02 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

С ГРАНАТОЙ НА РАБОТУ

Давыдов Павел
Опубликовано 01:01 16 Сентября 2003г.
Российские специалисты возобновили строительство крупнейшей в Ираке ТЭС "Юсефия". Теперь главное для них - отбиться от желающих устроиться на работу. Свои требования иракцы подкрепляют демонстрацией оружия.

- Я просил взять на работу 10 человек. Устроили четырех, а шестерых - нет. Почему? Они сегодня утром уже приходили ко мне с гранатами и пистолетами. Хотите, чтобы завтра еще раз пришли?
Эти вопросы генеральный директор строительства крупнейшей в Ираке ТЭС Николай Мирошник задавал местному подрядчику, в ведение которого входит решение кадровых вопросов. Тот слабо отбивался, но видно было, что ему тоже несладко.
- У меня есть только 17 мест, - сокрушенно бормотал он, - а устроить просят 30 человек. Что делать? К тому же сегодня приходил шейх племени карабиля. Он говорит, что ему тоже обещали.
- Была договоренность с шейхами племен зубейд и увейсат, - без запинки, словно специалист по иракской этнографии, сыпет замысловатыми названиями русский строитель, - а с карабиля не было.
Этот разговор, свидетелем которого я стал в кабинете Николая Мирошника, продолжался около часа. Когда подрядчик вышел, директор стройки устало откинулся на спинку кресла и сокрушенно заявил:
- И так каждый день. До войны, - поясняет он, - на строительстве ТЭС работало около 600 российских специалистов и примерно 2200 местных рабочих. На сегодняшний день в Ирак вернулось только 50 специалистов, и мы смогли взять на работу 300 иракцев. Я каждый день растолковываю, что новых людей будем принимать по мере приезда наших специалистов - приедет начальник участка, инженер, мастер, тогда и рабочие потребуются. Меня внимательно выслушивают, а потом вновь заявляют: берите нас на работу, мы сидим без денег. Сегодня с утра пришли 400 человек. Некоторые - с оружием.
Кадровый вопрос сегодня в "Юсефии" - самый трудный. Иракцам, не имеющим работы, нужно кормить семьи, и все они рвутся на прежнюю работу. Местного подрядчика, который крутится, как уж на сковородке, уже били. А русский директор рад бы, да не может разворачивать строительство - спецов из России негде расселять.
До войны рядом с площадкой, на которой возводилась ТЭС, располагался небольшой уютный поселок российских строителей. Жили они в небольших деревянных домиках-вагончиках, рассчитанных на двух человек или на семью. В вагончике одна комната-спальня, довольно большая кухня, она же столовая, туалет, душ, горячая вода. Там стояли мощные кондиционеры, гарантирующие прохладу даже в разгар иракского лета. В каждом доме был телевизор, принимавший через спутниковую антенну несколько российских каналов, холодильник, газовая плита. В поселке имелись бассейн, сауна, волейбольная площадка, теннисный корт, клуб, бильярдная, медицинский пункт, магазин, кафе. Была и собственная столовая на 150 человек. Кашеварили в ней жены командированных из России работников.
- Когда мы вернулись на стройку после войны, - рассказывает начальник отдела по технике безопасности Юрий Сулейманов, - то увидели грустную картину. Поселок был буквально разгромлен: жители близлежащих деревень разворовали практически все, вплоть до последней вилки. Правда, вилки, как нас заверили, могут вернуть, - смеется он. - Здесь ими не пользуются.
- А если серьезно, - говорит Юрий, - то на сегодняшний день мы смогли восстановить лишь 76 домов, в которых могут разместиться примерно 100 человек.
На стройку ТЭС в Ирак сегодня возвращаются те, кто работал на ней и до войны. С одной стороны, уже привыкли, с другой, и уровень оплаты стал сейчас повыше. В "Юсефии" получают теперь надбавку за риск. К концу сентября планируется удвоить число работающих на стройке россиян.
Мерно гудевший все время нашей беседы кондиционер вдруг умолк: отключилось электричество.
- Вот тебе на, - удивился Юрий. - У нас такое случается крайне редко.
Тут уж настал мой черед удивляться. В Багдаде электричество отключают и вновь дают в среднем с интервалом в три часа. И так во всех районах страны. Большая часть действующих электростанций работает далеко не на полную мощность. Часть из них пострадала во время военных действий, большинство же были разграблены в обстановке беззакония и хаоса, воцарившейся после падения режима Саддама Хусейна. Повреждены и линии электропередачи. Почему же вдруг тут, в этой иракской глухомани, нет перебоев с электричеством?
- Нашему директору удалось договориться с иракскими энергетиками, чтобы стройку обеспечивали электроэнергией круглосуточно, - раскрывает секрет мой собеседник.
У российских энергетиков хорошие, давнишние связи с иракскими коллегами. Договориться им не сложно. Они работают на иракском рынке с начала 70-х годов прошлого века и зарекомендовали себя как хорошие партнеры.
- Прежде всего благодаря тому, - поясняет Мирошник, - что наши станции надежны и просты в эксплуатации. Даже поврежденные во время операции "Буря в пустыне" в 1991 году ТЭС "Насерия" и "Наджибия", построенные "Технопромэкспортом" в 70 - 80-х годах на юге Ирака, продолжали бесперебойно работать.
Сейчас же "Технопром" стал первой иностранной компанией, вернувшейся в Ирак. Главное, что заставляет иракцев уделять повышенное внимание строительству ТЭС в "Юсефии", - нехватка электроэнергии. Эта проблема стоит для Ирака в одном ряду с проблемой обеспечения безопасности. Озабочены ей и американцы.
- Временная администрация Ирака, возглавляемая американским дипломатом Полом Бремером, - говорит руководитель отделения "Технопромэкспорта" в Багдаде Олег Шейкин, - включила "Юсефию" в число первоочередных объектов.
Контракт на строительство ТЭС "Юсефия" был подписан еще в 1987 году. К июню 1990 года была создана необходимая инфраструктура. А к январю 1991 года на расположенной на берегу Евфрата стройплощадке не осталось ни одного советского специалиста: на Ирак надвигалась "Буря в пустыне". Когда российские специалисты вернулись на стройку десять лет спустя, поставленного ранее оборудования и материалов они не нашли. Пришлось завозить заново. Последняя война не затронула "Юсефию". И российские энергетики уже в третий раз принялись возводить несчастливую ТЭС.
- По условиям контракта первые три энергоблока по 210 мгВ, - рассказывает Николай Мирошник, - мы должны были сдать к концу 2003 года. А к середине 2006 года планировали завершить строительство, выведя станцию на проектную мощность в 1680 мгВ. Сейчас обстановка настолько непредсказуема, что загадывать какие-то сроки просто невозможно. Полтора месяца назад прямо за забором, что ограждает строительную площадку, был взорван американский БТР. Мы собрали шейхов местных племен и сказали, что, если так будет продолжаться, мы уедем, и у Ирака не будет ТЭС, а у ваших людей - работы. С тех пор у нас все, слава Богу, тихо.
Да, в "Юсефии" все вроде тихо. Только зависающие иногда по ночам над поселком строителей американские вертолеты заставляют вибрировать хилые деревянные коробочки. Но по сравнению с беспределом, что творится за пределами стройки, это сущие пустяки. Чтобы успокоить родных в Красноярске, Симферополе или Перми есть спутниковый телефон.
Я покидал "Юсефию" в середине дня. Вокруг ни души. Даже у закрученных на толстую цепь ворот на выезде из поселка российских строителей не было охранника. Люди придут к этим воротам только завтра утром. Возможно, с гранатами в руках. И будут снова требовать взять их на работу.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников