04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЭНЕРГЕТИКА КАК ГРАДУСНИК ЭКОНОМИКИ

Шафраник Юрий
Опубликовано 01:01 16 Августа 2001г.
Никакие структурные реформы не спасут Россию от экономических и политических кризисов, если государство не займется безотлагательно проблемами топливно-энергетического комплекса (ТЭК), который только и способен стать главной интегрирующей силой страны...

Все мы - и власть, и граждане - нынче источаем оптимизм, подтверждаемый статистикой: второй год в стране - экономический подъем. Действительно, в 2000 году валовой внутренний продукт (ВВП) вырос на 7,7 процента, промышленное производство - на 9 процентов, реальные доходы населения - на 9,2 процента. В нынешнем году рост продолжается (хотя и несколько меньшими темпами). Но приходится добавлять ложку дегтя в эту бочку меда: не все так здорово, как кажется, и тот же самый 2000 год многие аналитики называют годом упущенных выгод. В полной мере проявилась огромная зависимость России от конъюнктуры мировых энергетических рынков и динамики мировых цен на нефть, рухнула энергетика Приморья, страна вплотную подошла к системному энергетическому кризису. И это - на фоне отличного бюджета...
Ситуация остается тревожной и сегодня, хотя внешне все выглядит более или менее удовлетворительно и в большинстве российских регионов нет острого дефицита энергоресурсов. Но это лишь следствие снижения спроса (особенно - платежеспособного) на топливо и энергию из-за глубокого спада за предыдущие годы производства во всей стране. Если экономический рост продолжится еще два-три года, производственный потенциал ТЭКа, работая без инвестиций более десяти лет, уже не сможет подкрепить его своими ресурсами. Впервые за все время ТЭК может стать тормозом экономического развития страны. Особенно изношена и откатилась назад электроэнергетика.
Но это лишь одна, чисто экономическая, сторона проблемы. Есть и другая, не менее, а может, и более важная - политическая (не зря же политику называют концентрированным выражением экономики). Нынешняя Россия вышла из руин Советского Союза - сверхцентрализованного государства с директивной экономикой и тоталитарной формой правления. Неудивительно, что в полном соответствии с законом маятника после слома старой системы (а взамен ничего сколько-нибудь завершенного пока не создано) в стране усилились центробежные силы, фактически работающие на разрыв страны. Это проявилось в стремлении отдельных регионов (особенно республик в составе России) решать свои проблемы автономно от центра, путем перетягивания на себя властных функций. Дело зашло так далеко, что новому президенту России пришлось принимать срочные и жесткие меры по очистке правового поля "на местах" от сепаратистских перекосов, по восстановлению в конституциях российских республик и законодательных актах краев и областей верховенства высшей власти, приоритета федеральных законов над региональными - не говоря уже о принципе целостности и неделимости самой Российской Федерации.
Этот процесс укрепления властной вертикали, восстановления управляемости государства продолжается, и в ходе его Владимир Путин стал родоначальником нового "районирования" России, разделив ее на федеральные округа. В их рамках создаются и начинают действовать новые властные структуры. Пока они представляют собой больше контролирующие, "политико-управленческие надстройки", не подкрепленные "базисом", общей для всего региона экономикой. Хотя изначально создаваемые макрорегионы территориально совпали с границами основных экономических районов страны (что должно помочь в решении нынешних общенациональных задач). К примеру, Дальневосточный федеральный округ полностью совпадает с аналогичным экономическим районом. Центральный образован путем объединения двух - Центрального и Центрально-Черноземного экономических районов. Северо-Западный федеральный округ образован из Северного и Северо-Западного экономических районов с добавлением в него Калининградской области, а Южный в основном совпадает с Северным Кавказом. И так далее.
Теперь, когда эти округа созданы, естествен, полагаю, вопрос о формировании региональной экономической политики как наиболее приемлемой в нынешних условиях формы организации общероссийской экономики. Тем более что практика последнего десятилетия уже подтвердила полную беспочвенность упований на то, что рынок, стихийные силы экономического притяжения между сопредельными регионами сами собой, автоматически, обеспечат межрегиональную хозяйственную интеграцию и тем самым укрепят единство России. Нет, именно продуманная и четкая государственная экономическая политика, последовательно проводимая в новых регионах страны, даст нужный эффект.
Формирование этой политики возможно на основе тщательного анализа сложившихся тенденций и состояния экономики российских регионов, выявления диспропорций в их развитии. Причем в качестве наиболее надежного и точного барометра, определяющего погоду или непогоду в экономике, необходимо использовать состояние энергетики. Она выступает (точнее, должна выступать) в качестве действующей интегрирующей и стабилизирующей силы в обществе и государстве. И говоря о формировании региональной экономической политики, мы должны, думаю, в первую очередь озаботиться формированием региональной энергетической политики.
Анализ, проведенный нашими экспертами, показывает, что в нынешней России, увы, можно, скорее, говорить о полном отсутствии таковой. Если взять уровни душевого потребления энергоресурсов, цены и тарифы на них, то в разных субъектах Федерации они порой отличаются в 2 - 3 и более раз. При этом, как известно, при прочих равных условиях уровень экономического развития территории напрямую зависит от объема энергопотребления. А у нас разница в уровнях душевого энергопотребления, к примеру, между субъектами Федерации, входящими в Уральский и Сибирский федеральные округа, достигает 18 - 19 раз. Причем разрыв между субъектами этих двух федеральных округов (Агинского Бурятского и Ямало-Ненецкого автономных округов) достигает 90,6 раза. Отсюда, в немалой степени, можно представить себе и разницу в социально-экономическом развитии соответствующих территорий...
Это напрямую связано с тарифами. Например, в декабре 2000 года тарифы на электроэнергию для промышленных предприятий в некоторых субъектах Федерации различались почти в 30 раз! Даже в пределах Дальневосточного федерального округа разница составляет почти 7 раз. Тарифы на электроэнергию для населения отличаются не меньшим разнообразием. Понятно, что в таких условиях говорить о каком-то "едином рыночном пространстве" сложно.
Все это тяжелое "разнообразие" имеет материальную основу. За последние десять (и даже более) лет страна, в том числе и топливно-энергетический комплекс, по сути дела "проедала" накопленное богатство. А между тем продолжала расти и выросла до огромной величины зависимость бюджета страны, да, собственно, и качество всей нашей жизни, от ТЭКа. Это - чрезвычайный сигнал всем. К настоящему времени во всей стране стабильно энергоизбыточным остался лишь Центральный федеральный округ, а остальные в большей или меньшей степени балансируют между самодостаточностью и дефицитностью (за исключением хронически дефицитного Южного федерального округа). А общая разбалансированность работы Единой энергосистемы России в целом и региональных АО-энерго уже неоднократно приводила и приводит к нарушениям электроснабжения производственных и коммунальных объектов. По сути дела, сегодня в нашей стране нет ни одной территории (как среди федеральных округов, так и среди субъектов Федерации), которая находилась бы в нормальном состоянии с точки зрения энергетической обеспеченности.
Все это свидетельствует о том, что в настоящее время в электроэнергетике главная проблема - не расчленение РАО "ЕЭС России" на генерирующие и сетевые компании, а техническая модернизация отрасли, повышение надежности ее функционирования. Тем более что ожидающийся дальнейший подъем российской экономики настоятельно диктует необходимость срочного создания новых генерирующих мощностей. Потребность в них в ближайшее время будет настолько остра, что уже сегодня государство должно создать условия наибольшего благоприятствования для крупных инвестиций именно в эту сферу - возможно, даже с привлечением "амнистированного" капитала, вывезенного ранее из страны.
Причем разворачивать эту работу, по логике вещей, надо бы именно в масштабах новых макрорегионов, не входящих в систему РАО ЕЭС. Новые федеральные округа вполне могут выступить в роли экономических районов не только по критериям управляемости, но и по критериям самодостаточности и пропорциональности. Именно здесь целесообразно сосредоточить силы и средства для реализации целевых проектов и программ, прежде всего энергетических. Есть смысл на первых порах выделить 5 - 6 "ключевых регионов", которыми федеральный центр должен заниматься системно, постоянно. Возможно, для координации такой работы в правительстве потребуется новый вице-премьер, но, скорее всего, ее должны взвалить на себя полпреды президента страны.
Скажем, на Дальнем Востоке еще в 1996 году правительство утвердило программу решения угольной проблемы. Этот удаленный регион обязан и может иметь собственную угледобывающую базу. И сегодня нельзя объяснить падение объемов добычи угля на Лучегорском угольном разрезе ничем иным, кроме дефицита государственных, так сказать, внимания и ответственности. С учетом общей топливной ситуации на Дальнем Востоке это выглядит настолько дико, что даже аналогию этому найти сложно.
Новое дыхание региону способны придать разработка месторождений на шельфе острова Сахалин, реализация нефтегазовых проектов "Сахалин-1", "Сахалин-2" и последующих. В отношении этой программы должна осуществляться целенаправленная, высококомпетентная государственная политика - с тем, чтобы максимум возможных работ и услуг в рамках сахалинских проектов обеспечивали бы заказами предприятия и организации всего округа. Таким образом, выстроив цепочку нефть - газ - переработка - газификация территорий - уголь, можно снять и острую социальную проблему - дать новые рабочие места.
Особый для России регион - Тюменская область, на долю которой приходится более 60 процентов добычи нефти и более 90 процентов добычи природного газа. Увы, почти десять последних лет Западно-Сибирский нефтегазовый комплекс живет и работает как бы по инерции, при минимуме внимания со стороны властей, правительства страны. Хотя в ближайшие 15 лет "заменить" этот регион нечем, и заниматься его проблемами нужно особо и постоянно, в первую очередь - проектами Ямало-Ненецкого автономного округа. По сравнению с начальным периодом освоения здесь сегодня созданы неплохие условия, мощная и разветвленная инфраструктура. Инвестиционно здешние проекты весьма привлекательны, поэтому на Тюменском Севере можно создать десятки тысяч рабочих мест, ослабив тем самым проблему избытка рабочей силы в регионе в целом.
Точно так же необходимо повышенное внимание центра к Красноярскому краю, его новым разведанным, но пока не разрабатываемым месторождениям углеводородного сырья. Уже почти 10 лет идут разговоры об освоении Ковыткинского нефтегазового месторождения, о создании транспортной артерии в Китай, а реального продвижения нет. "Перетягивание каната" между различными компаниями, структурами и территориями явно затянулось. Кто-то постоянно входит в проект, кто-то выходит, а дела нет. А ведь еще есть очень перспективный Север Красноярья, где на стыке с Ямало-Ненецким автономным округом открыты мощные нефтегазовые месторождения. Здесь явно напрашивается еще одна государственная программа развития региона. Например, межрегиональная "Ямал - Север Красноярского края". Вот и будут востребованы прежние наработки.
Как специалист в этой области могу с уверенностью заявить, что никакой рынок и его механизмы сами по себе такую программу не создадут. Мы и в государстве-то, как минимум, последние 15 лет не планировали и не реализовывали столь крупномасштабных проектов. Здесь потребуются не только огромные инвестиции, но и координация усилий большого числа участников. Никто, кроме государства, осуществить этого не сможет, а огромный положительный эффект от реализации такой программы для России очевиден.
Я привел всего несколько примеров, которые показывают, что четкая государственная регионально-энергетическая политика при поддержке федерального центра может привести в действие десятки и сотни "прорывных проектов" по всей России. Но время не ждет. Сегодня страна все еще находится в очень неустойчивом политическом и экономическом равновесии. Начатые президентом территориально-политические реформы нужно в ускоренном порядке подкреплять экономикой. Федеральные округа способны в нынешних условиях стать реальным "инструментом" экономического возрождения и развития страны.
Об авторе. Юрий Константинович ШАФРАНИК с января 1993 года по август 1996 года занимал пост министра топлива и энергетики Российской Федерации. Лауреат Премии правительства Российской Федерации. Автор ряда книг по проблемам ТЭКа России. Председатель Совета по информации и сотрудничеству топливно-энергетического комплекса (СИСТЭК). Один из разработчиков современной структуры ТЭКа, новой энергетической политики. Настоящая статья написана специально для "Труда". Более подробно взгляды автора на ситуацию в российской энергетике и экономике в целом изложены в книге, которая только что вышла из печати.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников