08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СКАФАНДР ОТ ГЛЮКОВ НЕ СПАСАЕТ

Лескова Наталия
Опубликовано 01:01 16 Августа 2001г.
Год назад космонавт Сергей Кричевский рассказал в "Труде" об удивительных, порой пугающих видениях космонавтов на орбите: во сне и наяву они видят доисторических драконов, фантастических чудовищ... По словам Кричевского, перед полетом в космос очередного "новичка" предупреждают об этих "странностях". Однако прямо и открыто рассказать в прессе или на пресс-конференции о своих необычных ощущениях вне Земли, ни один из космонавтов не решался. И только сейчас, похоже, завеса таинственности несколько приоткрывается.

Александр СЕРЕБРОВ, летчик-космонавт:
- В космос я летал четырежды. Перед одним из полетов я встречался со школьниками, и одна девочка спросила: как ведет себя магнитная стрелка внутри корабля и вне его? Сначала я подумал, что вопрос детский: конечно же, стрелка везде ведет себя одинаково. Но потом задумался и решил взять с собой компас. Проверяя действие магнитного поля в разных частях корабля и вне его, заметил: стрелка и впрямь ведет себя как-то странно.
Однажды я случайно уронил магнит. И он тоже повел себя "неадекватно": вместо того, чтобы начать вращаться, как все предметы в состоянии невесомости, магнит стал колебаться. Значит, внутри станции существует большое магнитное поле. И это неудивительно: станция снабжается постоянным электрическим током в 28,5 вольт. В зависимости от положения станции по отношению к Солнцу ток меняет свое направление: магнит в тени притягивает предметы, на Солнце - отскакивает от них.
Вернувшись из полета, я доложил о своих наблюдениях. Но в Институте медико-биологических проблем это никого не заинтересовало. В 1993 году я летал в четвертый раз и добился того, чтобы у нас на борту был установлен прибор, с помощью которого я измерил магнитное поле в разных частях корабля. Оказалось, что оно крайне неоднородно. Оно меняется по 16 раз в сутки. И самой большой аномалией оказалась командирская каюта, находящаяся по левому борту корабля (командиром был мой хороший друг Василий Циблиев): на расстоянии всего лишь метра магнитное поле изменялось там во много-много раз!
Дело в том, что силовые кабели проходили как раз по левому борту, прямо над головой Циблиева. Он вел себя во сне очень странно, беспокойно. Метался, скрипел зубами, что-то кричал, задирал ноги под потолок. Но стоило ему перевернуться головой к полу, а ногами к проводам, как сон становился спокойнее. В других частях корабля он тоже чувствовал себя нормально. Я встревожился, спросил Василия, в чем дело. Оказывается, ему снились совершенно потрясающие, феерические, непередаваемые сны. Пересказать их он вообще не мог. Твердил только, что ничего подобного в жизни не видел. Уже потом, вернувшись из полета, я разговаривал об этом явлении с академиком Гуляевым, и он подтвердил мои соображения: человек может жить в магнитном поле любой напряженности, но лишь в том случае, если оно однородное. А пребывание в градинентном поле, где напряженность все время колеблется, может иметь опасные последствия.
Позже я померил и другие физические поля, с которыми приходится сталкиваться космонавтам во время полета. Все они сказываются на самочувствии космонавта. В третьем полете, засыпая, я видел внезапные ярчайшие вспышки, от которых постоянно просыпался. Потом привык. Эти вспышки, называемые фосфенами, - результат пролета тяжелых космических частиц, они-то и вызывают ослепительно яркий зрительный образ. Что при этом происходит с нейронами мозга - не понятно. Врачи не делают даже электроэнцефалограмм космонавтов во время полета.
Вопросами санитарных норм пребывания на станции, обеспечением безопасности космонавтов вообще никто не занимается. Мы подвергаемся бомбардировке тяжелых частиц и воздействию разнообразных излучений, особенно во время сильных "дождей". У нас с Манаровым больные носоглотки из-за отравления кислородом, у меня почти пропал голос. Дело даже не в том, что мы гробим в космосе свое здоровье. Дело в том, что там, в глубинах Вселенной, с людьми происходит неизвестно что. Изучением этих явлений никто не занимается. Готовя российский сегмент Международной космической станции, медики по-прежнему делают вид, что человека можно ко всему подготовить на Земле. На самом деле это абсолютно не так.
Валерий БУРДАКОВ, доктор технических наук, профессор, действительный член Российской инженерной академии:
- Более 30 лет я проработал на головном космическом предприятии страны РКК "Энергия", руководил отделом, который занимался проектировкой отечественного многоразового космического комплекса "Буран". По роду службы общался с очень многими космонавтами. Соловьев, Лебедев и Береговой говорили об "искорках", неоднократно виденных ими во время полета. В своей книге о полетах в космос Лебедев пишет о "вспышках в глазах взрывающихся молний, шариков или штришков, которые на "Союзе-13" даже ослепляли". В космических лучах есть высокоэнергетические тяжелые частицы, для которых оболочка космической станции или корабля никакой преграды не представляет. Они пробивают все на своем пути. В Институте мозга РАМН, которым руководит академик Н.П. Бехтерева, изучено, что в нашей "мыслительной коробке" есть разные участки, или центры: один отвечает за эмоцию радости, другой - гнева... Возможно, воздействуя на мозг, эти частицы как бы высвечивают у человека зрительные образы.
Российские космонавты поставлены в условия, при которых просто вынуждены скрывать большую часть известной им информации о неизученных состояниях на орбите. Рассказывать о таких явлениях - значит поставить крест на своей карьере, испортить репутацию, а то и загреметь в "психушку".
Вадим ПИМЕНОВ, доктор физико-математических наук, профессор МГУ, академик РАЕН:
- Так называемые "состояния измененного сознания" у космонавтов нельзя объяснить только влиянием электромагнитных полей или воздействием на мозг космонавта неких излучений, идущих из глубин Вселенной. При наземных испытаниях в барокамере космонавты тоже нередко испытывают подобные состояния, причем специалисты из российского Центра подготовки космонавтов не относят такие явления к патологии.
Дело в том, что в барокамере создаются условия, где основные типы физических взаимодействий - гравитационный и электромагнитный - сведены к минимуму. Видимо, мы имеем дело с иным, пока малоизученным типом физических взаимодействий - торсионными полями (от английского "torsion" - кручение). Попадая в космос, люди сталкиваются с иными, нежели на Земле, условиями физических взаимодействий, где торсионные эффекты резко активизируются. Там их может ощутить каждый космонавт.
Это предположение подтверждается исследованиями Института теоретической и прикладной физики РАЕН под руководством академика Анатолия Акимова. Таинственные видения космонавтов, неожиданные смены настроения, неадекватные на первый взгляд поступки - все это, на мой взгляд, следствие воздействия этих малоизученных полей. Конечно, пока это лишь гипотеза.
Марк БЕЛАКОВСКИЙ, ведущий специалист Института медико-биологических проблем РАМН:
- То, что космонавты на орбите видят некие яркие вспышки, озарения, медикам давно известно. Это связано с пролетом тяжелых частиц, различными космическими излучениями. Безусловно, явление необходимо и дальше серьезно изучать: ведь космос полон загадок, каждая из которых может таить опасность. Но о каких-то кошмарах, галлюцинациях на орбите мне лично ни разу слышать не приходилось. Заместитель директора нашего института космонавт Валерий Поляков, врач по специальности, установил рекорд по длительности пребывания на орбите. Но и он ни о каких странных видениях или неадекватных ощущениях не рассказывал...
Мы выслушали разных людей, у каждого из которых есть свое мнение о том, что может чувствовать космонавт вне Земли. Как бы ни расходились эти мнения, очевидно, что мы имеем дело с малоизученной проблемой. Человек вовсе не завоеватель Вселенной, а лишь гость, который должен знать и соблюдать законы, царящие в окружающем его сложном, полном тайн и опасностей мире. Только в этом случае у него есть шанс выжить и двигаться дальше, в глубины необъятного Космоса...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников