04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПЛАНКУ НАДО ПОДНИМАТЬ

Ивантер Виктор
Опубликовано 01:01 16 Мая 2003г.
Можно или нельзя добиться более чем 10-процентного ежегодного прироста российской экономики? Задавая этот вопрос, наверное, стоит прежде ответить на другие. А есть ли в этом необходимость? Каким образом можно этого добиться? Не упадем ли мы в пропасть в процессе погони за "журавлем в небе"? Может быть, лучше согласиться с цифрами из проекта правительственной программы социально-экономического развития страны на 2003-2005 годы, который предусматривает ежегодные приросты в 4-5 процентов?

Ответить на эти вопросы можно так. За годы затяжного кризиса российская экономика сократилась в своих размерах в два раза. Поэтому 4-5 процентов прироста в 2003-2005 гг. - это всего лишь 2-2,5 процента в масштабах 1990 года. А значит, вряд ли можно надеяться на быстрый подъем уровня жизни учителей, врачей, пенсионеров и других малообеспеченных граждан страны. При таких темпах роста отставание России от развитых стран по уровню жизни скорее будет расти, чем уменьшаться. Не менее проблематичной при этом будет и технологическая модернизация российской экономики, так как у страны будет слишком мало средств для инвестиций. Иными словами, 8-10 процентов экономического прироста в год - это жизненная необходимость для России. Поэтому вопрос должен звучать иначе: как обеспечить этот рост?
Уже больше десяти лет Россия идет от системы тотального планирования к рынку. Можно долго и вполне содержательно спорить о том, успешно или нет проводили реформы российские власти, но один факт не вызывает сомнения: отечественная экономика стала совершенно другой. Из практически безденежной она превратилась во вполне денежную. Вместо механизмов бюрократического торга в ней теперь преобладают механизмы рыночного характера.
В этой связи необходимо основательно пересмотреть взгляды на цели, содержание и желательные результаты экономических реформ. Пора наконец отказаться от таких аргументов, как "это предотвратит возврат России в прошлое" или "это приблизит страну к облику демократических государств". Реформу следует считать оправданной только в том случае, если она сулит реальное приращение национального богатства и валового внутреннего продукта, а главное - рост благосостояния населения уже в краткосрочной перспективе.
При решении этой, прямо скажем, непростой задачи надо исходить из обстоятельств, создавших нынешнюю ситуацию на отечественном потребительском рынке. А она определяется доходами от российского сырьевого экспорта, которые достаточно велики, чтобы за счет импорта обеспечить полноценный потребительский выбор, но малы для того, чтобы ими могло реально пользоваться большинство населения.
При сохранении существующих пропорций ситуация и в будущем значительно не изменится. Простейшие расчеты показывают: для двукратного повышения уровня жизни населения за счет экспорта потребуется увеличить продажу нефти примерно до трех миллиардов тонн в год. Эта цифра в десять раз превышает современный уровень добычи "черного золота", и потому подобный путь является абсолютно нереальным.
Учитывая это, необходимо искать новые решения в экономической политике. Представляется, что ключом к решению проблемы потребительского рынка, как, впрочем, и многих других противоречий, накопившихся в российской экономике, является разработка и реализация новой структурно-инвестиционной политики. Нередко ее называют промышленной политикой.
Сразу хотели бы оговориться, что не разделяем мнения о полном отсутствии такой политики в стране. В современной России она, безусловно, существует, хотя правительство никогда не формулировало ее в явном виде. В последние годы эта политика направлена прежде всего на внешнюю сырьевую экспансию. Именно на этот сюжет замкнуты и налогово-бюджетная, и денежно-финансовая политика, и формирование обменного курса рубля. Продвигаемые в настоящее время электроэнергетическая, жилищно-коммунальная, железнодорожная реформы делаются прежде всего в интересах топливно-энергетического комплекса.
Подобная сырьевая парадигма развития накладывает серьезные ограничения на возможности экономического роста в России. Безусловно, нельзя отказываться от дальнейшего развития ТЭКа. Наоборот, масштабный сырьевой сектор - вполне естественное и экономически оправданное явление для страны, богатой природными ресурсами. В конце концов это одно из конкурентных преимуществ России на мировом рынке. Поэтому речь идет не столько о разработке какой-то принципиально новой промышленной политики, сколько об изменении вектора уже предпринимаемых действий. Мы не призываем ограничивать деятельность по сырьевой экспансии российских компаний, а предлагаем дополнить ее активными действиями власти по развитию обрабатывающих отраслей и сектора услуг. Только тогда можно надеться на повышение темпов экономического роста.
Разумеется, простых и легких решений не существует. Двумя-тремя эффектными действиями или принятием "хороших и правильных" законов не добьешься быстрого положительного результата. Полноценная структурно-инвестиционная политика требует долговременной, весьма разнообразной и очень кропотливой работы. Она предполагает конкретные действия по развитию системы потребительского и ипотечного кредита для населения; стимулирование лизинговых сделок в производственном секторе; создание нормальной системы вексельного оборота (прежде всего за счет внедрения технологии, предполагающей использование векселей "первоклассных заемщиков"); развитие фондового рынка и многое другое. Представляется вполне целесообразным еще раз обсудить такие вопросы, как формирование национального "бюджета развития", а также вернуться к разработке и реализации программы по добровольной репатриации "сбежавших" капиталов.
Конечно, в разработке и осуществлении национальной промышленной политики государство должно играть приоритетную роль. Причем органы государственной власти должны не столько увеличивать количество своих регулирующих воздействий на экономику, сколько повышать их качество. Только при этом условии бюрократические барьеры не превратятся в дополнительный фактор риска. В то же время российский бизнес и организации, представляющие интересы наемных работников, также не должны остаться в стороне.
Учитывая неоднократные высказывания федеральных властей по поводу отказа от значительной части регулирующих функций, необходимо решить, кому эти функции отойдут. Естественно предположить, что при таком развитии событий бизнес должен брать на себя серьезные обязательства перед обществом и многое регулировать самостоятельно. Вот в этом месте и возникает большая проблема: а, собственно, кто способен полноценно представить интересы бизнеса и наемных работников? Существующие структуры пока слабы. У нас есть несколько объединений предпринимателей: РСПП, Российская торгово-промышленная палата, Союз товаропроизводителей и некоторые другие. Но при этом нельзя быть уверенным в том, что те обязательства, которые названные организации на себя возьмут, станут правилом для всего национального бизнеса.
Таким образом, отечественный бизнес в ближайшие годы ждет серьезное испытание на зрелость. Вполне можно передать в руки предпринимательских сообществ, скажем, организацию тендеров по выполнению государственных заказов. Если бизнес-сообщество сумеет их провести честно, отсеет недобросовестных подрядчиков, то вряд ли у кого возникнут сомнения в целесообразности дальнейшей либерализации и ослабления государственного контроля в сфере экономики. Если же попытка обернется "вторым изданием" печально знаменитых залоговых аукционов, то о принципиальном уменьшении роли государства в экономике можно забыть.
Еще одним субъектом, к которому может отойти часть регулирующих и управляющих функций в экономике, являются региональные администрации. "Федералы" часто жалуются на нехватку компетентных и добросовестных чиновников в области экономики и управления государственной собственностью. Так вот, мы убеждены, что на местах вполне достаточно квалифицированных и хорошо разбирающихся в практической экономике специалистов. Не случайно многие субъекты Федерации уже давно и не без успеха реализуют региональные программы промышленной политики.
Местные власти могут справиться и с более масштабными задачами. Другое дело, что каждый регион, принимая внутренние экономические решения, должен действовать строго в рамках федерального законодательства и руководствоваться прежде всего общегосударственными принципами: от неукоснительного следования национальным оборонным интересам до строгого соблюдения общероссийских стандартов в образовании и здравоохранении. Если же центральная власть сочтет, что регионы злоупотребляют переданными экономическими полномочиями, то она сможет вернуть их назад. Но, думается, массовых нарушений не будет. У регионов и без этого остается очень обширное поле для экономической деятельности.
И последнее. Если мы говорим, что федеральное правительство должно разрабатывать и осуществлять структурно-инвестиционную политику, то мы обязаны сказать и о необходимости индикативного планирования. Поскольку без плана любая централизованная политика окажется неэффективной.
Наметки индикативного плана экономического развития страны существуют уже сейчас. Под ними можно понимать "Программу социально-экономического развития РФ на среднесрочную перспективу (2003-2005 гг.)" и прогнозы до 2010 года, разработанные Министерством экономического развития и торговли (МЭРТ). В принципе названные документы в какой-то мере уже используются отечественными предпринимателями для построения долгосрочных ориентиров деятельности. В то же время качество документов МЭРТ оставляет желать лучшего, и вряд ли они представляют собой нечто большее, чем просто декларация о намерениях. Чтобы довести подобные документы до уровня качественного индикативного плана, необходимо максимально конкретизировать их.
Основные составляющие такого плана хорошо известны специалистам. Это - перечень ключевых мероприятий программы с взаимоувязкой по срокам, необходимым ресурсам и исполнителям. Оценка необходимых финансовых и организационных ресурсов как по отдельным разделам, так и в целом. Предполагаемые источники финансирования намеченных мероприятий и способы получения финансовых ресурсов. Описание механизмов и технологий осуществления заявленной программы. Территориальная схема размещения производства в прогнозном периоде. Анализ экономической эффективности мероприятий и объяснение того, как потраченные деньги будут возвращаться в национальную экономику. Иными словами, необходимо сделать расчет финансовых потоков по программе. Оценка возможных рисков и меры по минимизации ущерба от них. И, наконец, оценка основных результатов программы: предполагаемая динамика объемов производства и цен, изменения в структуре спроса и т.д.
Только тогда этот план сможет сыграть роль четкого рыночного сигнала для отечественных и зарубежных корпораций, позволит им построить собственные планы долгосрочной работы и в конечном счете сделает возможным осуществление желаемых структурных сдвигов на благо всех граждан России.
{Bull}Десять процентов экономического прироста в год - это жизненная необходимость для России.
{Bull}В ближайшие годы отечественный бизнес ждет серьезное испытание на зрелость


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников