02 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЦЕНА ЯДЕРНОЙ СВАЛКИ

Реформатский Игорь
Опубликовано 01:01 16 Мая 2001г.
Получить 20 миллиардов долларов - идея, безусловно, заманчивая. Особенно с учетом финансовых возможностей нынешнего федерального бюджета. Ради этого стоит побороться и с "зелеными", и с думцами. Речь идет о "продавливании" закона, разрешающего принимать на переработку зарубежное отработанное ядерное топливо.

Будучи радиохимиками, принимавшими участие в создании отечественной атомной промышленности (Григорий Яковлев первым в СССР получил в 1947 г. весовые количества плутония. Игорь Реформатский участвовал в создании первой в Советском Союзе и Европе "горячей лаборатории" и выделении в ней америция - Ред.), считаем необходимым высказать свое отношение к этой проблеме. Доводы сторонников "проекта века", по нашему мнению, рассчитаны на неосведомленность широких масс жителей России о фактическом состоянии дела в атомной индустрии страны. Призрачная перспектива получения неслыханных в результате реализации этого проекта доходов не более чем миф, созданный заинтересованными в этой акции руководителями Минатома.
Разумеется, очень красиво звучат слова, что вожделенные 20 миллиардов долларов обеспечат новые рабочие места, позволят Минатому развернуть работы по строительству новых объектов для переработки ОЯТ и хранению отходов. А сегодняшние студенты получат прекрасную возможность для самостоятельной работы и применения полученных в вузе знаний. Хотелось бы только спросить у этих будущих инженеров, кандидатов и докторов наук, представляют ли они себе сегодня тот объем работ и тот груз ответственности, который на них ляжет в 20-30-х годах наступившего века? Ни нас, физиков-ядерщиков и радиохимиков, создававших отечественную атомную энергетику в 50-е годы века минувшего, ни руководителей нынешнего Минатома тогда уже не будет. И вся ответственность за ту грязь, за те чрезвычайно опасные отходы, которые достанутся в наследство от современного Минатома, будет лежать на них, нынешних студентах-физиках, которые сегодня так дружно поддерживают поправки к Закону "О ядерной энергии". А ведь они пока весьма смутно представляют себе радиохимическую переработку ОЯТ и подготовку высокоактивных отходов к "вечному" хранению.
Серьезно говорить о надежности хранения таких отходов в жидком стекле вряд ли стоит. Лучше вспомнить или спросить у специалистов, что происходит со стеклом под действием мощных полей ионизирующего излучения. А оно, как известно, становится при этом хрупким, разрушается и не может гарантировать надежную фиксацию активности. Известно также и то, что от остекловывания высокоактивных отходов в большинстве ядерных стран уже отказались, перейдя к их фиксированию в радиационно стойкой керамике.
Руководители Минатома скромно умалчивают о том, что модернизация (только модернизация, не более!) завода РТ-1 в качестве опытно-промышленного (!) производства рассчитана на 2001-2006 гг., а строительство завода РТ-2 будет начато не ранее 2015 г. Когда этот завод достигнет проектной мощности, сегодня никто с уверенностью сказать не может. Практика показывает, что строительство подобного объекта занимает не менее 5 лет. При этом мы не должны забывать о тех 150 отслуживших свой срок атомных подводных лодках и атомных ледоколах, ядерное сердце которых нуждается в утилизации, для чего необходимы дополнительные производственные мощности.
Не менее важный вопрос представляет собой создание так называемых "могильников", предназначенных для "вечного" хранения высокоактивных отходов от переработки ОЯТ. Необходимо четко представлять себе: такое хранение связано с очень высоким энерговыделением, что неизбежно потребует организации не только теплосъема, но и непрерывного контроля за этим процессом. В том, что строительство подобных объектов неизбежно, сомнений нет, а потому следовало бы уже сейчас глубоко изучить все особенности "вечного" хранения не только с точки зрения физиков, геологов и представителей других естественнонаучных профессий, но и независимых экономистов. Они смогли бы дать объективный и убедительный расчет затрат и выгод от различных способов захоронения как непосредственно ОЯТ, так и отходов, образующихся в результате его радиохимической переработки.
И еще одно соображение. Наши современные технологии переработки ОЯТ, образующегося на отечественных атомных станциях, рассчитаны на наш исходный, а также и конечный материал. Существующие производственные мощности не рассчитаны на переработку исходного материала, полученного из-за рубежа, который по своему составу несколько отличается от отечественного, что неизбежно потребует новых технологических решений при переработке. Без больших затрат, как известно, такие вещи не делаются.
Вместо того чтобы гнаться за получением 20 млрд. долларов, нам необходимо очень серьезно заняться обеспечением безопасности существующей ядерной технологии, ибо за ней, безусловно, стоит будущее. Вспомним, как в свое время относились к электричеству, пришедшему на смену пара, как ограничивали скорость только что появившихся автомобилей, а строительство метрополитена в Москве было заблокировано Государственной Думой при рассмотрении этого вопроса в начале минувшего века, хотя уже в это время в ряде европейских столиц метро исправно действовало.
Мы полагаем, что завоз в Россию чужого ОЯТ с целью его переработки, когда не решен вопрос о судьбе образующихся при этом высокоактивных отходов, является преступлением.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников