разве только уехать куда-нибудь подальше... Я бы мог сейчас пойти служить в государственный театр, но там 250 артистов и с ними надо как-то справляться. Это не по мне, потому что в этом случае силы уходят не на творчество, а на коловращение. Мне кажется, режиссером легче работать в опере, чем в драме. Приехал, сказал, и даже неважно, что сказал, главное - чтобы солисты в ноты попадали и дирижер был хороший.
- Даже в случае с вами, когда вы ставили в Большом театре "Макбета"?
- А что я? Просто был подписан контракт о переносе моей постановки "Макбета" во Флоренции на сцену Большого. Один в один. Если бы я не согласился, то приехал бы мой ассистент и сделал все без меня. И я бы ничего не мог изменить. Немного подумав, решил: уж лучше этот перенос сделаю сам, по крайней мере потом обижаться будет не на кого.
- У вас еще есть предложения по части постановок новых опер?
- Да, в Европе мне сделали два хороших предложения. Но это значит - на долгий срок расставаться со своей труппой, которая в мое отсутствие будет в простое, а ведь актерам тоже надо зарабатывать деньги...
- Вы знаете, сколько ваш продюсер зарабатывает на вашем театре?
- В самом начале я пытался это узнать, но так и не смог. 12 лет он работает с нами, но я так и не знаю о его доходах. Теперь говорят: это коммерческая тайна.
- Но что такое тупик в режиссуре, вы знаете?
- Знаю, это "Гамлет". Если поставить "Гамлета", тогда можно сказать, что ты все сделал и можешь уйти из профессии, потому что ответил на все вопросы себе и миру. Это в случае, если ты действительно ответил на все вопросы, поставленные Гамлетом...
- Получается какой-то замкнутый круг: хорошо поставил "Гамлета" - тупик, потому что ответил на все вопросы, плохо поставил - тоже тупик, ибо не смог ответить на все вопросы.
- Примерно все так в моей профессии и выглядит.
- Когда вы начинали учиться у Андрея Гончарова, то предполагали, что будет так трудно? Скажите, он сильно на вас повлиял?
- Он дал мне очень многое, и, несмотря на свою внешнюю свирепость, внутренне был добрым человеком. Когда видел, что кому-то из нас плохо, никогда не усугублял ситуацию.
- И с вами тоже?
- Я про себя не говорю, хотя я у него не был любимым учеником...
- О ваших взаимоотношениях потом легенды слагали, рассказывая, как гончаровский троечник превратился в мастера.
- Не будем сгущать краски... И тем не менее именно он научил меня той системе видения материала, которым я сейчас владею. Да, наверное, он говорил лучше, чем делал спектакли, но как он это говорил... Гончаров был настоящий русский барин.
- Барин?
- Так мне по крайней мере казалось. Он никогда ни перед кем не прогибался, не заискивал, внушая нам: ни у кого ничего не просите, сами придут и дадут. Вот я и пытаюсь следовать его наказу, но не всегда получается.
Беседу вел


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников