11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

УБЬЮ - И НИЧЕГО ? НЕ БУДЕТ

Голубев Владимир
Опубликовано 01:01 16 Июля 2001г.
Времена сейчас, надо сказать, не самые лучшие. В правоохранительных органах рассуждают, как правильнее учитывать преступность. А ситуация такова, что люди вынуждены задумываться над тем, как себя вести, если, не дай Бог, окажешься в положении жертвы преступления.

СИММЕТРИЧНЫЙ ОТВЕТ ЗЛОДЕЮ
Защищать свои права и свободы может каждый из нас. Российская Конституция оговаривает лишь одно условие - способы самозащиты не должны быть противозаконными. Причем вред, причиненный злоумышленнику при пресечении его противоправных действий, расценивается как соответствующий интересам охраны правопорядка, а потому является желательным и оправданным.
Хотя на практике довольно часто поведение человека, обороняющегося от преступника или защищающего других лиц, ошибочно оценивается как противоправное. Это особенно часто происходит, когда злодею причинен тяжкий вред или он даже убит обороняющимся.
Чтобы избежать несправедливости, уголовное законодательство предусмотрело условия, при наличии которых действия, внешне подпадающие под признаки какого-либо преступления, не влекут за собой уголовную ответственность. Эти условия в Уголовном кодексе называются обстоятельствами, исключающими преступность деяния. Всего их шесть, но наиболее востребовано одно, называемое необходимой обороной. Когда возникает вопрос о правомерности поведения человека, который, защищаясь, например, побил хулигана, то компетентные должностные лица обязаны проверить, соблюдены ли при этом условия необходимой обороны. Порой случается так, что на скамье подсудимых оказывается не злоумышленник, а человек, защитивший свои или чужие права и интересы.
ЕСЛИ НАПАДЕНИЕ НАЧАЛОСЬ, НО ЕЩЕ НЕ КОНЧИЛОСЬ
Судебная практика выработала определенные критерии, позволяющие отличать правомерную необходимую оборону от наказуемого поведения.
Во-первых, причинить вред можно, обороняясь не от любого посягательства, а лишь от общественно опасного. То есть способного причинить существенный вред правам и интересам личности, общества или государства.
В то же время не обязательно, чтобы посягательство было преступным. Общественно опасное - это не только преступное. Так, по нашему закону зло, причиненное душевнобольным, часто не признается преступлением. Однако необходимая оборона возможна и от нападения лиц, не подлежащих уголовной ответственности по причине невменяемости или даже малолетства.
Допустимо при соблюдении прочих условий причинение вреда и обычному мелкому хулигану, то есть лицу, совершающему административный проступок, а не преступление. Если такой дебошир сумеет вывести из дремотного состояния наших индифферентных в большинстве своем сограждан и те для успокоения буяна намнут ему бока, то такое причинение вреда здоровью считается непреступным и даже общественно полезным.
Во-вторых, малозначительные действия нарушителя не дают права на необходимую оборону. Это вполне справедливо, ведь нельзя, например, одобрить поведение хозяина садового участка, палящего из берданки по каждому, кто потянется через забор за растущими на огороженной территории яблоками.
И, наконец, активная оборона признается правомерной, если посягательство уже началось, но еще не окончено. Оно должно обладать способностью неминуемо, немедленно причинить общественно опасный вред. Так, если побить недоброжелателя, который пригрозил в будущем намять вам бока, это будет расценено как нарушение закона. Знакомые, может, и одобрят такое поведение, но суд - вряд ли, ведь обороняться-то пока было не от чего.
Оборонительные действия, предпринятые против возможного в будущем нападения, не признаются правомерными. Так, наказуемы довольно распространенные ныне случаи минирования своих приусадебных участков либо оборудование заборов находящейся под напряжением колючей проволокой. По идее это превентивные меры, направленные на предупреждение нарушения права частной собственности. Об их правомерности еще можно поспорить, но до того момента, пока кто-то не наступит на мину или не повиснет на оголенном проводе.
Поясню еще, что наличным признается такое посягательство, которое уже начало осуществляться или непосредственная угроза осуществления которого являлась настолько очевидной, что было ясно: посягательство может тотчас же, немедленно осуществиться. Окружили, допустим, прохожего пять-десять человек, поведение их настолько агрессивно, что не вызывает сомнения в близости расправы. При столь реальной угрозе нападения прохожий, разумеется, имеет право на активную оборону. Правомерным будет также поведение обороняющегося, если в силу естественного волнения, вызванного внезапностью посягательства, он неправильно определит начальный и конечный моменты посягательства.
Так, избитый мужчина упал, а его обидчик отошел в сторону и наклонился завязать шнурок. По идее у потерпевшего в этот момент не было законных оснований совершать ответное нападение, ведь посягательство уже прекратилось. Тем не менее побитый человек подумал, что обидчик наклонился за камнем, чтобы добить его, и решил определить злодея. Он вскочил с земли, схватил камень и проломил обидчику череп. Судьи согласились с тем, что в описанной ситуации имела место правомерная защита, так как для обороняющегося неясно было, что нападение на него уже окончено.
Еще более интересный случай рассматривался одним из районных судов Тюмени. Суд признал виновным в убийстве и осудил гражданина, который во время взаимной ссоры получил ножевое ранение в шею. Выдернув у себя из шеи застрявший там кухонный нож, он нанес обидчику два ответных удара ножом в грудь, причинив ранения, от которых тот скончался на месте происшествия. Лишь вмешательство заместителя председателя Верховного Суда РФ привело, в конце концов, к отмене несправедливых судебных решений и прекращению дела в отношении оставшегося в живых участника ссоры в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Мужчина, получивший ранение в шею, видел, что его противник вновь тянется рукой к ножу. Он пояснил: "В моем подсознании было то, что кто первый вытащит нож, тот останется жить". Таким образом, ему не был ясен момент окончания совершенного на него посягательства.
В оправдательном вердикте подчеркивалось, что по смыслу закона состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом посягательства и когда для оборонявшегося не был ясен момент его окончания. Переход оружия от посягавшего к оборонявшемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства.
В ПРЕДЕЛАХ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ
Посягательство должно быть действительным, реальным, а не мнимым. Оно должно существовать в объективной действительности, а не только в фантазиях, не только в воображении обороняющегося лица.
В противном случае возможна ситуация, случившаяся с одним молодым человеком. Он, прогуливаясь с девушкой по парку, увидел двух нетрезвого вида мужчин, которые шли по аллее навстречу. Приготовившись к самому худшему, парень достал складной нож и, поравнявшись, нанес им несколько ударов ничего не подозревающим прохожим.
Вся обстановка, при которой произошла эта поножовщина, не давала юноше оснований полагать, что он подвергался реальному нападению. Он не был поставлен ни в реальную, ни в предполагаемую опасность нападения, а потому не было и оснований для обороны.
Однако в некоторых случаях заблуждение обороняющегося все же освобождает его от ответственности за причиненный вред. Так, решив подшутить над приятелем, слегка подвыпивший мужчина в ночное время с угрожающими криками и держа в руках деревянный пистолет, ворвался в квартиру. Приятель не успел оценить шутки и попавшимся под руку молотком размозжил шутнику голову.
В этой ситуации, несмотря на причинение тяжелейшего вреда человеку, поведение обороняющегося признано правомерным. В случаях, подобных описанному, когда лицо не только не сознает, но по обстоятельствам дела не должно и не может сознавать, что общественно опасного посягательства нет, имеется невинное причинение вреда. Ведь вся обстановка происшествия давала достаточные основания полагать, что совершается особо тяжкое преступное посягательство (вооруженное нападение).
Несколько слов надо сказать о допустимых пределах необходимой обороны. В соответствии с ч. 3 ст. 37 Уголовного кодекса РФ превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. Вообще-то при обороне от правонарушителя допустимо причинение ему любого вреда, вплоть до лишения жизни. Это разрешено, если, например, посягательство было сопряжено с угрозой смерти или тяжких телесных повреждений. С другой стороны, в случаях, например, похищения имущества причинение подобного вреда обычно недопустимо, какой бы ценностью похищаемая вещь ни обладала.
Одним словом, дабы не превысить допустимых пределов самозащиты, руководствуйтесь не очень серьезным, но тем не менее верным правилом - за оторванную пуговицу нельзя отрывать голову (пусть даже дурную). Да и к помощи оружия прибегать по нашим законам лучше только в случае нападения. Когда жизни или здоровью угрожает опасность.
В СЛУЧАЕ, ЕСЛИ ПРИДЕТСЯ ЗАЩИЩАТЬСЯ, ПОМНИТЕ:
* Необходимая оборона - это право, а не обязанность. Хотите, вступайте в противодействие, хотите, выбирайте иную форму поведения.
* Допускается защита как собственных прав и интересов, так и интересов других лиц, общества и даже государства.
* Защита должна быть своевременной, то есть вред причиняется человеку, который уже начал свои противоправные действия и еще не завершил их.
* Защита не должна превышать пределов необходимости. Повышение этих пределов превращает самозащиту в наказуемое поведение. Под превышением в данном случае понимается причинение нападающему явно не требуемого обстановкой непомерного вреда.
* Вред при защите причиняется только посягающему, а не иным лицам. Так, сторож, охраняя объект, применил оружие против злоумышленников и случайно попал в прохожего, ранив его. В этом случае он виновен в неосторожном причинении вреда здоровью.
* Ущерб, понесенный правонарушителем в результате оказанного ему отпора, возмещаться не будет.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников