04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НИ ОДИН ПОГИБШИЙ НЕ ОПОЗНАН

Пермский край вместе со всей страной скорбит по жертвам авиакатастрофы, унесшей 14 сентября жизни 88 пассажиров лайнера "Боинг 737-500" авиакомпании "Аэрофлот-Норд". С самого утра понедельника, объявленного в регионе днем траура, пермяки несли цветы и зажженные свечи к месту падения самолета.

В Пермь продолжают прибывать родственники погибших в авиакатастрофе. Из аэропорта Большое Савино и с городского железнодорожного вокзала на специальных автобусах их везут на улицу Советской Армии в краевой дворец культуры (бывший ДК "Гознак"). Там разместился круглосуточный штаб по оказанию помощи членам семей жертв трагедии.
По информации председателя правительства края Валерия Сухих, на вчерашний день в гостиницах города были размещены 50 родственников погибших. Ожидается прибытие еще 20 человек. Вчера с родными жертв катастрофы работали представители следственного комитета. Кроме того, у людей начали брать кровь для проведения экспертизы ДНК - другим способом идентифицировать останки погибших невозможно.
- Процедура опознания будет проходить только на уровне экспертиз ДНК, - заявил руководитель Главного управления МЧС России по Пермскому краю Олег Попов. - Лайнер разрушен полностью, останки пассажиров и экипажа практически не сохранились.
По словам специалистов, проблем с забором крови быть не должно. Приехали почти все близкие пассажиров разбившегося лайнера (анализ ДНК делается только по крови родных, состоящих в близком родстве). Тем, кто не смог прилететь в Пермь, предложено сдать кровь в своем регионе. Само исследование будет проведено в Москве, в Российском центре судебно-медицинской экспертизы.
Процедура опознания, как сообщили в МЧС, займет примерно месяц. А значит, предать земле тела жертв катастрофы родственники смогут не раньше середины октября.
В фойе ДК "Гознак" еще не успели убрать разноцветные шары с потолка. Спустя почти 10 часов после трагедии на лавках, что стоят вокруг двух колонн и у стен, сидят люди. У кого-то из них - застывшее лицо, другие, наклонившись, вытирают платком слезы. То и дело разговоры заглушает плач.
К стене, на которой висят списки погибших в авиакатастрофе, подходят новые и новые люди и с застывшими от напряжения лицами пробегают глазами строчки.
"Этот парень, например, был у нас арендатором, - нашла знакомую фамилию Елена Першикова, владелец юридической фирмы. - А это - его друг. Судя по фамилии и году рождения, рядом - жена. Ниже - ребенок. У меня сегодня день рождения. Я и так не хотела пиршествовать, а сейчас все мысли только о том, как я могу помочь близким погибших людей". Друг Елены должен был лететь этим рейсом. Она рассказывает: "Он в Барселоне он не мог купить билет на самолет в Москву. Я не находила себе места от того, что он никак не может прилететь. А сейчас..."
К Елене подходит ее маленький сын и просит поиграть с ним.
- Посмотри, сколько фамилий, - показывает на листок бумаги женщина. - Все они умерли. Все летели на том самолете, который ты утром видел по телевизору.
Рядом сидит пожилая женщина, еле удерживаясь на месте, она плачет и мнет в руках платок. Девушка, сидящая рядом, лишь обнимает соседку. Другая девушка возвращается от стола с бутербродами, несет стаканчик, из которого идет пар, и тоже безмолвно садится рядом.
Напротив сидит девушка, держит в руках мобильный телефон и плачет, не произнося ни слова.
В стороне кучкой стоят юноши и девушки, психологи городского и краевых управлений внутренних дел. "Надо ехать в аэропорт, - говорит один. - Задача - узнать, сколько родственников погибших прилетит на шестичасовом рейсе. Исходя из этого - понять, сколько мы отправим психологов, которые будут встречать людей, и сколько мест надо оформить в гостиницах".
Ко мне подходит женщина-психолог с листом с фамилиями, где напротив каждой фамилии стоят разные знаки, написанные от руки: "Вы нашли кого-то в списке?" Узнав, что я "из газеты", женщина лишь произносит: "Слава Богу". "Еще многих родственников погибших мы не нашли. Но обязательно найдем, надо будет взять у них кровь, чтобы проводить опознание останков", - не повышая голос, говорит собеседница.
Стоят на площади и машины "скорой помощи". С включенными сиренами подъезжают новые. "У людей случаются срывы, бывает, они не могут контролировать свои эмоции. Тут одним словом не поможешь - нужна и медицинская помощь, - считает Людмила Кочкаева, директор Центра доверия, работающая в ДК. - Конечно, психологи здесь - профессионалы высокого класса. У меня у самой двадцатилетний опыт. Но все-таки не по себе. То, что произошло, - самая большая потеря для города за последние 20-30 лет. Помните, были чеченские войны, оттуда приходило по 18-20 гробов. А здесь и войны никакой нет... Самолет упал прямо в городе. Погибли в основном молодые люди, которые еще многое могли бы сделать. Моя задача сейчас - помочь близким погибших найти новый смысл жизни, научиться жить с этой потерей".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников