11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДЕСЯТЬ "НЕГРИТЯТ" ДЛЯ БЕСТСЕЛЛЕРА

Зайцев Михаил
Статья «ДЕСЯТЬ "НЕГРИТЯТ" ДЛЯ БЕСТСЕЛЛЕРА»
из номера 149 за 16 Августа 2006г.
Опубликовано 01:01 16 Августа 2006г.
Россия продолжает оставаться одной из самых читающих стран мира. И книжный рынок у нас - это большой и прибыльный бизнес. Новые романы выходят в свет чуть ли не каждый день, а популярные авторы за пару лет набирают такую библиографию, что не снилась даже сверхплодовитому писателю советских времен Валентину Пикулю. Увы, но чтением подавляющее большинство таких творений назвать сложно. Чтиво! Да и имена авторов на современных обложках превратились, по сути, в такие же торговые марки, как телевизоры "Панасоник" или пиво "Балтика".

С Сергеем Дмитриевым, главным редактором издательства "Вече", нас свел один общий знакомый. "Поговори с ним, он тебе многое о секретах литературной поденщины может рассказать!" - предварил приятель нашу встречу. И вот мы, созвонившись, договорились вместе попить кофе и побеседовать о том, как рождаются популярные романы и как умудряются известные писатели штамповать их десятками.
- А секрета здесь никакого и нет, - сразу же пошел срывать пелену наивности с моих глаз Сергей. - На одно раскрученное имя работают порой от трех до пяти авторов. Бывает и больше, в зависимости от объема заказанной издательством книги и оговоренных сроков ее публикации. Называют подобных ремесленников по-разному: литературные рабы, негры, невидимки. Имена этих работников, разумеется, массовому читателю неизвестны.
- Вот вы - издатель со стажем, член Союза писателей. Скажите, можно ли писать романы десятками за год?
- В принципе нереально - физически невозможно. Один авторский лист - это 40 тысяч знаков. Обыкновенно в среднестатистическом романе насчитывается 15 и более авторских листов. Если не относиться к ассортименту на книжных развалах критически, то можно представить, что популярный автор день за днем работает со скоростью очень неплохой машинистки. Та, набирая текст, успевает сделать по клавиатуре компьютера до 300 ударов в минуту. Но ведь сочинительство - это творческий процесс, а не запись под диктовку. Да и стенографистке хотя бы иногда тоже нужен отдых.
- Отдает этаким шарлатанством. Ты рассчитываешь прочитать произведение понравившегося автора, а получаешь под его "обложкой" текст, написанный вообще непонятно кем?
- Литературное рабство не миф, а реальность, востребованная, к сожалению, вкусами нынешней массовой аудитории. Прочитав книгу, человек, если она ему понравилась, тут же желает взяться за продолжение. Не многие готовы ждать, когда еще писатель со своими творческими муками до него самостоятельно созреет. Хочется получить "здесь и сейчас". И читатель это получает. Хотя, я уверен, что некоторые авторы пишут свои произведения все-таки самостоятельно. Пример тому - Александра Маринина, к которой я отношусь с большим уважением. Первые книги она выпустила в том числе и у нас. За десять лет издала их всего 15 или 16. Над своим последним романом она работала около года. Разве это сопоставимо с конвейером Дарьи Донцовой или Фридриха Незнанского? Впрочем, утверждать, что литературное рабство - это однозначно плохо, я бы тоже не стал. Смотря, как к этому относиться. Вот на Западе труд таких писателей не считается чем-то зазорным. Это в конечном итоге работа, за которую неплохо платят.
- Откуда же берутся литературные невольники?
- "Сторонние" писатели, как правило, приглашаются в проект, который от начала до конца придуман издательством. Создаeтся некий псевдоним и под ним печатаются несколько авторов. То есть человека, фамилия которого указана на обложке, на самом деле не существует. Иная ситуация, когда до поры неизвестный автор умудряется создать коммерческий шедевр, и его произведение становится бестселлером. Читательские массы требуют быстрого продолжения истории о полюбившихся героях, но сам автор писать больше не хочет или так оперативно это делать просто не способен. Тогда издатель и принимает решение: автор создает общую канву - краткое содержание, а непосредственно писать будут другие люди. Успешный писатель оказывается заложником своей популярности у читателей, а его имя берется как бы напрокат.
- Вы думаете, что литературные поденщики и создаваемый ими ширпотреб - это и есть будущее нашей литературы?
- Я на самом деле оптимист и считаю, что общество переболеет бульварщиной так же, как переболело 15-20 лет назад зарубежными детективами. Как правило, качество труда литературных рабов оставляет желать лучшего: шаблонность сюжета, "картонные" персонажи, непрописанные характеры. Поэтому наши читатели потихоньку выздоравливают: тиражи литературной халтуры падают. Люди вновь открывают для себя Булгакова, Есенина, Достоевского, Толстого. Поверьте, у нас в стране есть масса талантливых прозаиков, поэтов. Они только ждут своего часа.
ДОРОЖКИ В ЛИТЕРАТУРНОЕ РАБСТВО
Людмила (фамилию по ее просьбе мы не публикуем. - Авт.) - одна из нынешних сотрудниц столичного Литинститута имени Максима Горького, не так давно и сама трудилась на "бульварной плантации". По просьбе "Труда" она рассказала о том, как издательства рекрутируют на такую поденщину.
ОБЪЯВЛЕНИЯ В ИНТЕРНЕТЕ
Литературные сайты и порталы для поиска работы изобилуют объявлениями: "Требуется литературный помощник или редактор" или "Ищу работу копирайтера, спичрайтера". Чаще всего, подобные предложения означают активный поиск кандидатов в литрабы. Ставка делается на молодых ребят, особенно из провинции. Работают с ними в "удаленном" режиме, списываясь в интернете и получая через электронную почту подготовленные куски текста на заданную тему.
ВЕРБОВКА ЧЕРЕЗ ВУЗ
На филфаках в столичных университетах периодически проходят всевозможные конкурсы на лучшую студенческую работу, задача которых выявить будущих талантливых журналистов и литераторов. Подобные мероприятия становятся смотринами потенциальных "писателей". Часто на досках расписания занятий появляются объявления, в которых предлагается "интересное творчество по созданию социальной прозы" с гарантированным вознаграждением.
ВОРОВСТВО РУКОПИСЕЙ
Начинающие авторы часто отправляют свои произведения в издательства с надеждой, что их заметят. Рукописи им, как правило, не возвращают. Зато через некоторое время на книжных развалах появляется новый роман под фамилией известного писателя. В этом случае начальный текст, как правило, слегка перерабатывается, но сюжетная линия в целом соответствует исходному материалу. Защитить свои авторские права в суде в таком случае весьма сложно.
СВАТОВСТВО "ПО ЗНАКОМСТВУ"
Очень известным авторам литературного ширпотреба требуются и бригады "литературных негров" высокого полета.Порой, ну никак не может пробиться писатель на Парнас, хотя пишет неплохо и быстро. Тут и появляются "купцы" от литературы.
Главный аргумент - финансовые условия. Предлагают выбор: опубликовать роман под собственной фамилией - расценки одни, выпустить его же, но под именем раскрученного автора - заплатят в два-три раза больше.
КСТАТИ
Сколько стоит писать "за дядю"?
Для студентов и новичков существуют свои расценки и нормы выработки. Если 20 авторских листов текста предлагают подготовить, к примеру, квартету писателей, то стоимость каждого листа может составить в среднем до 100 долларов. Приличным заказом считается, когда произведение поручают написать одному литрабу. Особенно заслуженные "негры" зарабатывают по 4-5 тысяч долларов за те же самые 20 авторских листов романа.
СПРАВКА "ТРУДА"
Книга Леонида Ильича Брежнева "Малая земля" - один из самых известных опытов привлечения литературных рабов во времена СССР. В 1980 году тогдашний генсек ЦК КПСС получил за нее Ленинскую премию, а имена реальных авторов долгое время так и оставались неизвестными. Лишь гораздо позже выяснилось, что за вождя книгу создавал коллектив советских писателей и журналистов во главе с Анатолием Аграновским и Александром Чаковским. Контролировал процесс лично на тот момент руководитель ТАСС Леонид Замятин.
Впрочем, опыт привлечения поденщиков существовал еще задолго до этого. Так, еще отец и сын Александры Дюма не стеснялись ставить свое имя под творения талантливых "подмастерьев". Мировой же рекорд "плодовитости" пока принадлежит американке Барбаре Картленд, которая опубликовала свыше 800 романов.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников