25 июля 2017г.
МОСКВА 
25...27°C
ПРОБКИ
4
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 59.82   € 69.70
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ШАХТЕРЫ ПРОСЯТ ГОСПОДДЕРЖКИ

Панкратов Юрий
Опубликовано 01:01 16 Августа 2000г.
Было время, когда угольная промышленность у нас переживала расцвет. 30-е годы, годы индустриализации. Стране, ее набирающей силы промышленности, как воздух был нужен уголь. И шахтеры выдают его на-гора столько, сколько необходимо, и еще сверх того. По городам и весям летит "раскрученная" тогдашней пропагандой слава Стаханова, тысячи юношей готовы следовать примеру "парня молодого", который "на работу славную" в забой отправился. Шахтеры становятся своего рода элитой рабочего класса, их тяжелый труд оплачивается государством по тем меркам щедро - горняцкие зарплаты были сравнимы с министерскими.

Но шло время. Уголь постепенно утрачивал свои передовые позиции, страна вступала в нефтегазовую эру. Энергетики стали все более активно использовать в качестве сырья природный газ, нефтяные реки потекли за границу, принося взамен валюту. В конце концов угольная промышленность из любимой дочери превратилась в падчерицу, в Золушку. Отрасль хирела прямо на глазах. Дошло до того, что в приснопамятные времена Гайдара было официально заявлено: угольная промышленность России не нужна.
И началась вакханалия. По требованию международных валютных фондов в стране стали закрываться перспективные шахты, изничтожалась технологическая база добычи самых ценных марок угля, чохом гробилась инфраструктура отрасли. После ликвидации Минуглепрома СССР гигантскую по своим масштабам отрасль пристегнули к благополучным в то время нефтегазодобыче и энергетике. Под крышей Минтопэнерго РФ угольщиков поставили в положение дальних родственников. Часто меняющиеся министры топлива и энергетики (за 6 лет 14 министров!) про уголь знали преимущественно, что он бывает черным или бурым. А вплотную сталкиваясь с проблемами отрасли, каждый старался выставить как можно более устойчивый буфер между министерством и требовательными, сплоченными производством угольщиками. Так появились чиновники-посредники между руководством Минтопэнерго и шахтерами. Кроме того, словно в насмешку над угольщиками, в "кормчии" угледобычи назначались преимущественно кабинетные ученые.
Чтобы подвести хоть какую-то базу под свою разрушительную деятельность, был запущен в ход тезис о нерентабельности угледобычи. Ссылались при этом и на западный опыт: там, мол, тоже в массовом порядке закрываются шахты, снижаются объемы добычи. Мировая тенденция, понимаешь. Но лукавили господа реформаторы.
Взять, к примеру, одно из самых низкорентабельных предприятий Кузбасса, главнейшего угольного района страны, - "Прокопьевскую угольную компанию". Получив из бюджета более 300 млн. рублей, во все виды бюджетов предприятием было начислено 500 млн. рублей. Таким образом, на каждый рубль господдержки приходится 1,20 - 1,30 рубля налоговых отчислений. И не вина шахтеров, что они не всегда могут заплатить живые деньги - в угледобыче та же проблема хронических неплатежей, что и в других отраслях. Например, в 1998 г. задолженность потребителей шахтерам достигла 7,5 млрд. рублей.
Теперь о "мировой тенденции". По оценкам специалистов, причем как западных, так и отечественных, мировых запасов нефти и газа хватит максимум на лет 50 (для сравнения, углем мы обеспечены на целых 500 лет). При нынешних темпах добычи и потребления уже лет через 10 человечество начнет сталкиваться с нехваткой "голубого топлива" и "черного золота". Для России эта проблема усугубляется тем обстоятельством, что нефть и газ по-прежнему являются основными источниками валютных поступлений, и сжигать это ценнейшее сырье в топках электростанций как минимум накладно, а по большому счету преступно. Кстати, на Западе, на который так любят ссылаться либералы, это уже давно поняли. В большинстве развитых стран Европейского континента выработка электроэнергии на 40-60 процентов обеспечивается угольной отраслью. В США этот показатель составляет 56 процентов, а в Китае (не западная, но стабильно развивающаяся индустриальная держава) - целых 70 процентов. Более того, в ряде стран есть тенденция к увеличению доли угля в топливно-энергетическом балансе (ТЭБ). И все эти государства никак не обвинишь в волюнтаристском подходе к своему экономическому развитию и в пренебрежении национальными интересами.
А что же у нас? А у нас этот показатель находится на немыслимо низком уровне - 12,5 процента. (Для справки: в СССР доля угля в ТЭБ составляла 56 процентов). И это при том, что в России находится около 36 процентов всех разведанных мировых запасов угля. Есть от чего схватиться за голову.
Между тем сама жизнь вынуждает нас перейти от "нефтегазовой" стратегии развития энергетики к "газо-угольной". Именно уголь должен стать основным сырьем для электростанций, а газ и нефть - главными источниками валюты. Кстати, уголь - это не только энергетика, он обеспечивает также работу металлургических комбинатов. Наша черная металлургия в отличие от большинства стран мира до сих пор использует исключительно отечественные коксующиеся угли, 80 процентов которых добывается в Кузбассе. Без угля не может обойтись химия и ряд других отраслей.
Государство всерьез озаботилось судьбой угольной промышленности лишь полтора года назад, после того, как по инициативе губернатора Кемеровской области А.Тулеева состоялись две встречи российских угольщиков с президентом РФ Б.Ельциным. Особенно много для стабилизации отрасли сделало правительство Е.Примакова, которого шахтеры до сих пор поминают добрым словом.
В 1999 г. отрасль впервые за много лет получила необходимые средства господдержки, тогда же было приостановлено повальное, ничем не обоснованное закрытие шахт. Отечественная угледобыча начала постепенно расправлять плечи. Появились бригады-миллионеры, т.е. выдавшие на-гора по миллиону и более тонн угля, возродился дух соревнования. Увеличилась добыча угля - в прошлом году она составила 249 млн. тонн.
Определенных успехов горнякам удалось добиться и в сфере реорганизации управления отраслью. Благодаря усилиям шахтеров, их профсоюзных организаций и директорского корпуса предприятий (первую скрипку здесь играли горняки Кузбасса и администрация Кемеровской области) удалось добиться упразднения такого полностью дискредитировавшего себя ведомства, как "Росуголь", в недрах которого таинственным образом исчезали немалые бюджетные средства и кредиты Всемирного банка. Пришедший ему на смену Угольный комитет при активном участии шахтеров с самого начала создавался как генеральный штаб отрасли. По общему мнению горняков, комитету следовало бы придать статус органа федерального значения, но этого сделать не удалось. Тем не менее угольщики добились, что комитет подчинили напрямую главе Минтопэнерго, распределение государственных средств осуществлялось гласно на заседаниях межведомственной Комиссии по социально-экономическим проблемам угольных регионов. Именно благодаря такой вертикали управления отрасль стала функционировать без провалов и катаклизмов.
Однако сегодня все эти наработки и достижения шахтеров в очередной раз оказались под вопросом. Снова рушится с таким трудом выстроенная вертикаль управления отраслью. Приостановлено действие прозрачной системы финансирования, до настоящего времени не назначен руководитель Угольного комитета. Большую озабоченность шахтеров вызывает тот факт, что, по некоторым сведениям, на этот пост прочат бывшего первого заместителя министра Минтопэнерго А.Евтушенко, который в 1998 г. был отстранен от должности. В шахтерской среде его считают полностью дискредитировавшим себя специалистом и руководителем отрасли. Именно с его "компетентным" руководством угледобывающей промышленностью горняки связывают резкое ухудшение положения угольной отрасли в целом.
Все эти негативные тенденции не могли оставить угольщиков безучастными. И первыми забили тревогу в Кузбассе. Совет кузбасских территориальных комитетов профсоюзов работников угольной промышленности и Федерация профсоюзных организаций Кузбасса обратились с письмом к президенту РФ В.Путину. Как подчеркивают в письме шахтеры, отрасль сегодня как никогда нуждается в государственном подходе, бережном и внимательном отношении к себе. Они считают недопустимой такую ситуацию, когда проблемы отрасли могут использоваться определенными политическими силами в корыстных целях, для дестабилизации политической ситуации.
Горняки обратились к президенту с просьбой взять под личный контроль процесс кадровых назначений руководства отрасли. Как считают шахтеры, руководитель Угольного комитета должен иметь основательный производственный стаж, обладать опытом руководства, пользоваться доверием и поддержкой шахтерских коллективов. Помимо этого, "он должен иметь репутацию, моральный и нравственный авторитет, который позволит предотвратить превращение Угольного комитета в собрание лоббистов от бюрократии и финансово-промышленных групп, инструмент личного обогащения недобросовестных и нечистоплотных чиновников". Сам Угольный комитет, как считают профсоюзы Кузбасса, должен быть подотчетен непосредственно министру Минтопэнерго, а в перспективе стать самостоятельным федеральным органом. С аналогичными по сути и содержанию обращениями к президенту РФ, председателю правительства РФ и министру энергетики выступили также генеральные директора угольных объединений Кузнецкого угольного бассейна.
Уголь - стратегическое сырье XXI века, убеждены горняки. И государственная поддержка отрасли позволит не только осуществить серьезный прорыв в энергетике страны, но и сохранить для России нефть и газ - основные источники валютных поступлений.


Loading...



Три года назад Крым вошел в состав России. Какие чувства у вас по этому поводу?