05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕНАВИСТЬ КОНДОПОГИ

ИЗ ОГНЯ В ЛАГЕРЯ
Из окон квартиры Раи Магомадовой виден домик из горелого кирпича. Ее

ИЗ ОГНЯ В ЛАГЕРЯ
Из окон квартиры Раи Магомадовой виден домик из горелого кирпича. Ее будущий магазин подожгли за три недели до открытия.
- Выгорел в ночь на 1 сентября, - говорит Рая. - Виноватых не нашли. О компенсации и речи нет. Я разорилась.
За неделю после драки с поножовщиной в "Чайке" весь чеченский бизнес выжгли дотла. Горели магазины и палатки, машины и гаражи - их хозяевам мстили за погибших русских. Потому что все чеченцы Кондопоги друг другу родня. Из шестерых обвиняемых по этому делу пятеро - родственники Магомадовых.
- Мы сюда переезжали постепенно - девять семей, - рассказывает брат Раи, Хамзат. - Начинали с нуля. Никаких ссуд, помощи беженцам. Мы друг друга сами поддерживали, занимались бизнесом, годами работали, чтобы купить тут жилье.
Трехкомнатная квартира с мягкой мебелью и новейшей бытовой техникой - злые (русские) языки говорят, что куплена на деньги от грязного бизнеса. Но Рая Магомадова считает это честно заработанной компенсацией разрушенного дома в предгорном ауле.
- Я его своими руками строила. А за одну бомбежку он превратился в руины, - рассказывает она. - И я приехала сюда одной из первых, еще в 1993-м году. Местный рынок начинали вместе с сестрами, ведь торговля у нас в крови. И никакого криминала тут нет. Но за 15 то лет можно на квартиру заработать?!
После погромов треть чеченцев уехала из города. В Кондопоге осталось -несколько семей. В соседней Березовке - еще меньше, они кондопожским не родня, но пламя ненависти добралось и до них. Лесопилка Асвата Муртазаева горела дважды.
- До меня цех 11 лет стоял. Я его отремонтировал. Делал мебель на всю округу, - после 20 лет в России Асват называет себя Алексеем. - А 3 сентября ночью хулиганы сожгли полцеха.
На утро Алексей вместе с русскими работниками стали восстанавливать производство. Месяц спустя цех снова превратили в пепелище.
- Выбрали 5 октября, у нас месяц рамадан был, и все мужчины ушли на молитву, - говорит Алексей. - В милиции потом сказали, что это самовозгорание. Да менты оба раза тут недалеко стояли. Дежурили - и ухом не повели. У них такая установка: сказали, мол, пожгут вас и успокоятся.
На лесопилке сегодня и вправду спокойно. Производство почти остановилось. Денег, чтобы запустить его, нет. Ущерб в полтора миллиона Алексею-Асвату не возместили. Зато родственники в Чечне собрали для него в два раза больше. На возрождение из пепла N2 уже не хватает моральных мощностей.
- Меня тут ни за что жгут, а я им буду каждый раз строить?! - возмущается Муртазаев. - Пусть на эти деньги в Чечне строят, раз русским не надо. Я на свою мебель давал людям гарантию год. Этот срок отработаю, потом закроюсь.
А вот бизнесвумен Рая Магомадова вопреки всему не планирует бросать дела.
- У меня четыре точки было. Теперь одна, но я все равно торгую, - говорит она. - Все мои знакомые покупатели вернулись. Как-то пришел один парень с родителями, джинсы ему продала. А потом мне сказали, это один из тех, кто "Чайку" громил. И многие из них приходят. И спасибо говорят, и извиняются некоторые. Другие спрашивают, почему мы не уехали или в резервации своей не остались.
Год назад чеченцев вывезли в бывший пионерлагерь. В той резервации у Хамзата Магомадова родился сын.
- Жену увезли в роддом, а мы там пробыли месяц, - рассказывает Хамзат. - Условия нормальные, кормили хорошо, но и в золотой клетке жить трудно. Мы были оторваны от мира, в лесу, почти в 20 километрах от города. "Скорая помощь" физически не могла приехать раньше, чем через два часа. А у моей мамы там случилось два инсульта. Через полтора месяца после этих событий она умерла.
НОЖИ В СПИНУ
А вот сын Зинаиды Усиной скончался сразу после кровавой разборки в "Чайке". Портрет 32-летнего Сергея с траурной ленточкой стоит на видном месте, у телевизора. На снимок часто поглядывает его живая копия - 9-летний Максимка. В его комнате другое фото, где папа жмет руку настоящему Майку Тайсону.
- Сережа боксом с детства занимался, - рассказывает Зинаида Павловна. - Незадолго до смерти успел свозить сынишку в Одессу. Туда как раз Тайсон приезжал. Вот Сергей заодно и свою мечту осуществил: познакомился с кумиром, фотографий наделал.
Как и его кумир, Сергей в трудных ситуациях рассчитывал только на свои кулаки. Оружия с собой никогда не носил. Но в ночь на 1 сентября он скончался в больничном лифте от ножевых ран.
- Это он всегда дрался честно, а с ним боялись встречаться лицом к лицу, - плачет Зинаида Усина. - Поэтому убивали его со спины. И в гробу он лежал без царапины на лице. Это Гриша был весь изуродованный.
Григорий Слезов умер прямо у порога "Чайки" после девяти ударов ножом. Перед гибелью он успел отметить с друзьями переезд на новую квартиру. Там собирались жить всей семьей.
- В июне мы только оформили кредит на эту квартиру, Гриша тут сам ремонт делал, - говорит его мама Маргарита Слезова. - Они с ребятами вещи перевезли и пошли отметить в "Чайку".
Маргарита Павловна все время срывается в слезы. В ее гостиной теперь целый иконостас любимого сына - фотографии за недолгие 27 лет. Есть тут и новые снимки - сына, которого Григорий не успел увидеть.
- Он так возмужал, когда узнал о ребенке, - плачет Маргарита Павловна. - А для меня внук Сашенька теперь единственное утешение. Я завидую чеченским матерям - с их стороны все остались живы. Я понимаю, их дети две войны пережили, они на нас злые. Но я в Чечню никого не посылала и людей не делила по национальностям - у самой папа грузин. Но они свою войну принесли к нам.
ПЛАТА ЗА МОЛЧАНИЕ
Кто на самом деле начал войну, пока не выяснил даже суд. До смертельной потасовки, в "Чайке" той ночью произошло еще несколько драк, спровоцированных русскими. Некие Плиев и Мозгалев считались членами местной криминальной группировки, имели судимости, их вина и в этом деле уже доказана. Именно они первыми до потери сознания избили азербайджанцев - бармена и охранника кафе. А заодно и одного из отдыхающих чеченцев.
- Наши ребята там просто попали под замес, - считает Хамзат Магомадов. - Группировка примерно из 200 человек первая начала драку. Чеченских ребят было всего трое, и они сначала ушли оттуда. Потом вернулись, чтобы просто поговорить. Если бы они хотели драться, собрали бы силы. Но они пришли вшестером, без оружия. И тут в одного из них сзади полетела бутылка.
Звон стекла стал сигналом к началу побоища. Чеченцы просто защищались, а двое русских случайно погибли в потасовке. Но у их осиротевших матерей версия событий совсем другая.
- Чеченцы вернулись туда вооруженные до зубов, чтобы целенаправленно убивать, - утверждает Маргарита Слезова. - И после драки они бежали за людьми и добивали ножами.
Чеченская сторона настаивает на самообороне. Русская говорит о натуральной резне.
Истинную канву событий определит суд. Но их причины и следствия, по мнению обеих сторон, выходят за рамки судебного разбирательства.
- Наши ребята вернулись поговорить, потому что знали: наутро после этой драки русские пойдут громить рынок, - говорит Хамзат. - Такое уже было в 2003 году. Но после той стычки власти сразу усадили конфликтующих за стол переговоров и проблему уладили. В этот раз людей никто не стал успокаивать. Власти бездействовали.
По большому счету и пострадавшие матери больше винят в трагедии не подсудимых чеченцев, а стоящих над этим судом.
- Когда у меня брали заявление, я спросила, могу ли подать иск на власти, - говорит Маргарита Слезова. - Ни до, ни после они не сделали ничего, чтобы избежать конфликта. Город встал против чеченцев, потому что за ними тянулся большой хвост. Они себя по-хамски вели, и никто не мог их вовремя осадить. Да и в этой "Чайке", где ночь напролет продавали паленую водку подросткам, драки случались чуть не каждый день. Была куча жалоб, но никто ведь не реагировал.
Даже после той знаковой потасовки власти молчали двое суток. Первыми заговорили приезжие активисты Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ). Они расклеили по всему городу воинственные листовки и собрали митинг на городской площади, откуда толпа и отправилась на погромы.
- Милиции будто не было в те дни, - говорит Маргарита Слезова. - Во время драки у "Чайки" стояла патрульная машина. Один выстрел в воздух - и все бы прекратилось. Но они даже не вышли из машины. Девочки из "скорой помощи" просили помочь отвезти раненых. Но менты даже не открыли двери - не захотели пачкать сиденья.
Пару дней спустя сотрудники милиции не захотели остановить поджигателей злополучной "Чайки" - просто смотрели на огонь.
- Это они с непривычки. Инцидентов ведь таких раньше не было, - новый глава местной администрации Валерий Бессонов сменил предшественника сразу после трагедии.
За ту "робость" правоохранители, включая экс-начальника местного РОВД, сейчас под судом. Новое руководство и сотрудники отделения народ вроде устраивают. Свежая власть тоже устраняет ошибки стухшей. Годовщину трагедии попытаются заглушить праздником. Открытием нового сельхозрынка и воскрешенной "Чайки", которая из вертепа превратится в молодежно-досуговый центр.
- Там будет детское кафе, зал для дискотек, творческих вечеров, - рассказывает Валерий Бессонов. - Надстроили третий этаж, где откроем большой конференц-зал. Выделим места и для общественных этнических организаций. А в день открытия проведем фестиваль национальных культур.
Идея интересная. Но вряд ли те же чеченцы и русские смогут слиться в едином празднике, если за целый год они так и не смогли нормально поговорить друг с другом. Рая Магомадова и Маргарита Слезова до трагедии были приятельницами. Теперь могут общаться только на уровне скандала.
- Ни она, никто с их стороны не пришел даже посочувствовать, - рассказывает Маргарита Павловна. - Даже слов не нашли.
- Слова нашлись, но оказались искажены до неузнаваемости.
- Сразу, когда меня снимало местное телевидение, я сказала, что очень сочувствую, - говорит Рая Магомадова. - Что, если бы такое случилось с моими детьми, я бы сама всех убила. Но мои первые слова вырезали, а оставили только последнюю фразу.
Алексей Муртазаев после поджогов написал письмо в местную газету о том, что хороших людей все равно больше, а плохие - лишь случайность. И он благодарен многим русским за поддержку.
- В газете текст изменили и получилось, что хотя эти чеченцы и подлецы, но русские им все равно помогают, - говорит Алексей Муртазаев. - Вот такая у нас национальная политика.
Про политику было ясно еще год назад. И странно, что люди, поставленные "политическими соображениями" по разные стороны баррикад, еще рассчитывают на высшую дипломатию.
До трагедии обе стороны конфликта лишь собирали друг о друге пугающие сплетни. О способности одних - убивать, других - унижать. Теперь они молча боятся друг друга. Забывают, что, живя в соседних домах, нельзя сосуществовать сквозь фильтры. Сквозь фильтры молчания власти или "гибкости в изложении" прессы.
Фестиваля национальных культур не получится, пока не прибавится культуры общечеловеческой. Способности действовать словом, а не ножом и арматурой. И находить общий язык, не дожидаясь, пока молчание свыше прольется очередной кровью. Ведь в подобных войнах независимо от потерь победителей не бывает.
А В ЭТО ВРЕМЯ
В столице Карелии идет суд
Обвиняемые требуют перевода на чеченский язык, хотя между собой и с адвокатами-чеченцами общаются исключительно на русском
В верховном суде Карелии начался суд над шестью выходцами с Кавказа. Их обвиняют в хулиганстве, нанесении телесных повреждений различной степени тяжести, убийстве двух лиц из хулиганских побуждений при драке в ресторане "Чайка", что произошла в Кондопоге год назад. Прежде два жителя города (Сергей Мозгалев и Юрий Плиев, обвиняемые в избиении бармена, что и спровоцировало массовую драку) уже получили сроки заключения. Юрий Плиев отсидел свой срок.
Суд над пятью чеченцами и одним дагестанцем долго не могли начать. Обвиняемые требовали перевода на чеченский язык всех томов уголовного дела. Потом не могли дождаться адвокатов из Москвы. Наконец они приехали. И предъявили претензии к переводу. Дело в том, что переводчик в Карелии всего один, и он уроженец Дагестана. Адвокаты и их подопечные посчитали, что он неправильно трактует по-чеченски такие понятия, как "хулиганство", "непредумышленное деяние", "умысел".
Поэтому они отказали в доверии переводчику и обратились к суду с ходатайством о его отводе. Это значило бы новое затягивание процесса, поиск другого переводчика и его работу с некоторыми юридическими терминами и словами. Судья Александр Зайцев в одиночестве более получаса размышлял, как правильно поступить. И вынес решение: отказать в удовлетворении требований защиты.
На первом заседании суда обвиняемые говорили о том, что они невиновны и показания якобы у них выбивали с помощью физической силы. Их адвокаты вообще заявляли о давлении. Мол, глава республики дал указание "хорошо" рассмотреть дело. Сергей Катанандов действительно встречался с матерями погибших парней и заявил им, что виновные должны понести заслуженное наказание.
От потерпевших судье поступило заявление об угрозах в их адрес. Как сообщил помощник председателя верховного суда Карелии Андрей Воробьев, это заявление по решению председательствующего направлено для проверки в прокуратуру республики. Решаются вопросы обеспечения безопасности участников процесса.
Суд продолжается.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников