05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВЫШЕЛ ПРАЗДНИК НА ФИЛОЛОГИЧЕСКОЙ УЛИЦЕ

Шеваров Дмитрий
Опубликовано 01:01 16 Мая 2007г.
На этот раз их получат литературовед Сергей Георгиевич Бочаров и лингвист Андрей Анатольевич Зализняк. Если бы в Москве была Филологическая улица, то на ней безусловно был бы праздник. Оба лауреата в разное время окончили филологический факультет МГУ.

По мнению тех ученых-гуманитариев, с кем мне удалось побеседовать, выбор жюри можно назвать безупречным. Лауреаты - достойнейшие люди и уникальные специалисты в своей области. Отрадно и то, что они не входят в ту обойму деятелей культуры, чьи имена бесконечно перетекают из одного лауреатского списка в другой.
Один из ведущих сотрудников отдела теории Института мировой литературы РАН Сергей Бочаров на протяжении полувека пишет о русских классиках XIX века, о вечных сюжетах отечественной литературы. Жюри отмечает его "за филологическое совершенство и артистизм в исследовании путей русской литературы, за отстаивание в научной прозе понимания слова как ключевой человеческой ценности". Бочаров - автор книг "Роман Л.Н. Толстого "Война и мир", "О художественных мирах: Сервантес, Пушкин, Баратынский, Гоголь, Достоевский, Толстой, Платонов", "Сюжеты русской литературы", "Филологические сюжеты".
Андрей Зализняк - исследователь современной и исторической грамматики русского языка, признанный авторитет в палеографии новгородских берестяных грамот и дешифровке древнерусских текстов, создатель особой - по языковым особенностям и графике документа - методики датирования берестяных грамот. Среди заслуг А.А. Зализняка жюри отметило и "филигранное лингвистическое исследование первоисточника русской поэзии "Слова о полку Игореве", убедительно доказывающее его подлинность".
Об Андрее Зализняке мы попросили рассказать его ближайшего сподвижника по научной работе - легендарного археолога, начальника Новгородской археологической экспедиции, академика РАН Валентина Янина:
- Сказать несколько слов об Андрее Анатольевиче? Тогда пишите: он - гениальный ученый нашего времени. Я не преувеличиваю. Андрей Анатольевич - лингвист, который проникает во все загадки древнерусского языка. И, конечно, не только древнерусского. В его "арсенале" четыре десятка языков, в том числе санскрит.
Судьба свела меня с Андреем Анатольевичем четверть века назад. В декабре 1981 года я услышал его доклад на Виноградовских чтениях и понял, что нам в изучении берестяных грамот без него не обойтись. Я пригласил его в Новгород, и с тех пор он постоянный участник нашей экспедиции. Андрей Анатольевич стал главным толкователем берестяных грамот с точки зрения грамматики. До него считалось, что многие неясные места в грамотах объясняются безграмотностью тех, кто их писал. А Зализняк установил, что берестяные грамоты написаны бытовым письмом, которое отличалось от книжного письма примерно так же, как устная речь от письменной. Это приблизило нас к пониманию не только текстов, мы лучше стали представлять себе наших предков. Они мало чем отличались от нас - те же заботы, эмоции, страсти...
СЕРГЕЙ БОЧАРОВ ДАЛ НАШЕМУ ОБОЗРЕВАТЕЛЮ ПЕРВОЕ ИНТЕРВЬЮ В КАЧЕСТВЕ ЛАУРЕАТА:
- Занимаясь полвека русской классикой, вы не наткнулись на какой-то предел в понимании наших гениев?
- Эти пределы существуют, и они всегда останутся. Нам не вычерпать глубины даже одного эпизода в "Бедных людях". Я столько лет пишу о Пушкине, Достоевском и Толстом и все время наталкиваюсь на то, что что-то главное о них не сказано до сих пор. Мало того: мы Пушкина еще по-настоящему не знаем. Даже в очень зачитанных текстах вдруг открываются удивительные вещи. Вот статья Пушкина о Баратынском 1830 года, он размышляет о том, почему у нас нет критики, и говорит, что у нас пишут о литературе как о политической экономии. Как будто бы он наперед все знал...
- Что вы посоветуете перечитать из русской классики нашим читателям?
- Ну прежде всего Сергея Аксакова. Особенно "Семейную хронику". Потом Алексея Константиновича Толстого. Невероятно интересная была фигура. "Князя Серебряного" мы читали, а лирику его плохо знаем. А Константин Леонтьев, которым я много занимался еще в 70-е годы! Леонтьев выпал из истории русской литературы, а ведь его проза не слабее Тургенева. У него великолепные мемуары - в традициях Герцена, Вяземского. Мы многих не дочитали. Вот того же Вяземского стоит перечитать, его "Записные книжки". Мне самому не хватает свободного времени, чтобы почитать то, что хочется.
- Вы получаете премию одновременно с Андреем Анатольевичем Зализняком. Вы знакомы?
- Мы мало знакомы лично, но по работам я прекрасно знаю его. И оказаться вместе с ним, рядом - это очень ценно для меня. В решении жюри я вижу признание филологии в старинной полноте языковедения и литературоведения.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников