05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТАРИФ НА ЧАС

Петрухина Ольга
Опубликовано 01:01 16 Августа 2003г.

- Николай Петрович, еще в 60-е годы Совет Европы принял так называемую Европейскую социальную

- Николай Петрович, еще в 60-е годы Совет Европы принял так называемую Европейскую социальную хартию, в которой были прописаны права трудящихся, а также обязанности государства по реализации этих прав. Последнюю редакцию этой хартии подписали более 40 государств. Есть там и подпись России. Недавно один из лидеров Народной партии Валерий Гальченко упрекнул наше правительство в том, что оно уже три года не вносит эту хартию на ратификацию в Госдуму. Гальченко считает, что принятие хартии заставит кабинет привести в соответствие с ней размеры зарплат и пенсий, резко повысить уровень социальной защиты. При этом сам он признает, что "европейские стандарты нам сегодня не по силам". Что вы как директор Института Европы думаете об этом?
- Я бы начал с того, что после второй мировой войны европейские страны, кто быстрей, кто медленней, начали строить социальное государство. Принцип социального государства, если до предела упростить, такой: рыночной экономике - да, рыночному обществу - нет. То есть к автоматическим механизмам рынка добавляется корректировка со стороны государства в сферах, где рынок не срабатывает. Сюда входят все формы социальной защиты человека вне прямой зависимости от его доходов: пенсионное и медицинское обеспечение, право на образование, коммунальная сфера услуг. Эту же цель себе ставит Европейский союз. Ставим и мы как часть Европы, несмотря на все наше своеобразие, связанное с огромными пространствами и трагической историей. И нам надо добиваться построения эффективной рыночной экономики, правового государства, высокоорганизованного гражданского общества, высокого уровня дохода и социальной защищенности. В этом нам до Европы идти достаточно долго, хотя все эти цели достижимы.
Для нас проблема осложняется тем (тут я господина Гальченко хорошо понимаю), что начиная с 1917 года уже четвертое поколение живет на рабском, нищенском уровне заработка. У нас много говорят, что занижена цена на газ, на электричество, на железную дорогу. Но меня очень огорчает, что никто не ставит вопрос о том, что самая основная ценовая деформация в нашей экономике - продолжающаяся четыре поколения невероятная заниженность цены труда. Во всем цивилизованном мире зарплата занимает около 70% дохода страны. А у нас она не выше 30%. Я не знаю, какая доля ВВП уходит на чиновников, какая - на армию и какая - на Багамские острова, но значительная ее часть должна быть в кармане у рабочего. Поэтому когда говорят, что на зарплату денег нет, я отвечаю: возьмите в тумбочке. Деньги есть, надо просто нагнуться и взять их.
Про нефтяную ренту говорят все. Но ведь есть еще одна "рента", на которой Россия стояла десятилетиями и столетиями, вплоть до Лигачевской антиалкогольной кампании. После нее водочный доход чуть не весь ушел в частный карман, да и сейчас половина водки "паленая", она не облагается никаким налогом. А ведь это огромные средства, за счет которых можно бы уже сейчас повысить зарплаты и пенсии.
Вернусь к Европейской социальной хартии. Думаю, наши законодатели вполне могли бы ее ратифицировать. Это не значит, что через год мы все в ней записанное выполним. Мы выполним это, может, через поколение. Но уже сегодня можно объявить на весь мир: наша цель - социальное государство.
- Тот же Валерий Гальченко полагает, что планирование жизни по минимальной потребительской корзине навязывает обществу философию нищеты. Наверное, это плохо. И все-таки, может быть, разумнее не строить воздушные замки, а, как говорится, по одежке протягивать ножки?
- В принципе "корзина" нужна статистикам, большинство россиян понятия не имеет, что в нее входит. Но вот что понятно каждому и касается каждого наемного работника - это минимальная почасовая оплата труда. Я бы предложил оперировать именно этой цифрой, хотя от нее яростно отбиваются и государственные, и частные структуры. В Америке она сейчас на уровне шести долларов, и попробуй заплати меньше шести - тебя начнут преследовать по суду. А у нас часовой минимум меньше доллара. Наиболее продвинутые люди требуют хотя бы два доллара в час установить как государственный минимум, чтобы ни один директор завода не имел права платить меньше, иначе попадет под суд. Мы в тисках объективных противоречий, здесь необходимо чувство меры, нужно действовать в рамках возможностей. В теории я согласен, что за квартиру следует платить полностью, что платные образование и лечение качественней. Но тогда и зарплата должна позволять оплачивать хотя бы приемлемый уровень жизни. Кстати, в той же Америке высшее образование и наука на три четверти оплачиваются либо из государственных, либо из многочисленных благотворительных фондов. И у нас надо поставить дело так, чтобы каждый талантливый школьник мог рассчитывать на высшее образование.
У развитых стран тоже свои проблемы, и немалые. Европейская модель качается: то больше либерализма, то больше социализма. При либерализме повышается жизненный уровень, но обостряются социальные проблемы. При социализме возрастает социальная защищенность, но падает жизненный стандарт. Во Франции сейчас пытаются ужесточить пенсионную систему, мол, скоро одни старики будут, работающим придется слишком много платить в пенсионные фонды, но все эти колебания идут вокруг вполне пристойного уровня. Вот самая яркая в моей западной жизни картинка. Я год проработал в Швеции, занимался исследовательской работой. Швеция, как известно, капиталистическое государство, но уровень социальной защиты там такой, к которому мы при нашем "реальном социализме" никогда и близко не подходили. И вот я стою на углу центральной улицы, этот угол огибает такси. Рядом со мной стоит типичная шведская старуха: прямая, как палка, седая, угрюмая, с костылем. Поднимает костыль - такси не останавливается. Она как шарахнет по крыше такси! В чем дело? Оказывается, такси в Швеции бесплатное для инвалидов. А этот сукин сын либо не заметил, либо не остановился! Может, эту старуху потом потащили в участок, но какая уверенность в своих правах!
Достойная почасовая оплата заставляет человека дорожить и работой, и своей трудовой репутацией. Когда говорят, что мы все пьянь, рвань и лодыри - это вранье. Сколько я наблюдал наших соотечественников в Америке, даже в Японии - прекрасные работники! Как только все по-человечески, даже пьют в меру и жен не бьют. Нормальные люди! Вот только держали их в рабстве семьдесят лет. Я согласен с вашей постановкой вопроса: не надо никаких жар-птиц в небе, обещаний мы за семьдесят лет наслушались, и никто им сегодня не поверит. Но какую-то истину господин Гальченко почувствовал: нельзя приучать народ к мысли о неизбежности нищеты. Однако оспаривать само понятие прожиточного минимума я бы не стал. Оно во всем мире в том или ином варианте имеется. И подвергать сомнению, мне кажется, надо не сам инструмент, а его содержание.
- Сегодня очень остро стоит вопрос о собственности. Обычно думают, что он касается только так называемых олигархов, дерущихся за перспективные предприятия. Но вот вам конкретный пример. В одном из сибирских регионов вблизи большого озера, вокруг которого находятся дачные поселки, начато строительство завода, способного отравить всю окружающую природу. Строить завод разрешила местная администрация. У нас до сих пор нет четкого разграничения, что принадлежит частному собственнику, что всем жителям муниципального образования, а что является собственностью федеральной. Мало того, нет четкого взгляда на эту проблему. Либералы считают, что ее решит только цивилизованный оборот земли, коммунисты отстаивают право чиновника, как и прежде, распоряжаться всем достоянием страны, Народная партия ратует за понятие "общественная собственность" и считает, что вопросы, затрагивающие интересы всего населения поселка или района, должны решаться на местных референдумах. Какова ваша точка зрения на этот вопрос?
- Проблему собственности не удавалось решить не только за годы, а за столетия. Одно из преступлений большевиков - национализация земли, превращение ее в собственность государственных чиновников. Хорошо известно, к чему привела ликвидация крестьянства в 29-м и 30-х годах. Я рад, что закон об обороте земли принят, но пока это - фактически декларация, а реального процесса хватит, боюсь, на пару поколений. В принципе вопрос ставится правильно. Должна быть федеральная собственность - скажем, тайга или Байкал. Должна быть собственность субъекта Федерации. Собственность муниципалитета - скажем, улица, сквер или трамвайные пути. Лес возле озера, о котором идет речь, может быть либо федеральный, либо областной, либо муниципальный.
Кстати, в Москве эта проблема еще острей, чем в Сибири. Сплошь и рядом прямо во дворах, на месте детских садиков и спортивных площадок строятся "точечные" офисные башни. Если бы двор принадлежал жителям квартала, они не позволили бы обездолить детей. А "народной" землей можно торговать направо и налево. И - торгуют.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников