06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДВЕ ЖИЗНИ

Коновалов Валерий
Опубликовано 01:01 16 Апреля 2005г.

"Иван Михайлович Воронов - под таким именем был известен тонкий художник, коллекционер русского

"Иван Михайлович Воронов - под таким именем был известен тонкий художник, коллекционер русского и западноевропейского искусства, передавший в дар Русскому музею Ленинграда, Псковскому музею-заповеднику, Печорскому краеведческому музею свою коллекцию.
Архимандрита Алипия знала верующая Россия - замечательный иконописец, ценитель и знаток древнерусского искусства, церковного пения, блестящий проповедник и защитник Псково-Печорского монастыря от посягательств безбожной власти...
На самом деле это был один человек, но совместить эти две биографии в одну не давало советское атеистическое время".
Это строки из вышедшей недавно книги "Архимандрит Алипий. Человек. Художник. Воин. Игумен". Она-то и стала настоящим объемным портретом выдающегося человека, который в своей жизни многое совместил и так много успел.
Крестьянский сын, метростроевец, студент изостудии, красноармеец, фронтовик-орденоносец, художник, выставлявшийся в Колонном зале, а затем вдруг - послушник Троице-Сергиевой лавры, монах, многолетний наместник Псково-Печорской обители.
О том, как случился этот резкий поворот судьбы, он так рассказывал своему соратнику и ученику Савве Ямщикову: "Савва, война была такой страшной, я видел такие ужасы. Однажды, когда мы ехали с генералом армии Лелюшенко в машине и другая машина, с генералом Ватутиным, взорвалась на наших глазах, я дал себе слово, что, если выживу, буду служить Богу. И изменить этому слову я не мог".
Именно Савва Ямщиков, искусствовед и реставратор, друг и автор нашей газеты, вместе с одним из учеников игумена - Владимиром Студеникиным, стал душой этого издания, собравшего воспоминания об архимандрите Алипие (Воронове) очень разных, но талантливых людей. Среди них иконописец, писатель, монах, художник, священник... Каждому из них Алипий помог встать на светлый путь служения Богу и людям. И потому книга сделана с любовью, талантливо.
Здесь есть проповеди и стихи самого архимандрита и посвященные ему вдохновенные строки его друзей и учеников. Множество прекрасных иллюстраций, среди которых уникальные фотографии, репродукции фресок, картин. Увлекательное жизнеописание и заметки в жанре эссе. Есть даже и подборка кратких анекдотических историй, которые тоже по-своему характеризуют многогранную личность архимандрита Алипия.
"Почему космонавты, которые летали в космос, не видели Бога? На этот вопрос отец Алипий обычно отвечал:
- В советском государстве Церковь по декрету отделена от государства. Мы свято соблюдаем этот декрет и можем заявить, что в программу космического полета встреча с Богом не входила.
Времена служения архимандрита Алипия были непростыми. В книге много рассказано о том, какое давление приходилось ему выдерживать, какие атаки отражать. "Архимандрит Алипий - единственный, кто не дал закрыть свой монастырь. Когда приехали псковские представители, он вышел и сказал: "Смотрите. Видите дислокацию нашего монастыря? Я воин, у меня еще 15 - 20 монахов воевали. На танках вы здесь не пройдете. Оружия у нас достаточно, и будем отстреливаться до последнего. Вы можете взять нас только сверху, самолетами, но как только первый полетит, Би-би-си скажет, что вы бомбите монастырь". Все, от Псково-Печорского отстали раз и навсегда".
Две жизни одного человека. Одна - земная, о которой рассказывают в книге его ученики и духовные дети. А вторая жизнь - они сами. То, что продолжается после завершения земного пути человека. И об этом тоже думаешь, когда читаешь многие строки замечательной книги. В том числе и эти:
"В архиве архимандрита Алипия в Псково-Печорской обители хранится фрагмент рукописи А. И. Солженицына. Это небольшая молитва, концепция и принцип жизни, которой всегда следовал и отец Алипий.
"Как легко мне жить с Тобой, Господи,
Как легко мне верить в Тебя,
Когда расступается в недоумении или сникает ум мой, когда умнейшие люди не видят дальше сегодняшнего вечера и не знают, что надо делать завтра, - Ты ниспосылаешь мне ясную уверенность, что Ты есть и Ты позаботишься, чтоб не все пути добра были закрыты.
На хребте славы земной я с удивлением оглядываюсь на тот путь, который никогда не смог изобрести сам, - удивительный путь через безнадежность, откуда я смог послать человечеству отблеск лучей Твоих.
И сколько мне надо будет, чтоб я их отразил, - Ты даешь мне.
А сколько не успею - значит, Ты определил это другим".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников