04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"ИМЕНЕМ ЗАКОНА"

Вереск Вероника
Статья «"ИМЕНЕМ ЗАКОНА"»
из номера 128 за 16 Июля 2003г.
Опубликовано 01:01 16 Июля 2003г.
"Черный передел", "корпоративные войны", "недружественное поглощение", "информационная агрессия"... Подобные определения практически не сходят со страниц периодических изданий. По сути, они отражают такие явления нашей жизни, как беспредел, безвластие, беззаконие, в которых зачастую активно участвуют люди в милицейской форме. При этом судебные органы выступают в роли фигового листка для прикрытия явно неблаговидных дел. И даже прокурорский мундир не всегда является гарантом непредвзятости и законопослушности его владельца. Об одной из таких историй, которая началась в Санкт-Петербурге в 2002 году, "Труд" уже рассказывал в публикации "Тришкин кафтан правосудия" 7 сентября прошлого года. Затем вновь вернулся к этой теме 6 декабря в корреспонденции "Пятый туз в колоде". Поскольку в последующем описанные события бурно развивались, самое время продолжить начатое...

ЛАБИРИНТ ДЛЯ ГОСПОДИНА УЭББА
...Номер "Новостей Ленинградской области" за 20-26 марта 2002 года вышел в свет с претензией на сенсацию: на одной из газетных полос под рубрикой "Кстати" была опубликована ксерокопия постановления о возбуждении 8 февраля уголовного дела против "неустановленного лица", выполняющего управленческие функции в ОАО "Выборгская целлюлоза" (ОАО "ВЦ"). Якобы это загадочное "лицо", подделав подписи подданного Великобритании Брайана Уэбба под договорами компании "Алцем" о купле-продаже "ВЦ", нанесло последнему имущественный ущерб. Сказать, что это сообщение вызвало у руководства целлюлозно-бумажного комбината недоумение - значит не сказать ничего. Поначалу подумали - ошибка или глупый розыгрыш. Настораживали лишь источник информации - помощник прокурора Центрального района Санкт-Петербурга Юлия Романова и форма подачи - ксерокопия официального документа для служебного пользования.
Связались с Англией. Узнав о причине звонка, Брайан Уэбб тоже решил, что его разыгрывают. А когда понял, что шутками здесь не пахнет, от души возмутился: "В Прокуратуру Российской Федерации я не обращался. Никакого имущественного ущерба мне не причинялось". О чем доверенное лицо английского бизнесмена Елизавета Костелянец, собственно, и сообщила в прокуратуру Центрального района города уже 29 марта 2002 года.
Мало того, глубоко оскорбленный этой непристойной выходкой, господин Уэбб в том же заявлении потребовал привлечь к ответственности лиц, виновных в нанесении ему морального ущерба, вследствие упоминания его фамилии по какому-то якобы уголовному делу в средствах массовой информации.
Щепетильность англичанина вполне объяснима. Англия - не Россия, где все обвиняют всех, имена очень влиятельных людей постоянно мелькают в СМИ в связи с самыми громкими скандалами и аферами без каких-либо неприятных последствий для тех и других. Для гражданина же туманного Альбиона, достигшего определенного положения в обществе и бизнесе, простое упоминание его имени в связи с каким-либо уголовным разбирательством в любом качестве снижает к нему доверие в деловом мире. А это чревато самыми нехорошими последствиями.
Ответа из прокуратуры англичанину пришлось ждать ровно полтора месяца. Но зато, если принять на веру официальный документ от 15 апреля прошлого года за подписью прокурора Центрального района Северной Пальмиры Михаила Анахина, ожидание не было напрасным. В ответе, например, сообщалось, что во всей этой неразберихе виновата исключительно газета, которая опубликовала "недостоверные и неподтвержденные" факты, а самого уголовного дела не было и в помине. Равно как иных дел против ОАО "Выборгская целлюлоза" или Брайана Уэбба. Это, заверял господин прокурор, подтверждалось "данными журнала учета регистрации возбуждения уголовных дел прокуратурой Центрального района Санкт-Петербурга за 2002 год, а также учетно-регистрационной службы ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области".
Правда, сокрушался далее Анахин, привлечь к ответу виновных в нанесении господину Уэббу морального ущерба "не представляется возможным ввиду отсутствия факта как такового".
Надо сразу сказать: господин прокурор явно лукавил. Где это видано, чтобы печатное издание по собственной инициативе опубликовало закрытую информацию, да еще за подписью реального должностного лица? И что значит "ввиду отсутствия факта как такового"? Публикация была? Была. Газета имеется? Имеется. Помощник прокурора на месте? На месте. А если так, выходит, что изначально выяснить, "откуда растут ноги" у первого публичного выпада против руководства "ВЦ", просто не захотели. Более того, поставив во всеуслышание от лица прокуратуры под сомнение порядочность, законопослушность и деловую репутацию известных бизнесменов, "реабилитировать" их доброе имя постарались тихо, так сказать, келейно.
Но поскольку Брайан Уэбб махнул на происходившее рукой: мол, Россия - что с нее возьмешь, а "неустановленное лицо", оно и есть неустановленное - конфликт вроде как сам по себе утих.
Однако, как выяснилось впоследствии, господин прокурор лукавил не только в "мелочах". Но об этом чуть позже. Сейчас же запомним: на 15 апреля 2002 года, по утверждению прокурора Центрального района С.-Петербурга Михаила Анахина, никаких уголовных дел "в отношении ОАО "ВЦ", в том числе по факту причинения имущественного ущерба Б.Уэббу ... не возбуждалось и в производстве следователей прокуратуры Центрального района таковых нет".
БЕРИ МОЧАЛО И ТРИ СНАЧАЛА
Сказать по правде, сегодня адвокат Елизавета Костелянец и сама не вспомнит, что ее заставило спустя несколько дней после получения ответа, о котором шла речь выше, набрать номер телефона все той же прокуратуры и поинтересоваться, действительно ли ее клиента больше никто не собирается "защищать" вопреки его воле. Ответ был похож на гром среди ясного неба: "По всем вопросам данного уголовного дела обращайтесь к следователю Куприку". "Как, - удивилась Елизавета Оскаровна, - мы ведь только что получили от вас ответ, что никаких уголовных дел не было и нет в помине! Возможно, вы ошибаетесь?". "О какой ошибке речь? - отрезал голос в телефонной трубке. - Уголовное дело N 384624 было возбуждено еще 11 февраля. За подробностями обращайтесь к следователю".
Костелянец - адвокат опытный, многое повидавший на своем веку. Но и ее подобный "сюрприз" немало озадачил: "Случившееся напоминало проделки барабашки, а не действия сотрудников органов, призванных надзирать за соблюдением законности, - говорит Елизавета Оскаровна. - Однако ситуация требовала действий. Необходимо было покончить с явной нелепостью. Происходившее все еще казалось нам просто недоразумением. По крайней мере, хотелось верить именно в это".
Пытаясь добиться восстановления справедливости, Костелянец от имени своего клиента вновь и вновь направляет заявления в районную прокуратуру. Суть этих обращений в одном: Брайан Уэбб просит органы прокуратуры ни от кого его не защищать, так как защищать его не от кого и не от чего. "Мало того, - добавляет Елизавета Оскаровна, - именно эта так называемая "защита" наносила и наносит моему клиенту моральный ущерб".
Ответом Уэббу на все его письма было гробовое молчание. И тогда подданный Великобритании решается на неординарный шаг: 24 июля прошлого года он лично направляет на имя прокурора С.-Петербурга заявление, заверенное английским нотариусом и подписанное министром юстиции Англии. Этот документ похож на крик отчаяния: "Относительно вопроса о фальсификации моей подписи в 2000 году на контрактах о продаже акций компанией ALCEM (UK) Limited шести иностранным покупателям, ... настоящим письмом заявляю, что признаю и безоговорочно знаю, что на соответствующих контрактах подписи мои, а не фальшивые, как якобы утверждается. Прошу вас подтвердить, что данный вопрос исчерпан".
Казалось бы, что еще нужно для того, чтобы поставить точку в деле, которое то ли есть, то ли нет? Особенно если деньги по договорам фирмы-покупатели перевели в срок, а компания-продавец их получила и обратно не вернула. И даже наоборот - пустила в дело.
Поэтому ответ из прокуратуры района за подписью того же господина Анахина от 4 октября 2002 года, в котором сообщалось, что дело N 384624 закрыто за отсутствием события преступления, был воспринят Уэббом как нечто само собой разумеющееся: наконец-то восторжествовала справедливость.
Но 15 января уже нынешнего года в офисе ООО "ВЦ" с обыском неожиданно появились следователь опять же прокуратуры Центрального района Артем Рассохин и два сотрудника милиции в чине майора и лейтенанта. От них и стало известно, что в порядке надзора решение о прекращении уголовного дела N 384624 отменено и оно направлено на дополнительное расследование. Короче, бери мочало и три сначала.
Новый следователь взялся за дело рьяно.
ШИЛО В МЕШКЕ
Что искали в тот памятный день следователь Рассохин и его подручные Паседько и Череповский в офисе "ВЦ"? Договоры, вокруг которых прокуратура по одной ей известным мотивам "кружит" уже больше года? Положим. Однако, кроме них, в качестве цели "отыскания и изъятия" были заявлены "печать "Alcem (UK) Limited"(?!), а также иная представляющая интерес для предварительного следствия документация от имени Брайана Уэбба". Цели, прямо скажем, - всеобъемлющие. А "улов", как и следовало ожидать, - ничтожен: ни тебе вожделенной печати, ни других "убойных" улик.
Кстати, о печати компании "Алцем". Возможно, следствию стоило бы поискать ее в другом месте. Как-никак, по сведениям ИА "Росбалт", именно структуры, близкие к Александру Сабадашу, ведущему сегодня, прямо скажем, не очень честную борьбу за "ВЦ", в 2001 году купили торговую марку "ALCEM (UK) Ltd". Хотя, допускаю, следователя Рассохина подобные нюансы вовсе не интересовали. У него, видимо, была другая задача, которую он в меру сил и возможностей пытался решить.
Правда, кое-что в ходе обыска все же прояснилось. В частном, так сказать, порядке.
- Все, что касается этого дела, - считает Елизавета Костелянец, - вызывает массу вопросов и сомнений. И то, как оно было возбуждено, и как развивалось и возникло вновь - вопреки доказательствам, логике, закону. Хотя придумал эту комбинацию очень неглупый человек. Посудите сами, я как доверенное лицо Уэбба так и не увидела документа, на основании которого и был разыгран весь этот спектакль. На все мои просьбы ознакомиться с делом следовал один и тот же ответ: пусть Брайан Уэбб признает себя потерпевшим от действий руководства "ВЦ", тогда мы покажем интересующие вас документы. Но моего клиента это никак не устраивает. Потерпевшим он себя не считает, оговаривать людей, ввязываться в ту нелепую историю, которая время от времени возникает с чьей-то подачи вокруг его имени и "Выборгской целлюлозы", не желает.
- Во время обыска, - продолжает Елизавета Оскаровна, - я прямо спросила у следователя, чего они добиваются от моего клиента своими действиями. Ответ поверг меня в изумление: "Хотим услышать, что под документами стоит не его подпись". Но позвольте, как это "не его", - вырвалось у меня, - если Уэбб везде письменно утверждает, заверяя свои слова у высоких должностных лиц, например, министра юстиции Великобритании, что документы подписывал именно он сам. Кто может опровергнуть эти утверждения? Ведь даже экспертиза, какой бы вывод она ни сделала, - лишь один из видов доказательств, а не абсолютное доказательство. И что же дальше? Пожимают плечами, отводят глаза, понимая, что занимаются ерундой. "Развлекаются" за деньги налогоплательщиков. Но, видимо, уж слишком силен нажим, который даже не считают нужным завуалировать.
- Наши противники никогда не стесняли себя в методах и средствах достижения поставленных целей, - вступает в разговор генеральный директор ООО "ВЦ" Алексей Шмаргуненко. - В прошлом году в кабинете следователя Дениса Куприка по этому делу в качестве свидетелей не один раз довелось побывать не только мне. Увы, наши доводы и аргументы мало интересуют работников местной прокуратуры. Ведь, по сути, необходимости в подделке подписей просто не было. Я, например, мог сам подписать договоры, вокруг которых разгорелся сыр-бор, так как имел на это официальную доверенность от компании "Алцем". Мы всегда старались при оформлении крупных сделок четко следовать букве закона. В отличие от той же прокуратуры. Иначе как оценить действия в ходе предыдущего расследования сотрудника УБОП Центрального района Дмитрия Петрова, который появился в нашем офисе по поручению Куприка? И хотя предлогом для визита были объяснения по делу о подписях Брайана Уэбба, интересовало оперативника совсем другое: где, скажем, находятся бухгалтерия и бухгалтерская документация ОАО "Металлург", председателем совета директоров которого я являюсь. Услышав отказ, сотрудник милиции стал угрожать обыском, выемкой документов, привлечением к уголовной ответственности. Что это, если не психологическое давление на меня как свидетеля по делу? Об этом я и информировал заместителя генерального прокурора РФ.
- Перечень слишком рьяных усилий сотрудников прокуратуры Центрального района Санкт-Петербурга при этом расследовании, пожалуй, стоит дополнить, - продолжает Алексей Николаевич. - Ну хотя бы для того, чтобы попытаться понять, зачем понадобилось следователю Куприку истребовать у арбитражного суда материалы не только того дела, которое каким-либо образом касалось его расследования, но и других, где фигурируют компания "Алцем" и целлюлозный комбинат, фактически заморозив процесс судебного разбирательства. Для чего был нужен ему целый перечень документов, не имеющих никакого отношения ни к Уэббу, ни к подписанным им договорам. В Управлении регистрации юридических лиц Ленинградской областной регистрационной палаты, к примеру, изымались подлинники учредительных документов, протоколы собраний акционеров, документы, касающиеся хозяйственной деятельности не только "Выборгской целлюлозы", но и ОАО "Сясьский ЦБК", ЗАО "Лесохимия". А в Управлении регистрации прав на недвижимость - оригиналы свидетельств о праве собственности на недвижимое имущество, принадлежащее ООО "Выборгская целлюлоза", с которых впоследствии были изготовлены копии. Чего дальше ждать от местных блюстителей закона, мы уже и не знаем!
Трудно не согласиться с мнением генерального директора предприятия, которое год назад оккупировали люди, безнаказанно хозяйничающие в чужом доме до сих пор. Тем более что все происходящее вокруг "Выборгской целлюлозы" сильно смахивает на типичную прохиндиаду. То дело Уэбба выскочит, точно черт из табакерки, исключительно в нужный момент и в нужном месте. То какие-то люди, не имеющие к комбинату никакого отношения, начинают сомневаться в правомочности собраний его акционеров. То... Впрочем, причин для того, чтобы парализовать работу еще недавно успешно развивавшегося предприятия, можно найти сколько угодно. Было бы желание. А оно, похоже, у оппонентов "ВЦ" есть. И очень даже сильное. Доказательства? Сколько угодно.
Вспомним: уголовное дело якобы в защиту интересов господина Уэбба было возбуждено 11 февраля 2002 года и тянулось "ни шатко ни валко" до 4 октября того же года - почти восемь месяцев. При этом изъятие документов из арбитражных судов в ходе следствия начисто парализовало рассмотрение соответствующих хозяйственных исков. Догадаться, кому это на руку, несложно. Далее, 4 декабря прошлого года "... из-за неполноты следствия... " прокуратура Северо-Западного федерального округа постановление о прекращении уголовного дела отменяет и направляет его на доследование. О том, как проводились следственные действия, говорилось выше. И продолжалась эта бурная деятельность вплоть до 25 февраля нынешнего года, когда дело в очередной раз прекратили опять же "в связи с отсутствием события преступления". 30 мая сего года это решение признала обоснованным уже Генеральная прокуратура страны.
Основания? Цитирую дословно: "В ходе предварительного следствия из Великобритании поступили документы, свидетельствующие о том, что все шесть договоров подписаны Б. Уэббом, каких-либо претензий он не имеет. Доказательств причастности представителей ответчика к подделке его подписи в апелляционной жалобе следствием получено не было". Так объяснил это решение председателю Комитета Государственной Думы по экономической политике и предпринимательству Г. Томчину первый заместитель генерального прокурора России Ю. Бирюков.
И все бы хорошо, если бы не отдельные "мелочи". Ну хотя бы то, что документы, на которые ссылается господин Бирюков, были в распоряжении работников прокуратуры почти с первого дня расследования. Оставались они "в деле" и в момент, когда оно попало в прокуратуру страны в Северо-Западном федеральном округе. Тогда возникает вполне закономерный вопрос: зачем нужно было 15 месяцев держать на коротком поводке уголовного расследования бизнесменов, пытающихся законными методами вернуть принадлежащую им собственность. Однако, как давно замечено, шила в мешке не утаишь.
- Главное для тех, кто уже год хозяйничает на "Выборгской целлюлозе", - продержаться на захваченном предприятии как можно дольше, - уверена Елизавета Костелянец. - Для этого все средства хороши. В том числе и миф о фантоме, управляющем крупной компанией, подписывающем документы и заверяющем их у министра юстиции Великобритании, которым попытались изобразить моего клиента. Странно лишь, что во всех этих усилиях команде Сабадаша так самозабвенно помогает прокуратура.
И действительно странно. А между тем публикация о махинациях вокруг "Выборгской целлюлозы" уже в третий раз появляется на страницах "Труда". Неужели и теперь Генеральная прокуратура России и Министерство юстиции страны закроют глаза на те безобразия, которые творятся людьми, призванными стоять на страже закона?
Между тем появилась информация, что в настоящий момент на основании заявления очередного "доброжелателя" и уже известных нам "аргументов" окружной прокуратурой возбуждено новое уголовное дело - все по тем же статьям Уголовного кодекса." Именем закона".
Как говорится, без комментариев...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников