10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТРОЕ В МАШИНЕ, НЕ СЧИТАЯ МЛАДЕНЦА. ЧУЖОГО

Алимамедова Лариса
Опубликовано 01:01 16 Августа 2001г.
Елена Мавроди, в отличие от своего супруга, знаменитого строителя мошеннических пирамид и любителя бабочек, крылатыми насекомыми, во всяком разе, не увлекается. Зато у нее неожиданно проявился интерес к чужим младенцам. Многие помнят скандальную историю с похищением из НИИ педиатрии новорожденного мальчика, в которой была замешана Мавроди и ее подруга Лейла Альхатиб. Возбужденное по этому факту уголовное дело было недавно прекращено Гагаринской межрайонной прокуратурой Москвы, о чем в печать просочилась лишь скупая информация без объяснений: что же произошло? И это, конечно, породило множество разноречивых слухов, недоуменных вопросов читателей: "А был ли мальчик?" И что в действительности стоит за этим скандальным происшествием? Мы решили получить информацию, что называется, из первых рук.

Скандал разразился весенним днем 28 марта. Сотрудники уголовного розыска столицы и Управления по делам организованной преступности получили сигнал о том, что на Ломоносовском проспекте из НИИ педиатрии "собираются похитить" (именно так) полуторамесячного младенца Тимофея Косова, находящегося здесь на лечении (он родился немного недоношенным). Оперативники сработали профессионально и успели вовремя: им удалось захватить выезжающий из ворот института автомобиль "ниссан" серебристого цвета. В салоне находились хозяйка автомобиля Елена Мавроди, ее близкая подруга - безработная Лейла Альхатиб и - врач-педиатр НИИ Ольга Ладода. Но самое главное - в машине действительно оказался полуторамесячный Тимофей Косов, которого на следующий день должны были забрать счастливые родители. Как и почему без их ведома врач разрешила посторонним людям не только взять его, но и вынести из помещения, - объяснить, согласитесь, трудно. Моя попытка услышать объяснение от самой Ольги Борисовны закончилась неудачей: едва узнав, о чем речь, она впала в истерику и наотрез отказалась от разговора:
- Нет, нет, - закричала она. - Все, что требовалось, я уже сказала следователям как свидетельница. И оставьте меня наконец в покое...
А через несколько дней я узнала, что Ольга Борисовна Ладода уже не работает в институте - ушла "по собственному желанию", как говорится, в неизвестном направлении, что тоже наводит на размышления...
У сотрудников Управления по делам организованной преступности, как и у их коллег из уголовного розыска, причастных к загадочной истории с похищением младенца, - свое отношение к ней. Вот как изложил его пресс-секретарь ЦРУБОПа Андрей Викторович ПАШКЕВИЧ:
- Подруга Мавроди Лейла Альхатиб имитировала беременность и последние месяцы подкладывала подушку. Поэтому решение украсть грудничка вполне вписывается в то, что происходило. Наши люди осуществили задержание и провели первоначальное расследование. У нас не было сомнений в том, что совершено похищение ребенка. Однако дальнейшее расследование, как и положено, перешло к прокуратуре, и она не нашла тут состава преступления. Нам здесь не все ясно, но миссия наша на этом закончилась. Чувство удовлетворения принесло то, что маленький Тимофей не пострадал, и мы со спокойной совестью могли сообщить родителям: "Приезжайте за ребенком - он в порядке и находится у нас". Родители малыша, конечно, были в шоке..."
Сегодня Тимочке Косову уже ничто не грозит - прелестный полугодовалый мальчуган дома, под неусыпным маминым и папиным попечительством. Что пришлось пережить его родителям, лучше не вспоминать: ведь он был для них особенно желанным - они ждали его несколько лет.
Инна Михайловна ШЕВЧЕНКО, сотрудник Главного управления уголовного розыска:
- Понять отчаяние родителей нетрудно, ведь у них долго не было детей. Наконец родился. И вдруг, за день до того, как они должны были забрать его уже совсем здоровенького, домой - шок: ребенка на месте нет. Украли? Убили? Тут что угодно в голову придет... В этой истории много загадочного. Ребенок, зачем-то взятый из медицинского учреждения чужими людьми, причастная к этому женщина, имитирующая беременность, - согласитесь, что из этих деталей, сложенных вместе, складывается определенная картина, позволяющая делать логические выводы. К тому же подозреваемые взяты с поличным - в машине с чужим младенцем и, что не менее загадочно, с находившимся тут же лечащим врачом ребенка. Как прикажете это толковать? Просто взяли на время чужого полуторамесячного грудничка, чтобы погулять с ним? Нелепо. Однако именно такую, примерно, версию выдвинули Елена Мавроди и ее лжебеременная подружка. Но следователи, как ни странно, ей поверили. Почему? Спросите у них.
Я спросила у человека, напрямую причастного к этому делу, - прокурора Гагаринской межрайонной прокуратуры Москвы Валерия Витальевича СПАСЕНЫХ:
- История эта в каком-то смысле неординарная, - сказал он. - Но, думаю, все дело тут в именах. Если бы фигурантом была не жена всем известного Мавроди, а гражданка Иванова, Петрова или Сидорова, никто, кроме причастных к делу, не обратил бы на него внимания и уж, конечно, оно не получило бы столь широкой огласки, не вызвало бы столь жгучего интереса и таких разноречивых слухов. Дело закрыто на законном основании - за отсутствием состава преступления, и правомерность этого подтверждена вышестоящей надзорной инстанцией - Московской городской прокуратурой. Следствие установило, что ни Елена Мавроди, ни ее подруга Лейла Альхатиб, ни врач-педиатр Ольга Ладода, проходившая по делу свидетелем, не имели намерения похитить ребенка.
- Но чем же можно объяснить тот факт, что они были взяты "с поличным" - с чужим ребенком на руках, в машине, готовой рвануть с места? - спросила я.
- Они объяснили это желанием Лейлы Альхатиб, долгое время имитировавшей беременность, показать якобы родившегося у нее ребенка человеку, ради которого она это сделала. А затем собирались вернуть младенца туда, откуда взяли. Гарантом этого как раз и являлось участие и присутствие в машине лечащего врача ребенка, за которого она, как вы понимаете, была лично ответственна. Иначе для чего бы ей было "светиться"? Ведь в случае похищения младенца, если бы таковое планировалось, спрос был бы именно с нее. Следствие сочло это достаточно убедительным доводом...
...А вот рядовых граждан, этот довод не очень убеждает. В первую очередь потому, что маловато логики и здравого смысла. Допустим, что все так и было: взяли ребеночка "напрокат", чтобы предъявить "папе". Ну, показала женщина малыша своему возлюбленному, и он поверил, что она родила, хотя это нелепо и глупо. Но дальше-то что? Ради чего это было бы сделано? Для одноразового показа? Ведь если "фигуранты" собирались "положить ребенка на место", то как Лейла потом объяснила бы "папе" отсутствие малыша? Представление было задумано, чтобы заполучить желанного "папочку", а если нет в наличии ребенка, то к чему все это?
Однако Елена Мавроди и ее изобретательная подружка каким-то образом заставили опытных следователей поверить в эту маловразумительную версию, и дело прекращено, как уже было сказано, за отсутствием в действиях подозреваемых состава преступления.
Следователям, конечно, виднее, однако, хочешь - не хочешь, сама собой рождается иная версия, и ничто не мешает мне изложить ее.
38-летняя Лейла Альхатиб, желавшая покрепче привязать к себе возлюбленного, но не сумевшая по какой-то причине сама произвести на свет собственное дитя, обратилась за помощью к своей закадычной подружке - "всемогущей" Елене Мавроди. Мы не знаем, в чьей голове возникла идея "присвоить" (на время или насовсем) ребенка из лечебницы. Но вот неоспоримый факт - в дело привлекли хорошую знакомую госпожи Мавроди - детского врача из НИИ педиатрии, у которой как раз оказался на попечении ребеночек с нужным цветом волос и глаз. И увезти малыша из НИИ помешали лишь бдительность оперативных работников...
Версия эта, как нам представляется, во всяком случае логичнее той, что убедила правоохранителей. Разумеется, мы можем лишь предполагать, как было на самом деле. Кстати, в большой степени из-за того, что дело это почему-то всячески замалчивается. Есть ли тут состав уголовного преступления, нет ли - судить, опять же, не нам, хотя такой финал скандальной истории не может не вызывать недоуменных вопросов. Впрочем, даже если по букве Закона и в самом деле в действиях Елены Мавроди и ее подружки не было преступного умысла, то все равно история эта дурно пахнет и уж никак не сочетается с нравственными нормами. Случившееся можно тогда объяснить лишь одним: привычкой госпожи Мавроди к вседозволенности, уверенностью, что ей можно то, чего нельзя другим, что ей все сойдет с рук.
Итак, дело закрыто, "фигуранты" отпущены на все четыре стороны. Вот только тревожит мысль: а если бы чужого ребенка умыкнула из больницы не госпожа Мавроди, а менее известная (и менее богатая) любительница приключений, - поверили бы дотошные следователи прокуратуры в невинность ее помыслов?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников