10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СТАРИКАМИ ПРЕНЕБРЕГАЮ, МОЛОДЫХ СТЫЖУСЬ

Стародубец Анатолий
Опубликовано 01:01 16 Июня 2007г.
Завершились съемки сиквела "Ирония судьбы-2" в постановке режиссера "Дозоров" Тимура Бекмамбетова. Из ныне живущих актеров той первой рязановской комедии сыграть в новом фильме отказалась только Лия Ахеджакова, полагающая, что нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Об этом и о многом другом корреспондент "Труда" побеседовал с исполнительницей роли скромной ленинградской учительницы Нади Шевелевой -знаменитой полькой Барбарой Брыльской.

- Пани Барбара, вам понравился сценарий "Иронии судьбы-2", написанный известным российским прозаиком Алексеем Слаповским?
- Сценарий хороший, но об одном жалею, что не я в главной роли (смеется). Поскольку действие происходит тридцать лет спустя, то, естественно, основные роли играют уже дети наших героев. Моя Надя родила дочь от Ипполита, а у героя Мягкова сын от брошенной им Гали. Но прежнее чувство дает о себе знать и 30 лет спустя... Уверена, что всем в России следует посмотреть "Иронию судьбы-2" на большом экране - фильм будет в прокате. Чего стоит одна только сцена в бане, куда по традиции под Новый год пришли уже порядком постаревшие и потрепанные жизнью Женя Лукашин и его друзья. Зрелище - просто сказка.
- Как вы сработались со своей "дочкой", роль которой сыграла Лиза Боярская - дочь известного актера Михаила Боярского?
- Ну, у нас с ней было немного совместных сцен. За такой короткий срок дружба завязаться не могла. Я думала о себе, она о себе. Очень приятная девушка, безусловно, талантливая. Когда мы готовились к одному из эпизодов, Лиза сказала при Косте Хабенском, сыгравшем Лукашина-младшего, что зритель придет на "Иронию судьбы-2" смотреть не на них, молодых, а на меня, всенародно любимую Надю Шевелеву. Мне было очень приятно.
- А Рязанов не обиделся, что сиквел сняли без него?
- Если бы он захотел, то такому маститому и уважаемому в России режиссеру не отказали бы ни чиновники, ни продюсеры. Но, очевидно, Эльдар Александрович не чувствует в себе силы и желания рассказывать эту историю дальше. Об этом я с ним не говорила, но думаю, он не должен обижаться, что кто-то снимает сиквел по его картине. Продолжать то, что нравится людям, - в этом нет греха. Только вот боюсь, того нашего первого фильма никакой другой не сможет превзойти. С первой "Иронией судьбы" почти триста миллионов советских людей ежегодно встречали главный праздник в году. Чем можно перебить столь продолжительную любовь?
- А чем вас привлек фильм Андрея Кравчука "Колчак", в котором вы закончили съемки?
- Да ничем особенным. Я там играю няню, немку по происхождению, которая ухаживает за маленьким сыном Колчака. Потом ее случайно убивают, даже не зная, кто она, просто так - на всякий случай, как это в России часто случалось в смутное время гражданской войны. Сам материал показался мне интересным: исторический фильм, личность знаменитого адмирала, о котором, кажется, впервые говорят в кино что-то правдивое. Почему я согласилась на столь незначительную, можно даже сказать, малоинтересную роль? Это моя работа. Ничего больше я так хорошо не умею делать. Правда, мне уже не предлагают играть даму с камелиями или Анну Каренину, но кое-что и на мою долю еще перепадает.
- Четыре года назад в Москве вы играли в антрепризе спектакль "Квартет" вместе с Игорем Дмитриевым, Светланой Крючковой, Кахи Кавсадзе. Вас, кажется, нечасто можно увидеть на сцене...
- О, да. К театру я никогда не питала большой привязанности. Моя любовь - кинематограф, и только. Когда в Польше меня звали в театр, я всегда отказывалась. Мне скучно все время играть в одних декорациях, с одними партнерами, а все время повторять одну и ту же роль - такого ужаса врагу не пожелаю. В этом смысле я ленивый человек, что отмечала еще моя школьная учительница по литературе, когда ставила мне низкие оценки за плохо вызубренные отрывки. Я бы сравнила театр с фабрикой, куда ежедневно надо идти спозаранку. Для меня особенно неприятны сплетни, склоки, дрязги - непременные составляющие театральной жизни.
Но в России меня уговорили выйти на сцену, причем в пьесе на русском языке. Я играла три месяца, потом сказала себе: это не твое. Понимаю, но не принимаю моих коллег из театра, которые обожают выходить на поклоны много-много раз. Я же всегда старалась поскорее убежать в свою гримерку, переодеться и вернуться в реальную, а не выдуманную драматургом жизнь. Я человек очень амбициозный, поэтому положила много здоровья и сил, чтобы играть в этом спектакле на высоком уровне. Это был эксперимент, и он удался. Но повторять его не стану.
- Братья Качиньские, которые сейчас руководят Польшей, в юности были вашими коллегами - снимались в кино. Вы с ними общались? И как относитесь к тому, что они преследуют Войцеха Ярузельского за методы его правления в 80-е годы и проводят антироссийскую политику?
- Умоляю, не задавайте политических вопросов. Я могу ошибиться, поскольку политикой не интересуюсь. С детства меня воспитывали в том духе, что политика - это ложь и грязные игры. Все, что я могу сказать о политическом лидере: симпатичный он или обладает отталкивающей внешностью - и это все. Об актерском прошлом братьев Качиньских я узнала, только когда они попали в большую политику. Раньше мы никогда не встречались. Я даже фильмов с их участием не видела. В качестве лидера моей страны мне больше нравился Александр Квасьневский - весьма представительный мужчина. Разве сравнишь с этими двумя коротышками, у которых, чувствуется, есть неизжитые комплексы? Может, они и добрые люди, но что-то случилось в Польше такое, что мы стали жить очень неспокойно. Вот говорила, что не буду о политике, а столько наговорила лишнего.
- Что вас может развлечь?
- Обожаю тратить деньги. От этого у меня всегда поднимается настроение. Причем на себя расходую немного, люблю дарить подарки другим: маме, сыну, сестре. И это очень меня вдохновляет. У меня уже не тот возраст, когда бы я черпала вдохновение от чего-то романтичного, как, например, пение соловьев.
- Пани Барбара, я протестую. Вы прекрасно выглядите и еще можете кружить голову мужчинам...
- Нет, я покончила с ними со всеми. Слишком много пришлось выстрадать из-за мужчин. А сейчас я придерживаюсь такой присказки польских дам постбальзаковского возраста: старыми пренебрегаю, а молодых стыжусь. Я по-прежнему нравлюсь парням, и они меня привлекают, но я боюсь их разочаровать. Хотя не буду зарекаться. Судьба любит преподносить сюрпризы в любви. Но в брак я больше не вступлю. У меня есть прекрасный сын Людвиг, который меня любит. Он живет вместе со мной, хотя и мечтает отделиться. Если со мной что-то случится, он поможет. Зачем мне муж?
- О шарме полек говорят столько же, сколько об очаровании женщин России. В чем тут секрет?
- О, его не знает никто. Пусть это прозвучит непатриотично, но я вижу гораздо больше красивых русских женщин, чем польских красавиц. Меня это вполне устраивает - значит, на родине у меня меньше конкуренток (смеется).
- В апреле вы заседали в Киеве в жюри конкурса "Мисс Вселенная Украина-2007". Красивой женщине легко оценивать других красавиц?
- Как это ни парадоксально, но я убеждена, что внешние достоинства женщин должны оценивать именно женщины, но никак не мужчины. Женский взгляд всегда предельно объективен, порой даже безжалостно. Мужчина же часто бывает приверженцем какого-то одного типа: брюнетки, шатенки или блондинки - и отвергает всех остальных. Поэтому я думаю, что в таких состязаниях должно полагаться на мнение женщины. Кстати, моя избранница заняла высокое второе место. Поверьте, обошлось без подкупа и подковерных игр. А вот что там было с первым местом, я лучше промолчу...
- Признайтесь, в глубине души вы завидовали победительницам?
- Нет. Если бы они жили в 70-е, то завидовали бы мне. Мы из разных поколений. Чего ж тут завидовать? Хотела бы я с ними поменяться годами и красотой? Тоже нет. Они хуже меня. Не ухмыляйтесь, это не самоуверенность, я знаю себе цену. Я дорожу прожитой жизнью - многое в ней сложилось гармонично. И сейчас я бы не поменялась с самой первой красавицей Вселенной, какой бы она ни была распрекрасной. Я дважды была замужем, схоронила 20-летнюю красавицу дочь Басю, погибшую в автомобильной аварии, видела много горя, но было в моей жизни и настоящее счастье. С меня довольно.
- Пани Барбара, насколько я знаю, ваш день рождения 5 июля. А почему вы его праздновали в Кисловодске на фестивале "Золотой витязь", который проходил в 20-х числах мая?
- В том греха не много. День рождения в Польше не так сильно чтят, как в России. Когда ты становишься на год старше, что в этом хорошего? Для женщин моего возраста - это праздник со слезами на глазах, как поется в одной русской песне. У нас больше любят отмечать именины. Но с другой стороны, времена сейчас такие суматошные, что все используют любой предлог, чтобы посидеть в хорошей компании, повеселиться. Поэтому, наверное, и праздников стало больше. В Кисловодске мне подарили пасхальное яйцо, какие делал Фаберже, только огромное. Там искусно выписан лик Божьей Матери, весьма почитаемой в Польше. Я едва не расплакалась от переизбытка чувств. Вообще люблю бывать на "Золотом витязе", с которым объездила уже половину России. Была в Костроме, на Байкале, в Рязани, на Урале...
- Помнится, в Иркутске вам подарили саженец багульника. Сибирское растение прижилось в Польше?
- Поначалу прижилось, но на второй год мой садовник по неосторожности повредил его граблями, и этот чудный кустарник с нежно-розовыми цветочками погиб. Очень жаль. Я не считаю себя заправским садоводом, но в свободные от съемок дни обожаю копаться в земле. Мои друзья удивляются, как я могу подолгу в полном одиночестве сидеть на даче, что расположена на приличном удалении от Варшавы. Но на природе мне совсем не скучно. Отдыхаю и телом, и душой. Рядом всегда любимая кошка и курицы, которые несут яйца. Не нужно наряжаться, делать макияж и перед кем-то играть. Это большое счастье для дамы, к жизни которой во все остальное время пристально приглядываются...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников