09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КУЛАК ДЖЕНТЛЬМЕНА

Фокина Нина
Опубликовано 01:01 16 Июня 2000г.
Статистика утверждает, что каждый час в России сексуальному насилию подвергается хотя бы одна женщина. Если вы полагаете, что это происходит с ней в подворотне или на темной улице, - ошибаетесь. Конечно, случается и там. Однако в большинстве случаев местом событий является квартира, а участниками - люди, знающие друг друга. Учтем также, что эта цифра отражает количество лишь зарегистрированных обращений в милицию. А там, не секрет, - свой взгляд на происшедшее. Во-первых, даме дадут понять, что она сама "хороша" - спровоцировала насильника слишком короткой юбкой или яркой косметикой. Во-вторых, зачем же позор предавать огласке? Поэтому в протоколы попадает примерно одно из трех поданных заявлений. И вообще, далеко не каждая пострадавшая решается рассказать даже близким, что с ней произошло...

По данным независимого благотворительного центра помощи пережившим сексуальное насилие "Сестры", в Москве в милицию обращаются 10-15 процентов изнасилованных. А уж сексуальные домогательства или побои по причине "отказа" мужу - их вообще никто не считал. Семейные дела... Как у нас принято говорить: "Милые бранятся - только тешатся".
Ничего себе потеха, когда супруги, скажем, встретились за обедом, она у плиты ну такая раскрасневшаяся, аппетитная. Мало ли что у нее всего сорок минут осталось, а до работы еще автобусом... Муж сказал, захотел - и сделал. Он - хозяин. Или она забыла, зачем выходила замуж? А кто тебя кормит-поит? А ребенку на чьи деньги штаны купила? Или, может, ты любовника завела?
Редкая женщина, придя на работу с синяком под глазом, признается, что это - "подарок" родного мужа. Шкаф двигала, скажет, вот книжки на нее и посыпались. Или о косяк задела...
Правы те, кто под сексуальным насилием подразумевает не только "просто" изнасилование, но и любое другое надругательство над "слабым" полом: приставания, грязные словечки, служебное, телефонное домогательства... Словом, все, что делает "кавалер" вопреки желанию женщины. Все, что наносит ей физическую и моральную травму. На этом, во всяком случае, основании строят свою работу центры помощи пережившим сексуальное насилие, каких сегодня в нашей стране чрезвычайно мало - чуть больше тридцати. И все созданы исключительно женским энтузиазмом - как общественные организации.
- Вот типичный пример отношения к проблеме в нашем общественном сознании, - рассказывает психолог кризисного центра "Сестры" Ирина Черненькая. - Рассказываю приятелю, что жених изнасиловал невесту накануне свадьбы. "Вот дурак, - говорит приятель, - один день потерпеть не мог!" Потом, то есть после законного брака, можно. Приставай к ней хоть каждый час, не спрашивая желания. Или другой пример, самый, между прочим, распространенный, судя по телефонным звонкам и обращениям к нашим специалистам. Парень, не обязательно потенциальный партнер, а просто, бывает, знакомый, однокурсник, предлагает зайти к нему домой, попить кофе, посмотреть по видео какой-нибудь новый фильм. Девушка понимает его буквально и соглашается. В его же представлении согласие означает, что подруга не против, если вечер закончится интимными утехами. Он тем и заканчивается. Ему "утехи", а она - плачь потом горькими слезами, жалуйся любимой подруге, что попала в ловушку. Но и та, скорее всего, не поймет. "Сама виновата, - скажет, - не понимала, куда идешь?"
- Около 20 процентов обращений за помощью идет и вовсе от пострадавших в родном доме, - продолжает Ирина Черненькая. - Нам звонят дети, начиная с 10 лет. Они даже не могут назвать вещи своими именами. Это, наверное, самые трудные "пациенты", потому что, как правило, надругательство, скажем, над дочерью продолжалось несколько лет, и все это время девочка сначала не понимала, что с ней делает родной папа, потом боялась его и мамы. Да, да, и мамы: к сожалению, мамы не всегда верят, что ребенок говорит правду, могут даже отчитать, наказать за "безумные" фантазии. И все. Ребенок замкнулся, закрылся, он бессилен изменить ситуацию. Догадываетесь, чем это может закончиться? Суицидом. Попыткой самоубийства. Пережить сексуальное насилие взрослой женщине несказанно тяжело - каково смириться с ним девочке?
Конечно, у каждой жертвы - своя реакция на случившееся. Некоторые вида не подают и живут, как жили. Почти: стресс-то испытали все. И, как утверждают медики, каждая проходит одни и те же моменты переживания. Первая реакция - шок. Женщина может оставаться внешне спокойной и даже отстраненной, однако эти внешние признаки не передают ее внутреннего смятения. Если насильник - муж, она может позвонить по "телефону доверия" и начать разговор с того, что он ее избил. Чрезвычайно трудно произнести: "А вообще-то он меня изнасиловал", - когда речь о человеке, с которым прожиты годы и которого, вполне возможно, она все еще любит.
Шок сменяется страхом. В женщине поселяется - и, бывает, очень надолго - чувство беззащитности. Даже в безобидных, "нестрашных" ситуациях она будет отныне чересчур осторожна.
Время от времени "та" картина всплывает в памяти. Перебирая ее в деталях, женщина начнет думать, что надо было поступить по-другому. И тогда приходят совершенно несправедливое в данном случае чувство вины и стыда.
А потом появляются психосоматические расстройства: головные боли, слабость, поражения желудочно-кишечного тракта. И, наконец, почти все впадают в тяжелую депрессию.
Кризисный центр "Сестры" работает с 94-го года. За это время туда обратилось более 25 тысяч женщин. В Москве есть еще два подобных центра - "Анна" и "Ярославна". Много это или мало, судите сами. Но есть мировой стандарт, которого придерживается Европа: один такой центр на каждые 10 тысяч населения. Если бы мы этому следовали, - считайте, сколько их должно быть в одной Москве.
На что они существуют? В основном на гранты, которые каждый год надо защищать, чтобы получить новые. Заграница то есть им помогает. В родной стране спонсоры в дефиците. А ведь надо оплачивать взятые в аренду у города помещения, где психологи ведут консультации и оборудован телефон доверия.
Некоторое время "Сестры" имели такую "роскошь", как работа с жертвами насилия в группах. Это очень хороший психологический метод, позволяющий "вытягивать" самые больные, мешающие жизни воспоминания и избавляться от них. Интересно, что наши женщины ходили на такие занятия с удовольствием, чем вызвали удивление французских гостей, однажды пожаловавших сюда. Француженки избегают открытого обсуждения столь интимной проблемы. В этом смысле нам ближе американки, те тоже признают групповую психотерапию для жертв насилия. Но что теперь вспоминать об этом? Из-за нехватки нужного помещения те же "Сестры" были вынуждены ограничиться индивидуальными собеседованиями.
Здесь расскажут, что можно сделать, но делать ли - женщина решает сама. Тем самым проявляется уважение к ее личности - момент, заметьте, принципиальный. Мы ведь, если честно, затюканы, давно перестали думать о равноправии. Ну попирается оно все больше и откровеннее - не до жиру. В России много тому причин. Так что, может быть, главное, что получает женщина в кризисных центрах, - это осознание права на неприкосновенность. ДО МЕНЯ НЕЛЬЗЯ ДОТРОНУТЬСЯ, ЕСЛИ Я ЭТОГО НЕ ХОЧУ. И неважно, кто ты, кем мне приходишься и где мы с тобой находимся - в поезде, на улице, дома, в офисе.
Государственного подхода к этой проблеме в России нет. Хотя правовая база вполне приличная: мы присоединились к международной Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, участвуем в Европейской комиссии по правам человека, требующей обеспечения равенства между мужчинами и женщинами. В нашей Конституции равные права зафиксированы, УК РФ тоже четко против дискриминации. Равенство супругов защищают относительно новые документы - Семейный и Гражданский кодексы. Остается "приделать ноги" этим законам. Что на практике означает ОСОЗНАТЬ.
А вот это, на мой, женский, взгляд, ой как трудно... С нашим-то домостроевским менталитетом заявить на родного мужа? Я честно говорю - ни за что. Но вы знаете, и у "продвинутых" в этом смысле американок тот же барьер. Там по другой причине с этой проблемой легче: не женщина сама себя защищает, а государство - любого, кого подвергнут насилию. Полицейский, встретив на улице избитую, скажем, женщину, обязан вручить ей карточку с информацией о ее правах и о том, где поблизости кризисный центр. Заставлять ее писать заявление не обязан: это решает женщина. Но показать, что она под защитой закона, - должен...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников