03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СВОБОДА СЛОВА ДОЛЖНА ПРИНАДЛЕЖАТЬ НАРОДУ

Марков Сергей
Опубликовано 01:01 16 Мая 2007г.
Разворачивающиеся избирательные кампании - парламентская 2007 года и президентская 2008 года - требуют обеспечения условий, среди которых важнейшее - свобода слова для политических сил, которые борются за голоса избирателей.

Вчера свобода слова была свободой высказаться. Сегодня свобода слова - свобода быть услышанным. А это значит - свобода доступа к СМИ. А важнейшее СМИ для политики - телевидение. Нам прежде всего стоит вернуть политику на ТВ. В последние годы она серьезно там сократилась в объемах. Нужно расширить спектр политических дебатов. Страна нуждается в обсуждении принципиальных проблем развития. Нужно вернуть полноценные дискуссии. А то пока больше всего встречаются два вида выступающих: серые чиновники, которые говорят вроде все правильно, но закончили - и уже через 5 секунд не можешь вспомнить, о чем они говорили. И политические клоуны, чья задача не сделать проблему более ясной, а утопить ее в словесных эскападах, не обсудить реальные пути решения серьезных проблем, а шокировать публику экстравагантными выходками и отвлечь несуществующими проблемами.
Ссылки на рыночный формат работы ТВ, на увлечение зрителей клоунами неубедительны. СМИ - не столько рынок, сколько важнейший общенациональный ресурс. Чисто рыночная система регулирования СМИ работает только в США и, кажется, в Гонконге. Во всех остальных странах, прежде всего близких России по культуре странах Евросоюза, работает смешанная рыночно-социальная модель. Она предусматривает рыночное регулирование для большинства не очень важных СМИ и политическое демократическое регулирование для нескольких ключевых СМИ. Как правило, это ведущие ТВ. Это модель Би-би-си. Ее суть вовсе не в налоге с телезрителей, а контроле над стратегической политикой телеканалов со стороны общественных советов. Ее логика очень простая: как "война - слишком серьезное дело, чтобы доверять его генералам", так и "ТВ - слишком серьезное дело, чтобы доверять его журналистам". СМИ - не голос журналистов, а голос общества. Свобода слова существует не для журналистов, а для общества, а профессиональный долг журналистов - дать звучать голосу общества. Свобода слова принадлежит народу.
Чем больше обеспечен равный доступ к СМИ ведущим политическим партиям, тем больше доверия к выборам, тем шире политический базис под выборными государственными институтами страны, тем основательнее политическая стабильность, тем лучше обеспечено развитие страны. Поэтому обеспечение свободы доступа ведущих политических сил к СМИ, и в первую очередь к ТВ, расширение нормальных политических дискуссий - это долг власти.
Но власть, чья обязанность - обеспечить свободу слова, должна и защитить общество от злоупотребления такой свободой. В современной России есть два ключевых примера злоупотребления свободой слова: "Другая Россия" и национал-экстремисты.
Наиболее интересная и парадоксальная ситуация сложилась с "Другой Россией". Ее официальные позиции максимально демократичны. "Другая Россия" требует свободы слова, собраний, выступает против авторитарного режима, против власти олигархов, против доминирования сырьевиков в экономике. Но есть ряд очевидных факторов, которые заставляют усомниться в правдивости этих лозунгов. С одной стороны, в "Другой России" есть партия национал-большевиков, чей лозунг ("Сталин - Берия - ГУЛАГ"), чей флаг, политическая тактика, идеалы и симпатии объединяют политический дискурс нацистов и коммунистов. И не наших коммунистов-пенсионеров, а тех, прошлых, революционных, радикальных и жестоких коммунистов. Невозможно поверить в то, что сторонники "Сталина - Берия - ГУЛАГа" хотят в России больше демократии. Партия национал-большевиков является неслучайным элементом в "Другой России", это главная уличная сила, пехота "Другой России".
С другой стороны, в коалицию входят Гарри Каспаров и Михаил Касьянов - публичные лица этой коалиции, ее неофициальные лидеры. Каспаров чуть не еженедельно печатает статьи в газете американских олигархов "The Wall Street Journal". Михаил Касьянов - плоть от плоти олигархического режима. И эти люди выступают против власти олигархов и сырьевой экономики России? Невозможно в это поверить.
Такую разношерстную команду сторонников национал-коммунистической диктатуры в России и радикальных западников явно сплотили не идеи, не общие представления о стратегическом развитии страны. Их сплотила тактика. Очевидно, эта тактика связана с 2008 годом. Стратегия власти в отношении 2008 года в целом понятна: плавная передача президентских полномочий от Владимира Путина его стороннику, который будет продолжать его политику. Принципиальная основа для такой передачи - то, что Владимира Путина поддерживает около 75 процентов граждан. Если мирное волеизъявление избирателей обеспечено, Кремль может быть спокоен, его сценарий будет реализован просто потому, что политику Владимира Путина, ее продолжение поддерживает большинство избирателей России.
Стратегия "Другой России" - не получить голоса самим, а взорвать ситуацию. Ведь избирателей привлекают идеи, а у "Другой России" сочетание несоединимых идей. Если бы они пошли на выборы, то получили бы мизерный процесс голосов. Но они и не собираются на выборы. Они собираются взорвать выборы. И при этом требуют себе представления в СМИ, сравнимого с серьезными политическими партиями, которые получают реальную поддержку избирателей, типа КПРФ. Если сравнивать их потенциальную электоральную поддержку, то можно сказать, что масштаб КПРФ - это РТР и Первый канал, а масштаб "Другой России" - интернет-сайты или даже блоги. Там, кстати, их активность в реальности и развивается.
Поэтому получается, что "Другая Россия", во-первых, не имеет права претендовать на объем в СМИ, сравнимый с серьезными парламентскими партиями. С другой стороны, нужно защитить политическую систему от попыток взорвать ее. Защитить от "Другой России", от ее стремления ввергнуть страну в "березовую революцию".
Другой пример - радикальные националисты. Это в чем-то противоположный пример, если сравнивать с "Другой Россией", но результат тот же. В отличие от нее националисты способны при определенных обстоятельствах получить широкую электоральную поддержку. Но общество обязано не дать реализоваться этим обстоятельствам, потому что в многонациональной России радикальный национализм может взорвать страну.
Националисты-экстремисты представляют не бутафорскую, а очень реальную угрозу обществу. Эта угроза серьезна еще и потому, что в стране сильна социальная несправедливость, очень остры многие социальные проблемы. И националисты обладают опаснейшим политическим оружием для завоевания политической поддержки недовольных. В свое время Германия не смогла защитить свою политическую систему от крайних националистов и упала в фашизм. Результатом стало огромное горе и для немцев, и для других народов Европы.
Свобода слова, без сомнения, классическая европейская ценность. Власть обязана обеспечить ее реализацию и защитить ее от злоупотреблений, которые имеют целью лишить этих ценностей других. Националисты хотят узурпировать власть путем натравливания одних народов на другие. "Другая Россия" хочет лишить избирателей их права проголосовать за ту политику, которую они предпочитают.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников